Большие планы. Как Telegram пытается стать Facebook

24 декабря 2020, 13:30
НВ Премиум

Павел Дуров решил выстроить бизнес-модель для своей компании Telegram, пытаясь обогнать Facebook и не заметив его ошибок

Павел Дуров, основатель Telegram, заявил о монетизации своего детища. Это крайне дерзкий шаг со стороны бизнесмена, хорошо умеющего копировать выдумки других людей.

Так, Дуров хочет создать на базе Telegram рекламную платформу и платные стикеры. Деньги ему нужны, чтобы оплачивать счета за сервера и техническое сопровождение проекта.

Видео дня

По сути, Дуров пытается сделать то, что пока не особо удается Марку Цукербергу с WhatsApp. Впрочем, Дуров пошел дальше — если WhatsApp остается преимущественно мессенджером, то Telegram превратился из мессенджера в социальную сеть благодаря развитию каналов с подписчиками.

Нет ничего удивительного в том, что Дуров хочет зарабатывать деньги. Вопрос в другом. Введением легитимизированной рекламной платформы Дуров может отобрать заработок у Telegram-блогеров, промышляющих в своих каналах заказами от брендов, компаний и различных информационных кампаний.

В этом смысле показателен пример Instagram. Тот изначально очень аккуратно запускал собственный рекламный сервис, понимая, что многие топ-блогеры зарабатывают большие деньги на размещении заказных постов. Так, Ким Кардашьян, по данным журналистки Сары Фраер, получает $1 млн за один рекламный пост.

Кроме того, Дуров говорит, что Telegram «находится на пути к миллиардам активных пользователей». Опыт Twitter, Facebook и Instragram указывает на то, что этот путь возможен только при масштабном привлечении к участию в соцсети мировых знаменитостей.

Другими словами, Дурову надо убедить избранного президента США Джо Байдена, рэпера Snoop Dogg, футболиста Лионеля Месси, актрису Николь Кидман или певицу Билли Айлиш завести по Telegram-каналу. Вряд ли это легкий процесс. Так, поп-исполнитель Джастин Бибер в свое время просил у Instagram долю акций за то, что будет вести собственный популярный акаунт, пригрозив в случае отказа закрыть его.

Мало того, что многие заморские селебритис считают Telegram российской соцсетью и переживают о своих персональных данных, так еще и текстовый формат этой соцсети отпугивает знаменитостей. Байдену вполне хватает Twitter с его миниатюрным форматом постов. А в Instagram вообще можно ничего не писать, только постить фото.

Дуров не столь активен в инновациях, как Цукерберг с Систромом

Текстовые соцсети и блог-платформы давно считаются «невзлетными» в Кремниевой долине. Ни Tumblr, приобретенный Yahoo, ни Blogger, купленный Google, не стали сверхуспешными бизнес-проектами. То, что текстовый проект взлетел у Дурова, много говорит об аудитории его пользователей.

Эта аудитория — постсоветский мир, Ближний и Средний Восток. То есть это регионы активных политических и социальных изменений, а также знаковых событий, о которых лидеры мнений предпочитают рассказывать в аналитическом формате, причем делать это регулярно.

Этим путем пытался развиваться Facebook, пока не попал в скандал с таргетированной политической рекламой команды Дональда Трампа во время президентских выборов в США в 2016-м. Барак Обама лично убеждал Цукерберга улучшить алгоритмы отображения политической рекламы, но тот лишь отвечал, что все будет хорошо.

Еще одна специфика соцсетей Цукерберга — Facebook и Instagram — состоит в том, что 70% решений там принимается с мыслью о самых популярных аккаунтах. Цукербергу хочется, чтобы человеку с миллионом подписчиков было в его экосистеме максимально комфортно. А рядовые пользователи, которые постят фото семейной вечеринки на Рождество и ругают власть короткими постами, — не в приоритете. Отсюда рождение многих алгоритмов в этих соцсетях, которые непонятны массовой публике.

Даже запуск исчезающих Stories в Instagram и Facebook с целью призвать пользователей быть смелее с контентом и не стесняться постить фото с вечеринки с алкоголем произошел во многом благодаря решительности Кевина Систрома, основателя Instagram. Он убедил Цукерберга в 2016-м, что если не запустить функцию Stories, рынок соцсетей подомнет под себя SnapChat.

Дуров не столь активен в инновациях, как Цукерберг с Систромом. Он уверен, что дай лишь восточному европейцу — украинцу или белорусу — платформу, чтобы писать тексты, тут же найдется уйма желающих поделиться своими творениями с окружающим миром. Эта ставка оправдала себя, но для расширения аудитории нужно больше, чем просто платформа для публикации текстов.

Telegram не станет Facebook, пока не возьмет на вооружение те же масштабные проекты, за которые брался Цукерберг — покупку новых технологий на рынке, модерацию контента, борьбу с фейками и дезинформацией. Мы в Украине изрядно наелись фейков, идущих из глубин Telegram, которые погрязли в даркнете.

Что может прийти Дурову в голову в дальнейшем? Он мечтает, например, о запуске криптовалюты, но пока не может убедить американские финансовые регуляторы в безопасности такого цифрового актива. Главная проблема криптовалют и цифровых денег — это посягательство на монетарную власть центробанков.

Если Центробанки имеют государственный статус и выполняют для экономики роль кредитора последней надежды, то эмитенты цифровых валют не хотят брать на себя такую ответственность, а лишь хотят зарабатывать и получать максимальное количество информации о финансовых транзакциях своих пользователей.

Вот здесь Дурова ждет важный урок. Цукерберг, прошедший не одно слушание в Конгрессе США, очень четко понимает ответственность соцсетей перед прогрессом мировой демократии. Дуров же строит Telegram исключительно как бизнес. Он не любит говорить о своих политических взглядах и не имеет имиджа резкого критика Владимира Путина.

Американские и европейские регуляторы уверены: соцсети играют слишком большую роль в жизни людей. А желание собственников и менеджмента соцсетей еще больше нарастить эту роль может угрожать, по их мнению, мировой информационной безопасности.

Дуров же пока думает о максимизации прибыли от Telegram. Он заявляет, что не намерен продавать свою соцсеть, но здесь находится, наверное, в плену своих иллюзий. Если бы Дуров даже захотел продать Telegram, то покупатель может и не найтись. У интернет-гигантов — Google и Facebook — и так есть проблемы с антимонопольными органами в США. Вряд ли они могут позволить себе купить что-то крупное. Продаться же какому-нибудь пенсионному фонду — из Калифорнии или Норвегии — тоже сложно, ведь для управления соцсетью нужно найти качественный менеджмент, а тот еще надо поискать, обойдя все злачные места Сан-Франциско и не только.

Поэтому Дурову светит, скорее всего, попытка выстроить бизнес-модель, чтобы хотя бы из года в год сообщать миру о росте своей прибыли. Стать вторым Facebook будет очень сложно.

Telegram — это технологический победитель на развивающихся рынках, которому будет сложно продвигать свои инновации и свою бизнес-модель на любом развитом рынке из-за его зарегулированности. Ни власти Евросоюза, ни власти США не заинтересованы в глобальном росте еще одной гигантской соцсети. Да, они хотят добавить конкуренции на этом рынке, но за счет относительно небольших игроков, которые не занимаются беспощадной эксплуатацией сетевого эффекта. Поэтому разговоры Дурова о миллиардах активных пользователей совсем не обязательно помогут ему в будущем.

Да и вообще, учитывая насыщенность современной культуры всем тем, что ей дают соцсети, время серьезно поговорить о том, куда мы со всем этим двигаемся. Иначе будем и дальше выслушивать критику со стороны старшего поколения о том, что променяли книги и театр на Facebook.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X