Сценарий для Голливуда. Нас ждет великий исторический момент

23 мая 2018, 02:03
Цей матеріал також доступний українською

Я настроен оптимистично: у нас есть шанс быть свидетелями воссоединения самого кровавого разделения в истории за последние сто лет

Джетлаг (синдром смены часовых поясов) может сыграть злую шутку с вашим мозгом. После недели сбора фактов в Сеуле, проводя бессонную ночь из-за 13-часовой разницы с домом, трудно понять, мыслите вы рационально или грезите. Как бы там ни было, сейчас ситуация видится мне с точки зрения голливудского сценария. И как хороший сценарист, не могу представить сюжет, без основательного знакомства с главными действующими лицами.

В центре внимания – два небезупречных героя: они – маловероятные партнеры по установлению мира. Это – президент США Дональд Трамп: ему 70 лет, он нарцисс и оскорблен тем, что враги хотят объявить ему импичмент; и северокорейский диктатор Ким Чен Ын: считают, что ему 35, он казнил своего дядю и убил сводного брата, до недавнего времени его интересовало только быстрое развитие ядерного, кибер- и обычного оружия.

Их самоназначенный посредник – президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин: ему 64, в такой роли он поражает своих союзников, возможно, чрезмерной принципиальностью, вкрадчивостью и вежливостью. The Atlantic Council в сентябре прошлого года удостоил президента Муна, сына северокорейских беженцев, своей премией Global Citizen Award, отметив его жизненный путь: от студенческого заключения из-за протестов до его ошеломляющей антикоррупционной победы на выборах в 2017 году.

Любого хорошего результата можно добиться, если хорошо подготовиться к 12 июняНо даже мы не могли представить себе, насколько быстро ему представится возможность реализовать мечту всей жизни: установить мир на Корейском полуострове. Когда на этой неделе он прибывает в Вашингтон, чтобы помочь президенту Трампу подготовиться к саммиту 12 июня с лидером Северной Кореи, инсайдеры подчеркивают, что он мог бы потратить меньше времени на подготовку основ этой сделки (это задача, скорее, для рядовых), а больше проинструктировать главного переговорщика в том, как подвести Северную Корею к необходимой финишной черте.

По мнению руководства Южной Кореи, такое необычное сочетание личностей дает больше возможностей, чем преград для договоренности. Все три стороны связаны большим желанием достичь соглашения. Киму нужны гарантии США о том, что смена режима не произойдет, а экономические санкции смягчат – чтобы модернизировать и открыть его страну. Президент Трамп хочет противостоять своим врагам, укрепить свое правление и выиграть Нобелевскую премию мира. Мун хватается за возможность установить мир: шанс, выпадающий раз в жизни, который может не повториться и через десятилетия, если сейчас упустить возможность.

Китайский лидер Си Цзиньпин остается на заднем плане – как возможный вредитель или помощник в развитии событий. В этой ситуации он видит как потенциал, так и опасность: правильный мирный договор может ослабить альянс США с Южной Кореей, уменьшить угрозу конфликта и потока беженцев к китайским границам. Что, в конечном итоге, приведет к выводу американских войск из Южной Кореи. И наоборот, если Трамп справится слишком хорошо, Китай может столкнуться с более сильной, крупной и воссоединившейся Кореей: региональным оплотом демократии и союзником США.

Любого хорошего результата можно добиться, если хорошо подготовиться к 12 июня. Экспертам придется работать над сложными деталями последовательности денуклеаризации, дипломатической нормализации и смягчения санкций таким образом, чтобы стимулировать Северную Корею и помочь США добиться «постоянной, поддающейся контролю и нерушимой денуклеаризации».

Чтобы Северная Корея пошла на это, Соединенным Штатам и их союзникам придется убедить их лидера в том, что сохранение ядерного потенциала не укрепит, а подвергнет его режим большей опасности. Что потребует смены его мнения о том, что от ливийского сценария развития событий его отделяет только наличие ядерного оружия.

Однако представители Южной Кореи считают, что, используя только метод кнута, они рискуют получить неприятные последствия: Ким может сам выйти из переговоров или сторонники военного решения проблемы могут вынудить его сделать это. Учитывая, что в Северной Корее безоговорочно освободили трех американских заключенных и демонтировали свой ядерный полигон, это время может быть как раз подходящим не только для кнута, но и пряника. Которыми могут быть аналогичные шаги, возможно, с привлечением гуманитарной поддержки ООН, или другие подобные действия.

Президент Мун может предложить Трампу изучить, возможно, самую важную «видеоинструкцию» перед саммитом в Сингапуре: видео общения самого Муна с Кимом во время встречи в Панмунджоме 27 апреля. Там два корейских лидера вошли в историю – рука об руку, вдоль самой вооруженной границы мира. Трамп увидит, как сдержанный, спокойный, дружелюбный и смиренный лидер Южной Кореи даже своими жестами выражает уважение Киму и относится к нему как к равному.

На первый взгляд может показаться, что из-за разящих личностных отличий между Трампом и Муном, подобный подход вряд ли удастся применить еще раз. Тем не менее, вряд ли кто-то лучше Трампа знает, как включить очарование ради необходимой договоренности. Южнокорейцы, имевшие дело с Кимом, верят, то в Сингапуре Трампу удастся достигнуть даже большего с помощью спокойного обхаживания, а не агрессивного поведения. Да и жесты, которые способствуют упрощению этой сложной задачи – заставить Ким Чен Ына попасться на удочку, – могут быть максимально простыми: например, открыть дверь перед северокорейским лидером или налить ему чашку чая.

Руководители Южной Кореи считают хорошими знаками, что на этой неделе президент Трамп ответил на отмену встречи с лидером Северной Кореи, встречей с лидером Южной Кореи. А также что он назвал отвратительным заявление советника по национальной безопасности США Джона Болтона о том, что денуклеаризация Северной Кореи будет проходить по ливийскому сценарию – со свержением и смерть Кима.

Отвечая на вопрос СМИ, Трамп несколько раз повторил, что ничего не изменилось: саммит состоится. Что касается Болтона, он сказал: «Ливийская модель – не та модель, в которой мы хотим решить ситуацию с Северной Корее». В этой сделке Трамп может просто выстроить свою индивидуальную версию поведения Муна в Панмунджома. Нетрудно представить ряд условий, которые помогли бы состояться этой сделке. Которая, возможно, со временем сможет даже превратить Корейский полуостров в безъядерную зону мира и процветания.

Я был свидетелем мирного объединения Германии и окончания холодной войны, когда этого еще никто не ожидал: вооруженный ядерным оружием СССР только накалялся изнутри. И сейчас я оставляю Южную Корею с подавляющим чувством, что, возможно, мы переживаем еще один великий исторический момент.

Или нет: и, возможно, я просто грежу. В любом случае, если все сложится абсолютно не так, как описано – обвиняйте джетлаг.

Перевод НВ

Новое Время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Фредерика Кемпа на Atlantic Council. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Больше мнений здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

События

Вчера, 20:57

img
В Киеве проходит неделя КиевПрайд-2019 в поддержку ЛГБТ-сообщества — полная программа
Политика

Вчера, 18:25

img
Кроме костюма. Как послабления в правилах могут повлиять на работу Администрации президента
События

Сегодня, 13:58

img
Коммунизация в Харькове. Как Кернес может ответить за отказ переименовывать проспект Жукова