14 ноября 2018, среда

Страна сотен тысяч банкротов

2 комментировать

Кодекс по процедурам банкротства: какие сюрпризы ждут украинских банкротов

На прошлой неделе Верховная Рада приняла Кодекс по процедурам банкротства под лозунгом, что это «даст возможность Украине подняться в общем рейтинге Doing Business» на десять позиций. Но реально ли новоиспеченный закон станет эффективнее действующей версии и не приведет ли та спешка, с которой рассматривался проект во втором чтении, к хаосу в и без того сложных производствах? Мой обратный отсчет до решения голосовать против этого Кодекса:

10. Пан или пропал. Новенький институт в банкротстве – производство в отношении физических лиц, не являющихся предпринимателями. За красивыми словами об улучшении ситуации с валютными кредитами и в целом долгами населения, есть несколько серьезных рисков.

Первый риск. Да, задолженность по валютному кредиту пересчитывается в гривну и погашается в размере 100% от рыночной стоимости недвижимости (с учетом уже погашенной суммы тела кредита). Но есть одно «но». Такая стоимость определяется оценщиком, выбранным кредитором. Это означает, что банк может выбрать любую контору, которая «нарисует» в такой оценке все, что заблагорассудится. Следует обратить внимание, что если должник вместе с кредиторами не придут к соглашению относительно условий плана реструктуризации долгов в течение 120 дней – суд признает должника банкротом и начинается продажа имущества и удовлетворение требований кредиторов.

Риск второй. В случае, если физическое лицо банкрот из активов имеет только квартиру, но более 60 кв.м. или дом, но больше 120 кв.м. – кредиторы могут продать недвижимость, несмотря на то, что вся семья останется жить на улице. Кроме размеров есть еще одно исключение – если жилая площадь недвижимости не более чем 13,65 кв.м. на каждого члена семьи должника. Для более легкого восприятия – в помещении должно проживать примерно от 5 человек для квартиры и от 10 человек для дома. И не следует забывать, что все эти люди должны обязательно быть членами семьи банкрота.

Риск третий. Существует другая сторона медали. Должник переписал/передал все имущество третьим лицам до подачи заявления об открытии производства по делу о банкротстве. Тогда мы имеем ситуацию, когда продавать нечего, а долги (кроме алиментов, ущерба, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья или смертью физического лица, а также требований, неразрывно связанных с личностью физического лица) подлежат списанию. На первый взгляд представляется, что других долгов у физического лица и быть не может. Но на этом этапе следует упомянуть о физических лицах – предпринимателях, которых фактически уравняли с теми, кто не ведет коммерческой деятельности. Поэтому списать можно будет долги перед контрагентами, перед налоговой и даже перед собственными работниками.

9. Ответственность руководителей за чужое бездействие. Почему за чужое? Потому что предусмотрено, что руководитель несет вместе с должником ответственность перед кредиторами, если он допустил нарушение требования относительно обязательного обращения в суд с заявлением об открытии производства по делу о банкротстве. На первый взгляд кажется, что норма вполне справедлива, но для подачи соответствующего заявления в суд необходимо наличие решения высшего органа управления должника, то есть фактически владельцев бизнеса. Так как же руководитель, он же "директор", должен заставить владельцев официально оформить такое решение? Более того, последним будет выгодно игнорировать руководителя, чтобы «повесить» на него половину долгов предприятия.

8. Отсутствие независимости и беспристрастности арбитражного управляющего, то есть человека-профессионала, который по замыслу должен играть ключевую роль в банкротном деле, и за это получить вознаграждение. Кодекс предусматривает, что комитет кредиторов, то есть семерка тех, кому больше денег должны, в любой момент, без каких-либо объяснений и оснований могут заменить арбитражного управляющего на любого другого управляющего, избранного по собственному желанию. Какая беспристрастность и независимость здесь может быть, если влиятельные кредиторы ставят «у руля» своего человека? Будут ли кредиторы заинтересованы в восстановлении платежеспособности?

7. Продажа имущества обанкротившегося за копейки. Согласно закону оценку должен осуществить арбитражный управляющий и затем утвердить на комитете кредиторов (куда входят не все кредиторы банкрота). Как мы установили ранее, комитет кредиторов по собственной прихоти может управлять вопросом избрания кандидатуры арбитражного управляющего. Не приведет ли такой порядок к злоупотреблениям в виде продажи имущества по явно заниженной стоимости с целью дальнейшей перепродажи – можем только гадать.

6. Залоговые кредиторы как инициаторы банкротного дела. Залоговыми кредиторами являются лица, задолженность перед которыми обеспечена залогом имущества должника. Это положение привлекло внимание по двум причинам.Первая – к «классическим» залоговым кредиторам добавились кредиторы, требования которых к другим лицам обеспечены имуществом должника. Получается, что инициировать дело можно на основании «чужой» задолженности только потому, что кто-то за кого поручились имуществом, не выполняет своих обязательств. Второе – а зачем тем, погашение задолженности перед которым гарантированы конкретным имеющимся имуществом, инициировать открытие производства по делу, если можно забрать и продать заложенное имущество и погасить этим задолженность? Ради «усложнения жизни» должника? Или упрощения жизни банкам? Фактически они получили возможность «шантажировать» поручителей возможностью открытия дела в случаях предъявления требований по погашению задолженности кредитора. И если вы достаточно успешная компания, вряд ли будете рисковать бизнесом и точно банки получают сильную переговорную позицию.

5. Несуществующая система. Как быть с положениями, которые требуют существования так называемой «Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы»? Классная новая система оборота документов в электронном виде, которая должна действовать в системе судов Украины, но уже год никак не реализуется. Уже год суды пользуются «Переходными положениями» новых редакций процессуальных кодексов, предусматривающих алгоритм действий до начала функционирования этой технологии. Что же должны делать судьи, когда им понадобится определить кандидатуру арбитражного управляющего с помощью несуществующей программы? Об этом кодекс о банкротстве умалчивает.

4. Размер имеет значение. Куда исчезли требования, необходимые для открытия производства по делу о банкротстве, а именно относительно размера денежных требований и срока, в течение которого такую задолженность невозможно погасить. Такой нюанс увеличивает количество ненужных действий со стороны суда в связи с тем, что судам придется открывать производство по делу о банкротстве при наличии просто небольших долгов, даже без подтверждения факта неплатежеспособности, то есть невозможности погасить такую ​​задолженность. Да, эти производства дальше можно будет закрыть, но зачем их изначально открывать? Фактически любой минимальный кредитор, даже если это задолженность за несколько пачек бумаги, может «потренировать» даже крупнейшие компании.

3. Ограничение права на обжалование. Новый кодекс предусматривает, что Верховным судом будут пересматриваться выводы апелляции по результатам пересмотра решений только об открытии производства и признании должника банкротом. Неужели уважаемые законодатели решили, что дела о банкротстве настолько просты, что можно в такой степени ограничить право участников дела на обжалование решений? А как же право на доступ в суд? На справедливое разбирательство? Право на суд, одним из аспектов которого является право доступа в суд не является абсолютным – оно может быть ограниченным, однако право доступа в суд не может быть ограничено таким образом или в такой степени, что будет нарушена сама его сущность. Эти ограничения должны иметь законную цель и придерживаться пропорциональности между использованными средствами и достигнутыми целями. Объективных обоснований причин такого ограничения найти не представляется возможным.

2. Как быть с «вымирающими» процедурами. Чтобы скорее подняться в глазах всего мира и прыгнуть в рейтинге законодатели предусмотрели, что Кодекс вступит в силу через полгода после официального опубликования. Более того, со дня вступления в силу этого акта дальнейшее рассмотрение всех открытых дел о банкротстве должно осуществляться по новому порядку. Из этого правила есть только одно исключение – дела, которые находятся на стадии санации (попытки восстановить платежеспособность). И здесь у нас возникает очень важный вопрос: а что делать с теми существующими делами, где будут «старые» процедуры, не предусмотренные новым Кодексом? Как быть с мировыми рассматриваемых? А с производствами, где должник ликвидируется собственником по особой процедуре? Или с производствами по отношению к отсутствующему должнику? Как быть с делами, инициированными кредиторами в отношении физических лиц – предпринимателей, или находящихся на стадии ликвидации? Каким вообще должен быть механизм перехода к новому регулированию процедур? А как быть с рассмотрением кассационных жалоб, рассмотрение которых уже идет? Вопросов куча, а ответов на них в Кодексе не найти.

1. «Банкротный» кодекс vs Хозяйственный процессуальный. Как же следует направлять дела в вышестоящие инстанции? Процессуальный кодекс пока предусматривает обязательность приостановления производства и отправки всех материалов в банкротном дела в вышестоящие инстанции. В то же время, Кодекс по процедурам банкротства прямо предусматривает запрет приостановления производства по делу о банкротстве. Так положение какого кодекса должен применить суд? Опять законодатель создал пробел и риск различного применения.

Мой обратный отсчет, к сожалению, не исчерпывающий и еще много вопросов вызывает только что принятый документ. Поможет ли Украине Кодекс по процедурам банкротства в том виде, который принят, оздоровить бизнес-климат и упростить жизнь украинцам, можно только догадываться. Сегодня я его оцениваю больше как угрозу для малого и среднего бизнеса, и вижу серьезные риски злоупотреблений по делам о банкротстве физических лиц (с обеих сторон и кредиторов, и самих должников) и создания безоговорочно необоснованного преимущества в сторону интересов банков и других кредиторов.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Мы в 2020 году. Как изменится Украина?

В четверг, 15 ноября, состоится финальная лекция НВ из цикла "Украина 2020. Что ждет страну".

Что можем сделать мы, чтобы Украина наконец стала успешной страной?

Прийти на лекцию
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.
ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЫЛКУ   Мнения   И ЧИТАЙТЕ ТЕКСТЫ ИЗБРАННЫХ АВТОРОВ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР В 21:00
     

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.