Россия не боится санкций — она привыкла к нищете

31 мая, 21:20
Эксклюзив НВ

Россия не боится никого и ничего. До тех пор, пока с ней имеют хоть какое-то дело. Пока ее учитывают. Пока куда-то приглашают, пока общаются с ее лидерами

Российское вторжение в Украину не в первый раз с аншлюса Крыма сравнивают с аналогичными действиями нацистской Германии в 1930-х. Чтобы обречь Россию на такой же финал. Путину прочат судьбу Гитлера не только соцсети, но и десятки экспертов-аналитиков. Но на взгляд не политолога или экономиста, а интересующегося историей человека между нынешней путинской Россией и тогдашней гитлеровской Германией есть экономическая разница. Которая за почти сто лет преодолена не была.

Видео дня

Гитлер одно время сделал ставку на капиталистов, как Путин — в свое. Нацистская экономика была милитаризованной, как путинская. Райх практиковал принудительный труд, трудовую повинность и исправительные работы. Наверное, долго бы так не продолжалось. Но в краткосрочной перспективе экономический подъем имел место. И был заметен на фоне кризиса, из которого не могла выйти все десять лет своего существования предшественница Третьего Райха, условно демократическая Веймарская республика.

Во Вторую мировую Гитлер ввел Германию достаточно состоятельным, бюргерским государством. Война ее разорила. Российская Красная армия насиловала и грабила там, куда союзники позволили дотянуться, — доказательство того, что значительно большее по территории и завоеванным ресурсам СССР с показушной индустриализацией и фальшивыми стахановцами оставалось государством городских люмпенов и сельской бедноты. То есть нищей.

Тоталитарные режимы одинаково позорны. Однако нацистская Германия все же была для сталинской России недостижимой в экономическом, гуманитарном, и вообще цивилизационном плане. И немцы среди прочего не простили Гитлеру и нацистам своего обеднения. Ситуацию, как известно, спас план Маршалла.

Россиян веками приучали к тому, что их жизни не имеют значения

С тех пор Германия боится снова ухудшить свое благополучие. Для них нищета, руины, голод и русский солдат, мародер и насильник — такая же историческая травма, как для Украины — Голодомор. Так что немецкое правительство достаточно легко напугать перспективой даже малейших проблем в экономике.

О советском, а теперь русском народе такого не скажешь. Несмотря на сходство режимов Гитлера и Путина, несмотря на сходство взглядов и методов правления, русский народ в массе своей до сих пор не знает, что такое жить зажиточно. Это прямо подтверждает ужасный опыт российской оккупации, которую украинские регионы пережили или, к сожалению, до сих пор переживают.

Скромная украинская деревня на Киевщине, еще и далеко от основного путепровода, в глазах российского гражданина выглядит буржуйским раем, не меньше. Их удивляют и злят асфальт, водопровод, газ и унитаз. Мы для солдат Путина — как Германия и в целом Европа для солдат Сталина. Следовательно, советская Россия оставила в наследство Российской Федерации непреодоленную, по крайней мере, столетнюю нищету.

Российский фюрер обогатил себя и купил лояльность ближнего круга. Большинство же заработанных торговлей углеродом денег до сих пор оседает в Москве и Санкт-Петербурге. За пределами двух главных российских городов, как говорят сами знатоки России — в ста километрах от московской кольцевой дороги, начинается нищета. Чем дальше, тем заметнее и неотвратимее.

Регионы, которые дают нефть и газ, то есть территории, которые обогащают федеральный бюджет, живут бедно или очень бедно. Та же картина в округах, богатых другими природными ресурсами, от полезных ископаемых до морепродуктов. Россия сотни лет расширяла территорию за счет завоеванных и аннексированных земель. И эти территории прозябают в нищете ровно столько времени, сколько находятся в составе сначала царской России, затем СССР, и вот теперь — России путинской.

Усилиями украинских властей и наших союзников на Западе все же удалось ввести шестой пакет санкций против России. Еще на этапе обсуждения его называли не подействующим с нужной эффективностью. А сразу после внедрения украинцев призывают не радоваться преждевременно. Однако политологи и экономисты почему-то не принимают во внимание тот факт, что речь идет об уникальной — со знаком минус, конечно, — стране, которой является Российская Федерация. Санкции болезненны, когда разоряют страну-виновника. Уникальность России в том, что сотня миллионов ее граждан эту прогнозируемую боль на себе не почувствует. Бедняку все равно, он привык жить бедно.

Обидно, но ежедневные потери россиян в боях с украинскими воинами тоже не подействуют. Потому что не шокируют. Русских веками приучали к тому, что их жизни и жизни их детей не имеют особого значения. Тридцать тысяч убитых для депрессивных регионов, которыми в России являются все, кроме Московской и Ленинградской областей (да, она не переименована, как у нас Кировоградская) не являются такими существенными потерями. Это мы в Украине оплакиваем каждого погибшего военного и гражданского. Собственно, так поступают и в большинстве цивилизованных стран.

Россия же имеет огромный болевой порог. Ведь русская культура не менее трех последних веков приучала ее носителей к нормальному восприятию боли, бедности, грязи и беззакония. А любимцы Путина, группа Любе, вообще имеет в своем репертуаре песню, которая называет печально известное русское бездорожье величественным. Другой преданный путинец, Олег Газманов, воспевает внешнее давление, которое только укрепляет, бетонирует россиян. Ему радостно подпевает на пафосных концертах русская молодежь.

Значит ли это, что на Россию не надо никак давить, махнуть рукой на тщетные попытки воздействовать на россиян уничтожением на полях военного и экономического боя? Вовсе нет. Просто, имея дело с Россией, надо понимать, что вы имеете дело с больным. Любой врач подтвердит: для лечения в первую очередь требуется правильный диагноз.

Вот он: Россия не боится никого и ничего. До тех пор, пока с ней имеют хоть какое-то дело. Пока на нее обращают внимание. Пока куда-нибудь приглашают, пока общаются с ее руководителями, пока слушают русскую музыку и смотрят русское кино. Пока русскую культуру берут в расчет.

Победить того, кто купается в собственном величии и делает бедность добродетелью, можно и нужно только одним способом — сбить спесь. Проявить пренебрежение. Разорвать все отношения, вынести за цивилизационный периметр. Такое поражение ощутимее, чем на поле боя. И это поражение приблизится.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Показать ещё новости
Радіо НВ
X