Китай, Россия и Украина. О чем говорили на Саммите демократий в Копенгагене

17 июня, 17:08

Уже несколько лет на Саммите демократий в Копенгагене весь фокус внимания на том, как преодолеть угрозы роста авторитаризма и приумножить силу демократий

Индекс восприятия демократии 2022, представленный на саммите компанией Латана, показывает, что еще большее количество людей, чем когда-либо в мире, стремятся к демократии. Российское вторжение в Украину сосредоточило внимание людей и напоминает избирателям и в других странах, что не следует воспринимать свободу как должное. Растут стремление людей к свободе слова и возможности выбирать и увольнять своих лидеров. Во многих странах мира люди чувствуют, что их правительства действуют в интересах небольшой элиты, а экономическое неравенство и коррупция — среди самых больших угроз демократии. Если мы хотим обеспечить демократию и свободу в 21 веке, то должны бороться за нее каждый день — в Украине, в странах, считающих себя свободными, и во всем мире.

Видео дня

Более 90% людей считают, что свобода слова, честные выборы и равные права важны. 41% людей считают, что их страны недостаточно демократические.

Экономическое неравенство представляет угрозу номер один для демократии (на втором месте — коррупция и влияние глобальных корпораций). Война является глобальным вызовом номер один среди глобальных вопросов — за которыми следуют бедность и голод, COVID и изменения климата. 31 из 52 опрошенных стран выступают за расторжение отношений с Россией.

Подавляющее большинство людей по всему миру поддерживают помощь Украине.

Почти половина (46%) во всем мире полагают, что Европейский Союз, США и НАТО делают слишком мало для помощи Украине в период российского вторжения, в то время как 43% заявили, что делают все необходимое, и только 11% — что они делают слишком много.

26 из 52 опрошенных стран выступают за разрыв отношений с Китаем в случае вторжения последнего на Тайвань. Среди таких стран — многие ведущие торговые партнеры Китая, такие, как Соединенные Штаты, Япония, Южная Корея и Германия, на которых приходится более 53% общей торговли Китая, или $2,3 трлд.

Люди почти во всех опрошенных странах в целом положительно воспринимают Европейский Союз, ООН и США, а Россию негативно. Россию хорошо воспринимает Китай, а Россия хорошо относится к Китаю. Но если дело доходит до восприятия Китая миром, страны разделяются: с одной стороны, западные демократии, в частности, США, европейские страны, Япония и Южная Корея относятся негативно, тогда как остальной мир имеет более смешанные или положительные взгляды.

Вопрос по Китаю был одним из самых трудных для спикеров саммита. «Сверхзависимость от Китая опасна», — с этими словами соучредитель Google Эрик Шмидт пригласил всех присутствующих в аудитории подумать, сколько предметов вокруг нас, сидевших в зале, на самом деле есть «made in China». Таким образом доверять можно только тем системам, которые подобны нам по ценностям. Но уже сегодня Китай имеет практическое технологическое преимущество в таких областях, как системы наблюдения, энергетика и полупроводники, тогда как Запад пытается сохранять верховенство в области искусственного интеллекта, синтетической биологии и квантумных вычислений. Молодым людям Шмидт советовал изучать биологию, напоминая, что биология сегодня переживает золотой момент, как программирование 25 лет назад. Первоочередной является потребность в аналитическом складе ума, способностях мыслить критически, противостоять дезинформации. «Поверьте, вам не понравится, если такая политическая система, как Китай, получит доступ к контролю за вашими личными данными, а все к этому идет», — предупреждал Шмидт.

«Происходящее в Украине сегодня — ничто по сравнению с тем, что произойдет, если Китай атакует Тайвань», — говорилось рефреном в ответах одного из немецких представителей бизнес-сообщества, объясняя уровень страданий для немецкого бизнеса из-за санкционирования россии. «Мы не можем причинить немецкой экономике большие страдания, чем причиняем российской», — была другая сентенция, которая меня неприятно удивила от немцев, потому что страданиям украинского народа в этой формуле вообще не было места. Очевидно, наша боль в принципе им безразлична. Представителям немецкого бизнеса, казалось, трудно было даже четко артикулировать, что произойдет, если придется санкционировать Китай… будто «если мы умолчим об этом, проблема исчезнет» — но ведь мы понимаем, что это банальное погружение головы в песок.

Подавляющее большинство людей по всему миру поддерживают помощь Украине

Общие ценности свободного мира. Очевидной была общность смыслов в выступлениях Президента Зеленского, Андерса Фог Расмуссена, Роберты Мецолі, Инборги Симоните — все они прокладывали путь для представления аудитории саммита о возможной украинской победе.

«Украинская борьба — это наша борьба. Украина должна победить. Единственный путь из этого кризиса для Путина — это путь из Украины, — говорил Андерс Фог Расмуссен. — Свободный мир должен превратиться в настоящий альянс демократий, потому что когда мы объединены, то сильные и можем противостоять экономическому давлению автократий. В случае буллинга со стороны авторитарных режимов альянс должен применять экономическую статью 5 — то есть поддерживать страны, оказывающиеся как Литва перед Китаем (кролик перед змеей) из-за критики Литвой политики Китая по правам человека и Тайваню. Свобода — это как линейка прибыли в отчете мира о результате деятельности (Freedom is becoming the new bottom line).

Личная свобода, право задавать критические вопросы, право выбирать и избавляться от правительств, если они некомпетентны, и эти права ценные, и их мы должны защищать прежде всего".

Роберта Мецола не разочаровала ясностью своего ума и принципов:

«Мы слишком долго воспринимали демократию как должное. Мое поколение — последние в ЕС, кто помнит, как демократии были под угрозой, все, кто младше, уже выросли и жили в стабильном мире. Украинцы ищут ответы от европейских институций и нуждаются в том, чтобы наши действия отвечали нашим лозунгам. И наши действия до сих пор определялись давлением европейцев в разных странах и обществах, требовавших от своих правительств поддержки Украины. Но я переживаю о том, что произойдет, когда эффект CNN потускнеет. Когда цены на все в Европе повысятся из-за санкций, когда Запад устанет от войны. Нам нужно будет научиться устоять и тогда, когда захочется присесть. Когда по нас ударит. Украина уже сегодня является членом европейской семьи. Но пора, чтобы Украина стала и частью Европейского проекта. Когда мы оказываем давление на мир, это должен быть настоящий мир, мир со свободой, мир с достоинством, со справедливостью и ответственностью. Сейчас время Европы, и история будет осуждать нас за наши действия сегодня».

Премьер-министр Литвы была более многословной в своем выступлении, но самым важным было ее очень конкретное «Или мы сохраним лицо Путину, или украинские жизни. Литва прекрасно понимает, почему поддерживает Украину и ценит каждый день мир, который добывается украинскими Вооруженными силами».

Соседи. Светлана Тихановская, недавно объявившая себя национальным лидером Беларуси, апеллировала к международной аудитории с просьбой общаться с ней и ее командой и изолировать Лукашенко как человека, с которым нельзя иметь дела. Следовательно, по ее мнению, все белорусы, у которых еще есть искорка воли, будут знать, вокруг кого им следует лелеять свои надежды на изменения в собственной стране. На вопрос о том, как она планировала бы восстанавливать доверие между украинцами и белорусами после того, как белорусы позволили россии расставить свои войска на наших границах, она ответила, что занимается объяснением украинцам, что на самом деле белорусы не враги, что определенное количество белорусов воюет вместе с украинцами против московитов, и что если бы Запад не отреагировал так слабо и вяло на события в Беларуси в 2020—2021 гг., возможно, российской армии в Беларуси сегодня бы не было…

Александр Волков из команды Алексея Навального с первого же предложения своего выступления пытался убедить аудиторию, что Центру Левада не стоит доверять, ведь на самом деле очень много россиян поддерживают Украину. Это напомнило мне советский мультфильм о привете от удава, когда один из героев передавал привет другому, а тот спрашивал. «И где, этот привет?» Мы уже с лупой пытаемся найти этих россиян, поддерживающих Украину, а Волков говорит, что их действительно много. Только почему-то они маскируются за женщинами российских солдат, которые благословляют мужчин на изнасилование в Украине, или в колоннах православных священников, которые окропляют солдат непонятно какой водой на похищение украинских детей. Одним словом, выступление было неубедительным для украинской делегации, но для датской — совсем другое дело. Здесь чувствовалось большое стремление найти в России хоть что-нибудь обнадеживающее.

Медиа. В панельной дискуссии медийщиков, где позицию Украины представляла Наталья Седлецкая, встретились представитель Майкрософт, как участник одного из Big Tech, где де-факто разрушили бизнес-модель медиа, немецкий представитель фонда прозрачности журналистики, миссией которого является восстанавливать доверие к медиа в демократических обществах, и главный редактор Newsweek. В этой дискуссии сначала все выглядело обнадеживающе: Наталья пользовалась возможностью каждой ремарки, дабы донести важность и роль журналистов в освещении правды об ужасных военных преступлениях, которые россия совершает в Украине, а также о сложностях освещения жизни на оккупированных территориях.

Впоследствии, однако, стало понятно, что вопрос доверия к медиа как носителю реальности работает только в тех обществах, где есть война (потому что война сама по себе очень быстро расставляет все на свои места) или в обществах, где в принципе высокий уровень доверия, как в Швеции или Финляндии. Все остальные общества очень уязвимы к дезинформации. Представители панели увлекались курсами по вопросам медиаграмотности и критическому мышлению, к которым жителей скандинавских стран приучают с детства, но не чувствовалось, что они готовы пойти глубже и увидеть, что поляризация общества в США происходит потому, что доходы в этом обществе слишком поляризованы, уровень экономического неравенства зашкаливает. Что уровень доверия в Дании или Швеции — не потому, что там все медиа — хорошие, а потому что уровень равенства высокий, доверие в обществе — высокое, и к медиа — в том числе. Но больше всего меня задело недостаточное внимание представления о справедливости.

Модератор спросил у редактора Newsweek, что она думает о решении Твиттера закрыть аккаунт Трампа. Ее реакция была как представителя медиа, что даже на ошибках не может научиться: «Видимо, когда Трамп угрожал социальным взрывом нашему обществу, это было оправдано, но в принципе это противоречит нашим стандартам, поэтому сейчас могли бы уже и восстановить…» У меня возникает вопрос — на основании чего Твиттер должен принять решение вернуть Трампу еще одну возможность для его влияния? Или Трамп стал мудрее? Стал ли более ответственным? Или прогрессировал? Если нет — то почему надо ему возвращать его влияние? Этот вопрос для всех украинцев должен быть просто принципиальным, потому что если такой ответ спроектировать на россию — значит, при малейшей возможности Запад будет готов снять из россии санкции даже в том случае, если россия не понесет ответственности за совершенные перед нами преступления. Нехватка осознания причинно-следственной строки: покаяние — прощение — принятие и примирение — это просто лакмусовая бумажка для любых важных изменений в обществе.

Также медийщики обсуждали одну хорошую аналогию. Представим себе мир, в котором ВОЗ или Центр по контролю заболеваний не регулируют, когда носить маски, какие лекарства употреблять и когда, а просто информируют граждан о пандемиях и дают возможность каждому вести себя как пожелает. Есть шанс, что от пандемии в некоторых странах погибло бы больше людей. Медийщики соглашались, что лекарством может пользоваться только хорошо проинформированный пациент. В случае с потреблением информации медиа очень часто ведут себя как неадекватный Центр по контролю над заболеваниями. Они вываливают на средней сложности мышления граждан все, что сами узнали, и ожидают, что люди должны сами разобраться, какую общественную болезнь излечить. Это напоминает мне медиа в Украине, которые описывают деятельность олигархов, как в пресс-релизах, и оставляют регулирование их деятельности государству, будто государство не включает в себя медиа, которые должны бы стать лидерами… Самым большим разочарованием стало осознание того, что после Бородянки, Мариуполя и Херсона американские медиа будут готовы услышать «одну и вторую сторону», более того, они даже убеждены, что «пропагандой занимаются обе стороны». Интересно, как они представляют себе возможность пропаганды еврейства во время Холокоста? И сравнивали бы в одной статье лидеров еврейского сообщества, пытавшихся спасти своих людей, и элиту нацизма?

Как ни странно, меньше всего мне запомнилось выступление президента Обамы. Возможно, потому, что в последние годы я очень переоцениваю его достижения — как представитель своей расы он сделал очень много, но для человечества — слишком мало. В духе этого президент Обама, к сожалению, называл войну в Украине конфликтом и кризисом, и новых идей или решений — нецензурированные мнения о которых как раз мог себе позволить экс-президент одной из главных стран мира — к сожалению, не предложил. «Украинцы объединились не только вокруг своего суверенитета, но и вокруг своей демократической идентичности. Уже очевидно, что эта война надолго, и дальнейшее развитие событий не может предсказать никто. К сожалению, беззаконие путина не является уникальным…» и переключился на другие проблемы мира.

Самым приятным воспоминанием контентной части саммита останутся выступление президента Зеленского и tribute Мадлен Олбрайт.

Президент Украины яростно говорил о том, как много и как мало могут означать слова, не подкрепленные действиями. Перечислял различные соглашения, которые нарушила россия, и по которым до сих пор нет адекватной реакции со стороны мирового сообщества. Насколько справедливым и важным для украинцев было бы решение ЕС о предоставлении Украине статуса страны-кандидата в ЕС. Апеллировал к необходимости возникновения справедливости — за каждую пытку, изнасилование, смерть и депортацию. Трогательным был момент приветствия украинской делегации активистов Украины в Дании, которых любезно пригласил оргкомитет Копенгагенского саммита демократий, и контакт с президентом после его выступления. Словно в космосе встретились. Борьба продолжается.

О чем говорили недостаточно?

О беспрецедентности нападения ядерного государства на то, которое разоружили и за которое должны были заступиться гаранты — упоминание Будапештского меморандума должно быть большей и честной рефлексией, потому что это корень большинства наших проблем сегодня.

Недостаточно говорили о наказаниях и репарациях, о демилитаризации россии — на месте модератора я бы в первую очередь задавала эти вопросы команде Навального, чтобы проявить для мира их позицию по этим вопросам. Я лично еще не нашла россиян, готовых нести ответственность, в том числе материальную, за причиненный ущерб стольким народам, включая Украину.

Недостаточно внимания было уделено сценариям победы Украины над Россией и распаду России — в то время как каждый второй спикер говорил о важности победы Украины, слова о победе оставались абстрактными.

Я спросила у одного из спикеров, верит ли он в победу Украины — и поняла, что чуть ли не обидела, потому что «конечно же, верю». Но когда спросила, а как именно Украина должна сохранить жизнь своих воинов, как должна победить — ответа не услышала, потому что его нет. Победить должны как-нибудь. Чудом.

В медийных дискуссиях мне не хватило темы культуры и осознания корреляции между культурой и общественной агрессией, между культурой и доверием к институтам, между культурой и формой лидерства и правления.

В дискуссиях о демократии и технологиях недостаточно говорили об осознании связи между отношением к защите личных данных и базовой честностью, этикой в обществе. Если в обществе нет этики, то о какой защите данных может идти речь? Если на базовом уровне в обществе не преобладает честность — о каком доверии к медиа, правительству или бизнесу можно говорить?

В дискуссиях о Китае не коррелировали, что Китай точно станет проблемой номер один, если не решить проблему номер 0.1 — а это Россия. Победа Украины может остановить Китай от ошибок, а мир от катастрофы, но поражение Украины точно будет означать поражение всего свободного мира.

Была рада, что особое внимание организаторы саммита уделили Мадлен Олбрайт, сподвижнице демократии, которая в этом году покинула этот мир. В завершение первого дня события Дерек Митчел, глава Национального института демократии, являющийся преемником Мадлен Олбрайт, поделился воспоминаниями сотрудничества с Madam Secretary, всегда просившей себя называть просто Мадлен. Эмигрантка, семья которой сбежала от фашизма в США, она всю жизнь спинным мозгом умела ощущать врагов и была однозначной в своем диагнозе по поводу 21-го столетия: фашизм возвращается. Вместе с тем она была оптимисткой, человеком незаурядного юмора, который всегда особенно поддерживал женщин (считая, что в аду — особое место для женщин, не поддерживающих других женщин) и молодых людей. «Чем старше я становлюсь, тем моложе мои учителя», — любила она говорить. За несколько месяцев до смерти она так сформулировала важную сентенцию о жизни: «Жизнестойкость духа (гораздо больше, чем блистательность ума) является важнейшим элементом целостности жизни. Так обуемся, берем в руки палку, если надо, и направляемся к цели».

У всех нас точно много работы впереди!

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Мнения
Дайджест авторских взглядов по наиболее острым вопросам
Каждый вторник

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X