Осторожно: усталость от Украины

4 июля, 23:50
Эксклюзив НВ

Проблема в тылу. Вернее — в настроениях Запада

Вспоминаются слова Пуанкаре, у которого в 1917 году спросили, выстоит ли французская армия. Он сказал: «Выстоит, если будет держаться тыл».

С украинской армией такая же ситуация. На передовой она проявляет невероятное мужество.

Видео дня

Ценой ужасных боев она дала отпор россиянам в Киеве, Бородянке, Николаеве.

Все указывает на то, что она готовится к контратаке на утраченных территориях Донбасса.

А деморализация российской армии, дефицит боеприпасов и запчастей для ее танков, количество убитых делают победы Путина очень призрачными. Лето 2022 года вполне может стать для его «специальной операции» тем, чем было лето 1942 года для Гитлера и его операции «Барбаросса».

Однако проблема в тылу.

Тыл в прямом смысле, то есть украинское общество, проявляет такой же дух сопротивления, как армия на фронте. Поэтому правильнее сказать, что проблема — это тыл тылов, то есть блок союзных стран, поставляющих вооружение. Проблема заключается в настроениях Запада, в том, дают ли там полномочия своим правителям продолжать поставлять оружие, которое жизненно необходимо Украине, чтобы выдерживать агрессию страны-континента — России.

Мы ясно видим основания для беспокойства.

Здесь — рассказы об истории «эскалации», затягивающей нас, как лунатиков, в неумолимую механику войны как таковой.

А еще «цена на газ», которая, как и цена на бекон, по словам посла Клоделя во время его полемики с сюрреалистами в 1925 году, может дать право на любую низость.

Здесь вам и так называемая диктатура эмоций, от которой сильные умы советуют нам освободиться (стоит ли в противовес этой «диктатуре» выбрать «свободу» с каменным сердцем?).

Именно на это надеется Путин

Короче говоря, это именно тот упадок силы, истощение, усталость от сострадания, которым британский эссеист и военный репортер Дэвид Патрикаракос поставил неутешительный диагноз в Daily Mail 26 июня.

А что если наша украинская ярость была лишь мгновенной вспышкой?

Что, если наша солидарность первых дней была не настоящим жестом, а лишь жестикуляцией?

Неужели названия уничтоженных украинских регионов будут составлять не мартиролог, а только грустный танец — вальс или некую павану?

А улицы наших городов и поселков, окрашенные в сине-желтый цвет неба и украинской пшеницы, из которой делают хлеб для всего мира? Может, это как на картинах " Улица Монторгиой" Моне или «Улица Монье», где на окнах развеваются флаги, потому что люди умыли руки от расправы над коммунарами?

Именно на это надеется Путин.

Я представляю, как он в холодной тишине своей дачи отсчитывает дни и с маниакальной точностью кагебиста измеряет время, которое нужно, чтобы сознание устало от образов войны и привыкло к страданиям воинов, насилию над стариками и дрожащим детям.

Путин, наверное, верит, что демократии легкомысленны, непостоянны и нужно просто подождать.

Он думает (как Лавров и Медведев, его взбешенные от ненависти питбули), что в Берлине, Париже, Риме, Вашингтоне или даже Лондоне настанет время, когда ужасные крики в конце концов будут раздаваться тише, слабее, а затем замолчат.

И он знает, что если такое время наступит, мы найдем множество веских причин отвлечься, когда он нанесет последний удар Зеленскому.

Именно эти расчеты нужно сорвать.

Именно эту инерцию раздраженности и усталости необходимо остановить.

Ибо если она будет продолжаться, то люди, которые в Европе живут и умирают во имя европейских ценностей, будут чувствовать себя, как загнанные звери.

А еще это было бы признаком того, что мы сами, старые европейцы, похожие на героиню «Счастливых дней», шедевра Беккета: она сидела под тоненьким зонтиком с закопанными в песок ногами, потом торсом, потом всем телом, пока не осталось ничего, кроме рта, из которого вылетали слова, или скорее болтовня, и она становилась все более болтливой, а ее речь — все более бессмысленной.

Мы наблюдаем это зрелище везде, от Тегерана до Китая, глядящего на Тайвань, от приграничья бывшей Османской империи до халифата, которому только и нужно, что возродиться.

Это настроения всех царьков, мечтающих покончить с тем, что является самым благородным, универсальным и прекрасным из европейских ценностей: вот что ожидает нас в этот поворотный момент.

Сейчас или никогда. Мы должны либо поставить этих деспотов на место, идя до конца с народом Украины, — либо признать, что мы подверглись своему моральному угнетению, наш дух состарился и мы погрузились в тихий упадок, ведущий к смерти. Такое случается не только с отдельными людьми, но и с народами и режимами.

Демократия или тирания.

Обретение мужества или приближение маразма. Вот в чем вопрос, учитывая вызов, который бросает Путин.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X