«Боевая» система Путина. Что происходит сейчас на фронте

20 сентября, 13:26
Эксклюзив НВ

Сегодня я попытаюсь обобщить наиболее важные события на всем фронте войны в Украине — и немного за пределами этой страны. Выглядит это примерно так

Стратегия: путинская система

Это что-то среднее между забавным, абсурдным и гротескным — и определенно большое удовольствие для такого любителя сарказма, как я — наблюдать приблизительно в одно время:

Видео дня

— как в США, стране, основанной на нелегальной иммиграции, олигархии не нравится, что нелегальные иммигранты находятся рядом с ее роскошными объектами недвижимости в районе Мартас-Винъярд. Неважно: общественность все еще занята ссорами вокруг того, кто же пытается отобрать факелы у людей с факелами, а вилы у людей с вилами;

— как в Германии олигархат настолько слился с Путиным, что правительству пришлось национализировать местную «дочку» «Роснефти». И поскольку средствам массовой информации платят за то, чтобы за деревьями не было леса, они по-прежнему добросовестно сеют панику по поводу «грядущего газового кризиса» и объявляют официальную причину национализации «Роснефти» «защитой энергоснабжения страны». Неважно, что на самом деле это попытка разобраться в трясине коррупции и шпионажа в высших эшелонах политики и вооруженных сил. С чем я — сюрприз, сюрприз — возвращаюсь к разговору о факелах и вилах.

— и как в России, где главной проблемой является «путинская система», которая, по сути, очень похожа на систему управления где-либо на Западе (какой сюрприз, учитывая, сколько сотен миллиардов долларов и евро Путин вложил в разложение «западной либеральной демократии»), правда, сфокусирована она лишь на одном человеке — эта же проблема старательно игнорируется. Поэтому русские вместо этого заняты решением проблем с факелами и вилами.

К моему удовольствию, эти эффекты поразительны: в то время как Дурак в Кремле (так автор называет Владимира Путина — НВ) остается по уши вовлеченным даже в тактические решения на фронтах в Украине, и никто не осмеливается принимать решения без него, масса западных экспертов либо не знает, либо не смеет говорить о его неудачах (по крайней мере, не «обладая неопровержимыми доказательствами»). А значит, не обвиняет Путина (или не знает, зачем это делать), а российский мейнстрим и социальные сети пестрят обвинениями в адрес «командиров и руководителей» уровня ниже Путина, но только не самого Путина: мало кто осмеливается обвинять Шойгу и Герасимова (т.е. Минобороны и Генштаб); некоторые жалуются на спецслужбы (ГРУ и ФСБ), но масса занята обвинением командиров и властей более низкого уровня, ни один из которых никогда четко не назван.

Поэтому мы до сих пор регулярно слышим истории о том, что «Путин увольняет своих командиров» — хотя он почти ничего из этого не сделал, что при ближайшем рассмотрении неудивительно. А почему, собственно, он должен это делать? Как и в сфере гражданского управления и экономики, за последние 22 с лишним года Путин расставил своих фаворитов на все ответственные посты. Однажды назначенные, они все вольны злоупотреблять общественным богатством и быть настолько коррумпированными, насколько им заблагорассудится, обогащать себя, свои семьи и друзей, как им захочется, устранять соперников, как им захочется, и вообще делать все что им захочется. Они такие же неприкасаемые, как и Путин, они превыше всех законов — до тех пор, пока они платят Путину его долю и/или оказывают поддержку, когда она ему нужна.

Сейчас в России время бардака

Неудивительно, что во время (повторного) вторжения России в Украину ситуация достигла момента, когда все полевые командиры сначала сверяют свои решения с Путиным. Таким образом, они радуют Путина («у него все под контролем»), но — самое главное — прикрывают свои задницы: они могут продолжать собирать добычу и эвакуировать ее в Россию, до тех пор, пока что-то не пойдет не так на передовой («а это был не я»).

Битва за Донбасс

Учитывая эту «путинскую систему» и — между тем уже доказанную — военную некомпетентность Путина, неудивительно, что в наши дни «в прямом эфире» по телевизору (или в соцсетях) мы можем наблюдать откровенный паралич Вооруженных сил России (ВС РФ), частных военных компаний (ЧВК), таких как ЧВК «Вагнер» и/или «Редут», а также сепаратистских сил на полях сражений в Украине.

В восточном районе Харьковской области то, что осталось от 20-й ГСАА, которую постоянно сотрясают все новые и новые удары HIMARS по ее штабу и другим важным узлам, похоже, не уверены в своей реальной задаче: установить новую линию фронта вниз по реке Оскол или отступить на новую линию обороны, примерно посередине между Покровским и Сватово?

В юго-восточном углу Харьковской области 1-я ГТАА оказалась перед похожей дилеммой: она не может удержать линию фронта по рекам Оскол и Северский Донец, но при этом и явно не отступает. Вчера она потеряла Яровую к востоку от Святогорска, но все еще держится дальше на север и юго-восток.

Собственно, именно Путин — и ему подобные российские шовинисты и иллюзионисты — настаивают на удержании Красного Лимана, несмотря ни на что, хотя пока это совершенно бессмысленно. Но они все еще там.

А луганские и донецкие сепаратисты настолько ослеплены тем, что происходит вокруг них, что они так и не поняли, что их старательно используют как пушечное мясо Путина. Соответственно, те из них, кто уцелел, держатся в Кременной, Лисичанске и Золотарёвке: даже устраивают контратаки на Белогоровку. Прежде всего, они — в сотрудничестве с разгромленными ЧВК — продолжают штурмовать Бахмут с востока и юга, несмотря на сотни неудач за последние два месяца.

Нечто подобное справедливо и для знаменитого III армейского корпуса: после того, как его командование с удивлением услышало, что его войска будут переброшены в качестве пополнения, а не в качестве подкрепления (эй: какое дело Путину — или зачем кому-то напоминать ему об этом — что шестимесячные контракты контрактников, подписанные еще 20−24 февраля, истекли 20−24 августа?), еще более удивительным стало решение Путина разбросать свои силы по всей территории. Так, фото и видео их подразделений прослеживаются от Купянска на севере до (как минимум) района Угледар на юге, а западные эксперты заняты вопросом, кто в ВС РФ какой российской армией командует и в какой части Украины.

Сейчас в России время бардака.

Конечно, кто-то может попытаться испортить вечеринку, указав, что настаивать на иллюзиях всегда плохая идея — например, согласно информации в украинских отчетах, Keystone cops в Москве (так автор называет Министерство обороны РФ — НВ) прекратили отправку новых сил в Украину: на самом деле, поезда из Волгограда и Ростова-на-Дону перебрасывают все дополнительные подразделения ВС РФ и ЧВК, а также припасы в Луганск, а оттуда в Сватово (где главный автовокзал был тем временем превращен с помощью HIMARS в груду щебня), Краснореченское, Рубежное и Старобельск. Одна из установок С-300 была передислоцирована из Санкт-Петербурга. По-видимому, по прибытии в эти и подобные им назначения большинству войск ставится задача сначала построить укрепления. Но ничего страшного: ничего из этого не имеет значения.

В целом: если есть что-то определенное, так это то, что Путин принял решение о создании какой-то новой линии фронта где-то к северо-западу от старой линии разграничения. Вопрос только: где именно?

В завершение обсуждения россиян буду нескромным. Для меня это нелегко (и делаю я это крайне редко), но мне показалось интересным, что несколько российских контактов — осторожно — спросили меня, возможно ли, что ВС РФ действительно потеряли более 50 000 солдат с февраля по август. Информацию об этом вы найдёте в этом документе:

medium.com/@x_TomCooper_x
Фото: medium.com/@x_TomCooper_x

Расчет «простой»: если Keystone cops в Москве выплатили семьям погибших в общей сложности 361,9 миллиарда рублей, а каждая семья получает по 7,4 млн, то по состоянию на 25 августа 2022 года ВСсРФ потеряли 50 000 человек убитыми в бою.

Любитель сарказма во мне не может избежать этих двух замечаний:

Нет, по таким «бумажкам», какими бы достоверными они ни были, российские потери не подсчитать. Основной принцип № 1 путинской системы — обогащаться за счет государства. Таким образом, никто не может сказать, сколько из рассматриваемых «компенсаций» было прикарманено кем-то ниже по цепочке инстанций. Действительно, у местных «властей» в России есть стимул «заявлять об убытках» — потому что это свидетельствует о том, что они «достаточно стараются» (найти и завербовать добровольцев), даже если это означает не что иное, как то, что они делают именно то, что они делают все время: прикарманивают при каждой возможности.

Как и все остальные, упомянутые контакты спрашивают только о потерях ВС РФ. Вне зависимости от того, в России или на Западе, похоже, никому нет дела до «лучшей части» — о потерях сепаратистов и ЧВК. Точно так же, похоже, никого не волнует тот факт, что это «(трехдневная) «специальная военная операция», а никакая ни война, а значит, по крайней мере, юридически — ни один из задействованных российских солдат никогда не будет наделен правами и привилегиями «ветерана войны».

Следовательно, эти от силы «50 000 официальных российских военнослужащих» — не «все потери России в Украине с 24 февраля по 28 августа 2022 года».

Но что ж… занятые описанием того, как их войска воюют с «Америкой», да и с «целыми бронетанковыми дивизиями НАТО» в Украине, русские даже не осознают, как им на самом деле повезло: Запад до сих пор не поставил достаточно артиллерии для Вооруженных сил Украины, чтобы сравнять ее с артиллерией ВС РФ. Точно так же русские не знают о растущей проблеме многозадачности, возникшей у ВСУ: регулярная ротация частей в бою и вне боя (чтобы дать им время для отдыха и реорганизации); продвижение логистики еще глубже на северо-восток Украины; подготовка новых войск и пополнений, а также адаптация к новым вызовам… в настоящее время это основная причина, по которой ВСУ еще не прошли Сватово, возможно, также и Старобельск.

Это так же важно, потому что никто не должен сомневаться в том, что такие генералы, как Залужный или Наев, прекрасно осознают тот факт, что самый простой способ проникнуть через линию фронта противника — это разрушить ее до того, как она будет установлена ​​должным образом.

Поэтому за последние дни (скажем: с 14 сентября) подразделениям Восточного ОК удалось освободить Двуречное и восточный Купянск на северном Осколе; Студенок и Сосновое в Святогорском районе; они окружили Лиман с трех сторон; закрепили за собой Диброву и Озерное, обезопасили район между Кременной на севере и Серебрянкой на юге; они могли бы освободить Белогоровку и Спорное и — определенно — зажать оппозицию обратно в Лисичанск.

Вниз по оставшейся части старой Линии контроля в районе Торецка русские утверждают, что захватили Николаевку Вторую и Майорск; украинцы подтвердили эти атаки, но отрицают потерю какого-либо места, а также сообщают о «регулярных» атаках на Авдеевку. Тем не менее, Пески до сих пор являются «оспариваемыми», и — после нескольких неудачных контратак — украинцы отбили Муравейник к северу от этого места. Конечно, русские до сих пор «обстреливают как сумасшедшие» все эти районы.

Южнее россияне не перестают объявлять о «большом» наступлении украинцев в районе Угледара. Следуя, видимо, девизу: «Лучше мы покажем им, что знаем их намерения — и, кто знает, может быть, наша догадка верна, — чем они на самом деле нападут и причинят нам вред».

ВС РФ почти постоянно обстреливают украинские позиции между Гуляйполем и Великой Новоселкой. «Удивительно» (не в последнюю очередь), о «крупной контратаке» III АК в районе Каменки (к югу от Запорожья) в начале этого месяца сообщило большинство российских социальных сетей. Но этого так и не произошло и соответствующие сообщения были быстро заметены под ковер. Тс… тс…

Херсон

Хотя как многие настаивают на том, что российские войска в Херсонской области «окружены», «отрезаны» от снабжения и так далее, извините, но мне так не кажется. Что еще более важно: похоже, украинское давление все еще недостаточно впечатляет Путина или командующих 49-й общевойсковой армией и XXII армейским корпусом. Мало того, что еще работают паромы в районе Антоновского автомобильного моста, так еще и на прошлой неделе ВС РФ завезли участки нового — сборно-разборного (т.н. «САРМ») — моста в Новую Каховку. Засыпали шлюз дамбы землей и щебнем, а затем построили на нем новый мост. Другими словами: изобретательность военных инженеров остается захватывающей темой — и Путин полон решимости, чтобы его войска там и «остались» так или иначе.

Точно так же, хотя некоторые до сих пор настаивают на том, что украинское наступление в этом районе было чем-то вроде «отвлечения внимания» для «основных усилий на востоке» — и, без сомнения, украинцы действительно притормозили на прошлой неделе — боевые действия продолжаются.

Можно с уверенностью сказать, что на северном участке линии фронта в этой области уже больше недели «затишье» и он проходит приблизительно — от Ингульца на западе до Днепра на востоке — по этой линии:

Архангельское: оспаривается

Костырка: российское

Нововоскресенское: оспаривается

Беляевка: российское

Шевченковка: российское

Золотая Балка: оспаривается

В настоящее время я не имею четкого представления о том, как русским удалось оттеснить 128-ю горную от Золотой Балки, а также от Михайловки и от «еще несколько мест южнее», но это так.

В центре должно было быть то, что не только «Америка и НАТО», но теперь ещё и украинские «фольксштурмеры и женщины 5-й и 6-й волны» крайне опасны для ВДВ, потому что 17-я танковая и 35-я морская пехотная сумели расширить Ингулецкий плацдарм за последние дни. Выиграв гонку на Чкалове, они освободили Безыменное, Малую Сейдеминуху и Новогреднево. Красносельское и Чаривное являются «оспариваемыми».

Это, без сомнения, в целом «минимальные успехи» (и никто из гражданских не может пока вернуться), но они являются явным свидетельством того, что существуют пределы оборонительных возможностей остатков некоторых 7−8-батальонных тактических групп ВДВ, противостоящих им (насколько я знаю, сюда входят воссозданные 11-я бригада ВДВ, 76-я, 98-я и 106-я дивизии ВДВ, 64-я мотострелковая бригада и 127-я мотострелковая дивизия).

При этом наиболее активным участком этого фронта является южный район. Уже несколько дней ходят слухи, что 28-я механизированная бригада освободила Киселёвку, сильно при этом потрепав 33-й мсп донских казаков, что остатки последнего были отведены восточнее Днепра. Подтверждений на этот счет пока нет: возможно, россияне отошли от того или иного опорного пункта вдоль трассы М14, и вполне вероятно, что некоторые из этих мест или даже все село несколько раз переходили из рук в руки. Но, насколько мне известно, Киселевка остается (горячо) «оспариваемой», а не «освобожденной».

К северу от неё, с момента захвата Шмидтово две недели назад, оперативные группы украинской морской пехоты и 14-го механизированного полка совершили набеги на многочисленные российские опорные пункты: например, в Великополье, Суворье, Солнечном и Надднепрянском (вдоль Ингульца). Это не означает, что что-то из них было освобождено, но это наносит ущерб российской логистике и вынуждает их отводить все больше своей артиллерии на восточный берег Днепра.

Наконец, украинский спецназ при поддержке 28-го мотострелкового полка вошел в Софиевку, на побережье, тем самым либо окружив БТГ ВДВ в Широкой Балке и Станиславе, либо вынудив ее отойти.

Перевод НВ

Текст опубликован с разрешения автора. Впервые напечатано на medium.com

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Показать ещё новости
Радіо НВ
X