Применит ли Россия химическое оружие в Украине? Схема Кремля — на примере Сирии

21 марта, 15:50
Эксклюзив НВ
Цей матеріал також доступний українською

Оценивая риск его применения в Украине, мы должны вспомнить ключевые события последнего времени, особенно в Сирии, где химическое оружие многократно применялось в ходе гражданской войны

Россия утверждает, без каких-либо доказательств, что США управляют лабораториями биологического оружия в Украине. Америка опровергает эти обвинения как «абсурдные» и, вместе с лидерами НАТО, предупреждает, что Кремль, вероятно, пытается придумать предлог для применения химического или биологического оружия в ходе своей захлёбывающейся военной атаки на соседнюю страну. Ранее Украина заявляла, что у неё, как и у многих других стран, есть медицинские лаборатории, где проводятся исследования для борьбы с угрозами опасных болезней, поражающих животных и людей.

Видео дня

По инициативе России 11 марта Совет Безопасности ООН провёл заседание для рассмотрения этого вопроса, но Россия вновь не смогла предоставить каких-либо убедительных доказательств в пользу своих обвинений. Секретариат ООН проинформировал членов СБ ООН о «Конвенции о биологическом оружии» 1975 года, а также указал на возможность использования специального механизма консультаций в тех случаях, когда возникают сомнения в надлежащем соблюдении конвенции.

В нынешних обстоятельствах маловероятно, чтобы такие консультации состоялись между Россией и Украиной. Всемирная организация здравоохранения, явно демонстрируя больше доверия к украинской версии этой истории, порекомендовала стране уничтожить крайне опасные патогены в своих медицинских лабораториях, чтобы не допустить их случайной утечки в результате боевых действий.

А что же с химическим оружием? Оценивая риск его применения в Украине, мы должны вспомнить ключевые события последнего времени, особенно в Сирии, где химическое оружие многократно применялось в ходе гражданской войны. В сентябре 2013 года «Механизм Генерального секретаря ООН по расследованию сообщений» (его активировал тогдашний генеральный секретарь Пан Ги Мун, руководствуясь запретами, которые содержатся в Женевском протоколе 1925 года) установил, что месяцем ранее в пригороде Дамаска Гута было применено нервно-паралитическое вещество зарин. Эта атака привела к гибели более 1400 человек среди гражданского населения.

Появились подозрения, что, возможно, Москва скрыла часть запасов химоружия

В соответствии с соглашением, достигнутым между Россией и США, Сирия согласилась сдать своё химоружие и вступить в Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) в октябре 2013 года. Это означало, что Сирия стала подвергаться строгим проверкам в рамках всестороннего механизма верификации соблюдения «Конвенции о химическом оружии» (КХО).

В дальнейшем Миссия ОЗХО по выяснению фактов подтвердила применение химического оружия в других городах Сирии. «Совместный механизм расследований», созданный СБ ООН в августе 2015 года, а позднее «Группа по расследованию и идентификации», созданная Конференцией государств-участников ОЗХО в июне 2018 года, определили, что в целом ряде случаев ответственность за применение химического оружия лежала на правительстве Сирии.

Хотя в 2021 году государства-участники приостановили голосующие и иные права Сирии в ОЗХО, дальнейшие действия со стороны СБ ООН маловероятны из-за оппозиции России. Более того, Россия полностью поддерживает сирийское правительство на международных площадках с тех пор, как она осуществила военное вмешательство в гражданскую войну в этой стране в сентябре 2015 года.

В ОЗХО Россия и некоторые другие страны проводили спланированную кампанию по дискредитации выводов проведённых расследований. Они сфабриковали несколько (иногда противоречащих друг другу) версий событий с целью посеять колебания и сомнения в умах остальных государств-участников в вопросе ответственности сирийского правительства за атаки химоружием. Они упорно пытались дискредитировать научно обоснованные доклады, которых было достаточно для установления фактов. По российским данным, вооружённые оппозиционные группировки в Сирии применяли химическое оружие так, чтобы ответственным выглядело поддерживаемое Россией правительство Сирии.

Сирийское правительство утверждало, что у него не было никакой необходимости применять химическое оружие, потому что в его распоряжении имелось достаточно обычных вооружений для подавления вооружённых оппозиционных группировок. Военные эксперты считали иначе. В некоторых районах, где сирийская армия начала пробуксовывать, применение химического оружия явно помогало ей сеять панику и ужас среди гражданского населения, деморализовать оппозиционные силы, захватывать контролируемые этими силами территории с гораздо меньшими потерями для своей армии.

Новейшие случаи применения химического оружия не ограничиваются Сирией. Нервно-паралитическое вещество «Новичок» использовалось для отравления бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в 2018 году в Великобритании и оппонента Кремля Алексея Навального в 2020 году в России. В 2017 году единокровный брат северокорейского лидера Ким Чен Ына был убит с помощью другого нервно-паралитического вещества — VX — в аэропорту Куала-Лумпура.

У России, унаследовавшей самый большой в мире арсенал химического оружия от СССР, сегодня, как предполагается, его вообще нет. Наряду с другими государствами, Россия обязалась задекларировать всё имеющееся у неё химоружие перед ОЗХО и уничтожить его (с надлежащей верификацией этой организацией), что и произошло в ноябре 2017 года. Но поскольку Россия была названа ответственной за последующее применение «Новичка» (хотя и в очень малых количествах), появились подозрения, что, возможно, она скрыла часть запасов химоружия.

Если это действительно так, применит ли Россия химическое оружие в Украине, особенно в случае, если война затянется? Или же мы должны исключить такую вероятность, особенно учитывая серьёзный фактор сдерживания, который обеспечивает ОЗХО и её усиленный механизм определения ответственности?

Процедуры верификации при расследовании предполагаемых случаев применения химоружия действительно стали более качественными, технически продвинутыми и эффективными. Государства-участники КХО решительно настроены предотвратить любое дальнейшее применение химоружия, а с июня 2018 года стало возможно активировать механизм определения ответственности, когда появляются новые обвинения в применении химоружия в любом государстве-участнике.

В моём заявлении в качестве генерального директора ОЗХО на открытии заседания в 2018 году говорилось, что «любые случаи применения химического оружия являются серьёзным преступлением, которое требует решительных действий». И я отмечал, что «в случае уклонения от ответственности не удастся сдержать потенциальное возобновление использования и принятие химических веществ в качестве оружия войны и террора».

Я готов подписаться под этим заявлением и сегодня. На всех государствах лежит коллективная обязанность предотвращать применение химического оружия кем бы то ни было и в любых обстоятельствах, в том числе в Украине. Впрочем, если нам не удастся этого сделать, я уверен, что виновные будут определены и привлечены к ответственности.

НВ обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Project Syndicate. Републикация полной версии текста запрещена.

Оригинал

Copyright: Project Syndicate, 2022

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Мнения
Дайджест авторских взглядов по наиболее острым вопросам
Каждый вторник

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X