От картин до оперы. Как мы влияем на своих детей

12 января 2016, 20:03
1173
Цей матеріал також доступний українською
Все мы хотим наладить связь со своими детьми. Мы хотим делиться с ними вещами, которые любим, и хотим, чтобы они полюбили эти вещи так же сильно

Становясь старше, я понимаю, что моя жизнь превращается в набор традиций – каждый февраль я езжу на конференцию в Флориду, в мае – на выступление Уоррена Баффета в Омаху, в июне провожу собственную конференцию для инвесторов. Недавно мы создали новую традицию – Мужскую культурную поездку. Мой отец, я и мой сын Иона ездим в Санта-Фе. Почему Санта-Фе?

Это небольшой город – всего 70 тысяч населения. Но летом он превращается в маленький культурный оазис. Несмотря на размеры города, в нем находится 350 художественных галерей и опера Санта-Фе.

Миллионы любителей искусства приезжают в Санта-Фе каждый год, чтобы пройтись по этим галереям (думаю, некоторые даже покупают картину-другую). Нам с Ионой провел экскурсию отец, который не только сам рисует, но и является большим знатоком живописи.

В процессе написания этих строк я понял, что отец проводил мне подобные экскурсии с тех пор, как мне исполнилось семь. Во время каждого отдыха они обязательно находили какой-нибудь музей. К примеру, мы находились в маленькой, отдаленной деревне на реке Волге, с одной разбитой дорогой, ведущей в город, и тут родители заявляли, что здесь есть музей, расположенный в доме знаменитого российского художника, и мы непременно должны туда зайти.

Несколько раз в год мы ездили в Москву навестить родителей отца, и каждый раз меня с братьями вели в его любимый музей – Третьяковскую галерею.

Даже в маленькой, отдаленной деревне на реке Волге родители непременно находили какой-нибудь музей

Скажу откровенно: я ходил туда не потому, что безумно любил искусство, а потому, что у меня не было выбора. Мы смотрели на картину, и отец спрашивал меня, что я о ней думаю. Он на самом деле внимательно выслушивал мое мнение, и это давало мне очень приятное чувство – я чувствовал свою важность. Он никогда не спорил, но после высказывал свою позицию. Он терпеливо рассказывал о каждой картине, подчеркивая вещи, о которых я никогда не догадался бы спросить.

Прошло двадцать, а затем и тридцать лет. Каждый раз, когда я ездил куда-нибудь с отцом за последние десять лет – а мы обычно совершаем совместные поездки несколько раз в год – мы идем в музей. Опять же, не потому, что я дико люблю искусство, а потому, что отец включает искусство в наше расписание. Я люблю искусство, но не так, как, к примеру, классическую музыку. Я, скорее, пассивный любитель искусства. Став старше, я понял, что искусство полюбил именно благодаря усилиям отца.

Вернемся к Санта-Фе. Вечером прошлого года, после того, как мы зашли в пару десятков галерей, мы пошли в оперу Санта-Фе на «Дона Паскуале» Доницетти. Здание оперы рассчитано примерно на две тысячи человек. Я смотрел очень внимательно, но не увидел там ни одного ребенка, кроме моего сына. Он шутил о том, что добровольно приговорил себя к нескольким часам воплей, и что мне это обойдется в очень много мороженого. Я чувствовал себя виноватым и даже купил ему спрайт (обычно мы не разрешаем детям пить газировку).

В этом году «мужская» поездка превратилась в «мужскую +1», поскольку к нам присоединилась моя девятилетняя дочь Ханна.

Ханна никогда раньше не была в опере. Она несколько раз слушала оперу в машине, и, откровенно говоря, ей совершенно не понравилось. Она отпускала комментарии наподобие «Почему мы должны слушать, как люди воют?». Поэтому я немного нервничал, планируя эту поездку в Санта-Фе. Я не знал, звать ее с собой или нет. Но я очень хотел, чтобы она послушала оперу вживую и полюбила ее.

Я даже подкупил Иону, попросив его говорить только позитивные вещи во время выступления. Она ему подражает, а потому одно критическое замечание со стороны брата могло бы отвернуть Ханну от оперы.

Мы пошли на одну из моих любимых постановок – «Риголетто» Джузеппе Верди (на основе пьесы Виктора Гюго).

После, когда мы возвращались к машине, я спросил Ханну, что она думает. Она сказала: «Папа, я знаю, ты очень хотел, чтобы эта опера мне понравилась. И, честно, то, что я сейчас скажу, никак не связано с тем, что ты этого хотел. Мне очень понравилось». Когда я пишу это, у меня даже слезы выступают на глазах. Думаю, все мы хотим наладить связь со своими детьми. Мы хотим делиться с ними вещами, которые любим, и хотим, чтобы они полюбили эти вещи так же сильно.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Виталия Каценельсона. Републикация полной версии текста запрещена.

Оригинал

Больше мнений здесь

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Научпоп

Вчера, 23:16

thumb img
Когда в Украине переводят часы на летнее время в 2019 году
Политика

Вчера, 10:17

thumb img
Первый указ. Известные украинцы рассказали, что бы они сделали на президентском посту
Политика

Вчера, 08:24

thumb img
Что они себе думают. Самые рейтинговые кандидаты в президенты ответили на вопросы НВ