Мы живем в ситуации травмы, страха и злости

7 мая 2018, 12:03
581
Цей матеріал також доступний українською

У нас абсолютно отсутствуют традиции и культура обсуждения острых, чувствительных, раздражающих, деликатных тем

Каждый из нас попадал в ситуацию, когда он или она были меньшинством.

Например – блондин среди брюнетов; полноватый среди худых; низкий среди высоких; интеллектуал среди не интеллектуалов; юный среди зрелых и так далее.

Вы можете сказать, что аналогии так себе. Но у каждого свои.

В 1992 году я писала дипломную работу на факультете журналистики Киевского государственного университета. Это был этно-социологический очерк под названием «Жизнь темнокожих и отношение к ним в Одессе». Тогда я достаточно хорошо знала землячества, их руководителей, мне рассказали кучу историй и среди них немало трагических и просто печальных, я была знакома со смешанными семьями и с детьми, рожденными от таких браков.

И тогда почти каждый из опрошенных имел бэкграунд оскорблений и унижений именно из-за цвета кожи.

Затем, в 1997 году, я написала серию материалов о людях, больных СПИДом и ВИЧ. Напомню, что в Одессе была зарегистрирована первая женщина, больная СПИДом. Это произошло в 1985 году. Я была знакома с ней. И женщина была инфицирована половым партнером, это установлено. Он ее бросил. Она потом вышла замуж за здорового мужчину и родила здоровую дочь.

Каждый из нас попадал в ситуацию, когда он или она были меньшинством

Но ко мне в редакцию тогда приходили люди, которые получили такой диагноз после оперативных вмешательств. Приходили те, которые не были геями или лесбиянками, проститутками или асоциальными гражданами. У каждого из них была своя невеселая история. Среди этих людей были и 17-летние, и 70-летние. Был врач, чья инфицированность произошла через кровь ургентного больного. Врач оказался недостаточно защищенным.

Вы бы знали, какие истории безусловной любви и безусловной подлости я тогда услышала! О милосердии и жестокости, о поддержке и попытке уничтожить.

После опубликованных в городской газете текстов, «нежное», что мне писали в письмах (а тогда писали письма в редакцию), было таким: «Дай бог, чтобы ты осознала на собственной шкуре то, что ты защищаешь».

А потом были тексты о цыганах. Я родом из Татарбунарского района Одесской области. Это юг, это такое замешивание этносов, что капец. В 1992 году, именно в Татарбунарах, был первый на территории Украины цыганский погром.

В позапрошлом году, когда в Одесской области взорвалась Лощиновка (изнасилование и убийство 8-летней девочки вроде ромом), цыганам снова жгли дома, выгоняли из села – и активное участие в поддержке такого безобразия принимали представители районной и областной власти, правоохранительных органов.

Сейчас все еще проходят судебные заседания. Обвинение разваливается, поскольку экспертизы исключают участие подозреваемого в убийстве и изнасиловании из-за несовпадения ДНК. Кто интересуется темой, легко найдет подробности в гугле. Обвиняемый уже в СИЗО подхватил туберкулез. Ромов выгнали из села, где семьи построили дома и проживали годами. Люди, кстати, обратились в суд по этому поводу.

Тогда мне в личные сообщения писали прямые угрозы и обещали привести ромов жить ко мне в дом. Практически то же самое писали в комментариях. Это был ад и ужас.

Я здесь пишу об известном уже выступление в Одессе. Тенденции понятны.

У нас существует куча непроговоренных и/или табуированных тем. И это не только те, которые касаются отдельных этносов.

Мы высмеиваем, обижаем, угнетаем людей из-за возраста, пола, болезни, сексуальной ориентации, профессии, места рождения, места жительства, образования, языка, происхождения, фамилии, имени – из-за инаковости, которая не укладывается в нашу ограниченную картину мира.

У нас абсолютно отсутствуют традиции и культура обсуждения острых/чувствительных/раздражающих/деликатных тем. У нас страшный дефицит моральных авторитетов. Мы так и не получили независимых медиа.

В стране не создана система коммуникации власти и граждан. Власть никогда не хотела, не могла и не пыталась учиться разговаривать с людьми. Не царское это дело, как оказалось.

У нас нет запасных вариантов и еще одной жизни. Мы живем в ситуации травмы и неопределенности, страха и злости, раздражения и паники, абсурда и неуверенности.

Какую страну мы строим? Почему происходит то, что происходит? Почему сначала принимаются решения, а затем целая куча «политтехнологов» пытается «разрулить» тему или просто затикнуть рот? Почему власть не работает проактивно, не прогнозирует ни свои решения, ни свои действия, ни развитие событий хотя бы на 2-3 года вперед? Почему мы, граждане, должны потреблять эту вечную популистскую жвачку политиков и руководителей, которые годами меняются креслами и никак не могут оторваться от бюджетного корыта?

Если власть не способна, способным должно становиться общество. Общество – это мы с вами. Никто, кроме нас.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Журнал НВ (№ 22)

Дело Порошенко

Экс-президенту Петру Порошенко светит сразу несколько уголовных дел. Каковы их перспективы?

Читать журнал

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Геополитика

Сегодня, 13:34

img
Что такое ПАСЕ и какие права она вернула России. Максимально кратко
Саме там

Вчера, 21:05

img
Экзотики захотелось. Как украинцы стали разводить улиток, держать страусиные фермы и выращивать ананасы
Лонгриды

Вчера, 21:07

img
Прикосновение. История Саши и Зори