Два пути. Как вернуть Киево-Печерскую лавру украинской церкви

23 ноября, 09:55
Эксклюзив НВ

Один из них долог и сложен. Другой тоже, не менее сложен, но он будет без вмешательства государства

Сейчас многие задаются вопросом — почему же только сейчас СБУ взялась за Киево-Печерскую лавру? Здесь следует понимать, что спецслужбы обычно действуют негласными методами. Возможно, когда-то, после войны, ветераны украинских спецслужб напишут книгу — как это было (если будет разрешение на рассекречивание определенных материалов). Поэтому то, что мы видим, это только верхушка айсберга.

Видео дня

Давайте скажем так: если уж СБУ пришла с обысками, это значит, что у них есть решение суда. Если у них есть решение суда, то суд принимает такие решения, имея на руках определенную доказательную базу или какие-то сведения, которые предоставили спецслужбы или другие правоохранительные органы Украины. Судья принимает решение — насколько эти доказательства весомы/невесомы. У нас же не так происходит как в России, когда людей просто — возьмем пример Свидетелей Иеговы — проводят обыски, бросают за решетку только потому, что они принадлежат к этой организации. В данном случае, поскольку Киево-Печерская Лавра расположена в центре, поскольку Россия особо подчеркивала — не трогайте русскую православную церковь, не трогайте Киево-Печерскую лавру, это средоточие чуть ли не «русского мира», если уж наша спецслужба пришла с обысками, то наверняка у них какие-то факты есть.

Кстати, сообщается, что СБУ также пришла с обысками на территорию Свято-Троицкого монастыря (г. Корец), женского монастыря в честь Волынской иконы Божией Матери (с. Серники Заречненского района) и на территорию помещений Сарненско-Полесской епархии. Могло ли в этих монастырях что-нибудь происходить без ведома и участия самого руководителя УПЦ МП Онуфрия? Скажу, что все возможно. Есть много людей, которые в силу убеждений в эти храмы ходят, идут туда за определенным успокоением. Для таких людей эта информация будет шоковой.

Для таких людей эта информация будет шоковой

Поэтому Россия может попытаться использовать разные поводы, чтобы подтолкнуть людей на протест. Поводы таковы: мол, людей определенного вероисповедания преследуют по этому признаку, что недопустимо. Поэтому трудно сказать, насколько Онуфрий был в курсе всего, что происходит в его церкви. Однако давайте скажем откровенно: с 2014 года он находится во главе церкви. Высшее руководство УПЦ МП потакало российскому влиянию, не называло войну войной, называло войну «гражданской». Были там священнослужители, которые открыто выступали против украинской власти, которые отвечали отпевать погибших бойцов, которые были тоже прихожанами этой церкви.

Вся трагедия в том, что церковь по своему назначению должна быть душпастырем — успокаивать людей и указывать им путь к честной жизни. А русская православная церковь в Украине занималась тем, что делила украинский народ на правильных и неправильных. С их точки зрения, правильные — это те, кто считает русских братским народом. Российское руководство церкви называло украинскую церковь неправильной, выдумкой, раскольниками, великими грешниками, то есть осуждали. И этот раздел на правильных и неправильных украинцев, конечно, играл на руку Москве. Это главный политический проступок, который совершала высшая иерархия и ниже духовенство русской православной церкви в Украине.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Насколько же реально, чтобы в Киево-Печерскую Лавру вернулась именно украинская церковь. Здесь есть несколько моментов. Первый — юридический, и он самый тяжелый. Надо выяснить, каков статус УПЦ МП в Украине. Должен быть выполнен ряд законов. Здесь мы упираемся в то, что почитатели «русского мира» и российской агентуры в рясах сидят также в судебных мантиях в Окружном административном суде Киева, который остановил действие закона о необходимости называть вещи своими именами — русскую церковь называть русской церковью.

Соответственно, дальше может быть два пути — или это будет юридический путь, который должен пройти через все суды — прекратить договоры аренды, которые имеет российская православная церковь на помещение, имущество и землю Киево-Печерской лавры. Это может дойти как минимум до Верховного суда, максимум — некоторые вопросы придется урегулировать в Конституционном суде. И это будет долгий путь. Или другой путь — это когда часть украинцев, являющихся священнослужителями пока русской православной церкви в Украине, самостоятельно решат не позориться, а договориться о переходе в ПЦУ, которая получила томос от Константинополя в 2018−19 годах. И тогда этот переход состоится по церковному праву, а не по светскому.

Таким образом, есть два пути — один из них долгий, тяжелый и сложный. Другой тоже, не менее сложный, потому что это включает договоренности между людьми, соблюдение процедур, но он будет без вмешательства государства и более приемлем, поскольку государство может вмешиваться в эту сферу в исключительных случаях, когда действительно это используется против его безопасности, против единства граждан, и так далее. Но лучше бы, если бы церковные люди решили этот вопрос между собой. Это было бы лучше для всех.

Полное интервью с Петром Бурковским слушайте на Радио НВ:

Показать ещё новости
Радіо НВ
X