Несостоявшаяся битва. Так что же стоит за визитом Пелоси на Тайвань

5 августа, 17:40

Континентальный Китай показал, что какие-то уроки мудрого Конфуция усвоены и его элитой

Сотни тысяч людей по всему миру следили за полетом борта Нэнси Пелоси из Сингапура — приземлится ли он в Тайбэе или прямо последует в Сеул, или, вдруг, грянет Армагеддон. Визит председателя Палаты представителей Конгресса США на Тайвань стал бы не просто символическим жестом, он бы продемонстрировал всему миру — и союзникам Китая и его противникам, что политика Соединенных Штатов осуществляется без оглядки на деспотические режимы, что, защищая демократию, США готовы идти на риск. Это не демонстрация силы — самолет Нэнси Пелоси можно было сбить одной ракетой китайских ПВО — это демонстрация свободы, мужества и достоинства — качеств, отсутствующих в «джентльменском наборе» тоталитарных режимов.

Видео дня

Пекин намекал на возможность начала военных действий против «мятежной провинции», даже на случайное попадание ракеты во время начавшихся учений, в самолет Пелоси. Слова произносились очень страшные. Мир замер.

Но визит состоялся. 82-летнюю г-жу Пелоси восторженно встретили жители Тайваня. 19 часов на «острове свободы» — настоящей свободы, не той, что царит на раздавленной деспотией коммунистов Кубе.

Встреча с президентом Тайваня Цай Инвэнь, дружеские беседы с депутатами парламента и с теми китайцами, которые бежали с континента от тирании коммунистов. «Демократия на Тайване будет защищена», — это послание Нэнси Пелоси услышали и на свободном острове, и в коммунистическом Китае, и в США, и в мире. Сенат США уже рассматривает законопроект о подтверждении и усилении обязательств США в отношении Тайваня. Тихоокеанский регион понял — США не перестанут защищать демократии Дальнего Востока — Японию, Южную Корею, Тайвань, Сингапур, если сами народы этих стран желают жить в системе настоящего народовластия. Визит Пелоси в демократические страны региона продолжился, а уверенность в позиции Соединенных Штатов окрепла.

И, надо сказать, риск здесь имел смысл. Дальний Восток превратился за последние десятилетия во второй после христианского Запада регион высокотехнологичной саморазвивающейся экономики и устойчивого народовластия. Думаю, к радости великого Конфуция, его учение стало основанием для второй развитой современной цивилизации после христианской — дальневосточной конфуцианской.

На моей памяти страны Дальнего Востока, избежавшие коммунистической диктатуры, успешно осуществив экономическую модернизацию одна за другой, перешли к политической демократии как к некоторому увенчанию успешного комплексного развития нации. Первой была Япония, потом Южная Корея, одновременно с ней Сингапур (территориально это Юго-Восточная Азия, но цивилизационно конечно Дальний Восток) и, наконец — в конце 1990-х — Тайвань. Повсюду авторитарные режимы, не претендовавшие на контроль над экономикой, успешно трансформировались в демократии. Этот феномен уже изучают ученые, и еще долго будут изучать.

В ряду конфуцианских демократий можно было бы назвать и Гонконг, подобный Сингапуру сплав британской политической культуры и конфуцианского сознания давший великолепный результат. Но на наших глазах Гонконг был сожран коммунистическим Китаем. Даже репутационные и экономические издержки не предотвратили уничтожения этого «золотого яблока». Для тоталитарных режимов жажда всецелого обладания землей и волей людей значит бесконечно больше и денег, и доброго имени. С беженцами из Гонконга тоже нашла время встретиться Нэнси Пелоси и сопровождавшие ее конгрессмены в Тайбэе.

Думаю, именно судьба Гонконга заставила Конгресс США пойти на столь решительный шаг

Думаю, именно судьба Гонконга заставила Конгресс США пойти на столь решительный шаг как визит его делегации на «остров свободы». Успешные демократии, тем более экономически высокоразвитые, надо защищать, особенно если остров с 23 млн граждан противостоит континентальному гиганту с почти 1,5 млрд обитателей.

Стоит заметить, что свободный Тайвань в системе мировых связей и противостояний ценен не только сам по себе. В некотором роде Тайвань — это не только «остров свободы», но и «остров Крым». Это часть огромной Дальневосточной империи, сохранившая свободу от коммунизма в то время, когда в результате долгой и кровавой гражданской войны остальной Китай был покорен армией Мао. Около полутора миллионов сторонников президента Чан Кайши бежали на Тайвань. Там действовал общекитайский парламент, управлявшийся вполне авторитарно Гоминьданом.

Благодаря помощи США красная армия Китая (НОАК) не смогла высадиться на острове и покорить его. И Тайвань начал самостоятельное развитие вне коммунизма. Сначала на острове была создана высокоразвитая экономика и надежная правовая система (вот где видна роль Конфуция), а потом, при сыне Чан Кайши Цзян Цзинго, ставшем главой Гоминьдана и президентом острова в 1978 году, начали формироваться органы гражданского самоуправления, упрочилась свобода СМИ, и, наконец, в 2000 году на президентских выборах победила оппозиционная Прогрессивная демократическая партия и ее лидер Чэнь Шуйбянь.

Эта партия, которая и ныне управляет островом, желает объявить его независимым государством, а Гоминьдан продолжает стремиться на континент, надеясь положить начало возрождению Китая, превратить его в такую же демократическую и экономически процветающую страну, какой стала «мятежная провинция». Коренные жители Тайваня скорее за независимость, потомки эмигрантов 1949 года и беженцы — за осуществление миссии на континенте. Но, конечно, исключительно мирными средствами. Ни о каком «военном весеннем походе» речи давно не ведет никто из серьезных людей.

Итак, Тайвань не просто «остров свободы». Это еще и залог свободы и процветания для нынешнего коммунистического Китая. Залог, который при благоприятных обстоятельствах может осуществиться.

Си Цзиньпин и его окружение хотят, чтобы их подданные видели в Тайване только «мятежную провинцию» и желали ее присоединения, чтобы жители острова стали такими же подневольными слугами красного Богдыхана, как они сами и как граждане Гонконга. Увы, не только в Китае, но и повсюду, рабы часто мечтают не о свободе, а о порабощении свободных соседей, «чтобы не было обидно» нести ярмо с брякушками. Многие, но далеко не все. Немало китайцев на континенте смотрят на Тайвань с надеждой, с мыслью, что их народ не обречен на деспотию и коммунистическое бесправие, на вторичную экономику, на бедность. Культурная матрица на Тайване та же, что и на континенте, а вот жизнь совсем иная — достойная и свободная. И это страшит пекинских лидеров как мало что иное. Потому они и сожрали Гонконг. Он их тоже страшил.

А для США и иных демократических высокоразвитых государств Тайвань стал посланием их главному тоталитарному сопернику, не режиму, а народу: Хотите жить достойно, стройте у себя не деспотию, алчную до рабов и земель, а демократию, стремящуюся к хозяйственному и культурному процветанию, хранящую традиции предков и творчески преобразующие их в будущее.

Вот почему Нэнси Пелоси решилась на этот визит. И, к чести председателя Си, у него хватило разума не ввергать мир в войну, хватило сил сдержаться, просчитать издержки и варианты развития. Тоталитарным тиранам труднее всего сдерживать себя там, где их, по их мнению, унижают. Некоторые так не умеют. Но Континентальный Китай показал, что какие-то уроки мудрого Конфуция усвоены и его элитой. И это дает надежду на будущее и делает 19-часовой визит Нэнси Пелоси в Тайбэй еще более многообещающим.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X