После встреч с Эрдоганом и Си. Что получил Путин от поездки в Самарканд

19 сентября, 12:43
Виталий Портников: Еще до встречи Путина и Си Цзиньпина произошло событие, доказавшее, что Китай — не столько союзник, сколько конкурент России (Фото:REUTERS)

Виталий Портников: Еще до встречи Путина и Си Цзиньпина произошло событие, доказавшее, что Китай — не столько союзник, сколько конкурент России (Фото:REUTERS)

Внимательное рассмотрение итогов саммита Шанхайской организации сотрудничества в Самарканде демонстрирует, что никаких реальных результатов — кроме, возможно, пропагандистских — Путин так и не достиг

Саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде в Кремле могли рассматривать как важное доказательство того, что Западу не удалось достичь международной изоляции Российской Федерации. Еще бы! Ведь на этом саммите президент России Владимир Путин встречался с лидерами Китая, Индии, Турции и Ирана, общался с главами бывших советских республик, то есть демонстрировал, что сейчас внешняя политика России обращена к «многополярному» миру. А если Запад не хочет признавать сам факт существования такого мира и вводит санкции против России — это проблема Запада, пишет Виталий Портников для Радио.Свобода.

Видео дня

Но внимательное рассмотрение итогов саммита ШОС демонстрирует, что никаких реальных результатов — кроме возможно пропагандистских — Владимир Путин так и не достиг.

Наибольшие ожидания были, разумеется, от его встречи с главой КНР Си Цзиньпином, тем более что это первая такая встреча после начала масштабной войны против Украины. Однако, несмотря на все любезности, которыми сопровождали эту встречу, никаких конкретных результатов у нее не было. Западные аналитики даже заговорили, что Россия постепенно превращается в экономического и политического «вассала» Китая и в то же время Пекин пытается избежать каких-либо осложнений в отношениях с Западом, которые могут возникнуть в случае сознательного и демонстративного нарушения санкционного режима.

На самом деле еще до встречи Путина и Си Цзиньпина произошло событие, доказавшее, что Китай — не столько союзник, сколько конкурент России. Перед прилетом в Самарканд глава КНР посетил столицу Казахстана. На переговорах с президентом этой страны Касим-Жомартом Токаевым прозвучали его слова о гарантиях суверенитета и территориальной целостности Казахстана. Но кто может угрожать этой территориальной целостности? Недавняя оперативно удаленная заметка в социальной сети заместителя председателя Совета безопасности России Дмитрия Медведева как раз о претензиях на территорию Казахстана не оставляет сомнений в том, где руководство Казахстана может видеть прямую угрозу.

На Востоке к Путину и его политике относятся с опасениями, и это уже даже не скрывают

Да и на саммите в Узбекистане интерес к общению с главой КНР был более очевидным, чем интерес к общению с президентом России. И это тоже легко понятно. Китай — вторая экономика современного мира. Россия теперь не входит даже в первую десятку. С кем хотел бы общаться руководитель любой страны, рассчитывающей на инвестиции? И что может предложить Путин не только странам Центральной Азии, но и Китаю? Может быть, проект экономического коридора Китай-Монголия-Россия? Об этом «коридоре» руководители России, Китая и Монголии разговаривали на трехсторонней встрече. И что же? Осуществление проекта, начатого пять лет назад, продлили еще пять лет. Никакого «коридора» как не было, так и нет.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Никто в Самарканде не поддержал милитаризм Путина

Как раз в дни проведения саммита снова разразился пограничный конфликт между двумя союзниками России, членами ОДКБ — Кыргызстаном и Таджикистаном.

Президенты обеих стран находились в Самарканде и даже встречались друг с другом. Интересно, что Путин даже не попытался приложить усилия, чтобы стать посредником в этом урегулировании, а Таджикистан и Кыргызстан не апеллировали к России и ОДКБ. А вот премьер-министр Армении Никол Пашинян, страна которого тоже в дни проведения саммита оказалась в ситуации пограничного конфликта с соседним Азербайджаном, к ОДКБ и России как раз апеллировал — но никакого внятного ответа не услышал. Но ведь у Путина было немало возможностей продемонстрировать свою заинтересованность в ситуации хотя бы в том же Самарканде, где он оказался рядом с президентами Азербайджана и Турции.

И самое главное — никто в Самарканде не поддержал путинского милитаризма. Более того, собеседники российского публичного президента говорили с ним о мире.

«Мы работаем над тем, чтобы по дипломатическому пути как можно быстрее положить конец конфликту в Украине», — заявил в присутствии Путина президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

«Я знаю, что сегодняшняя эпоха — это не эпоха войн, и я говорил с вами по телефону об этом», — сказал Путину премьер-министр Индии Нарендра Моди.

И кремлевскому правителю приходилось буквально оправдываться, утверждать, что Россия сделает все, чтобы остановить это как можно скорее.

Вряд ли подобные результаты саммита в Самарканде можно считать дипломатическим успехом президента России. Вопрос даже не в том, находится ли российский президент в изоляции на Западе. Вопрос в том, что и на Востоке к Путину и его политике относятся с опасениями, и это уже даже не скрывают.

Опубликовано с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 г. Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Показать ещё новости
Радіо НВ
X