Это бета-версия нового сайта Нового Времени. Присылайте свои замечания по адресу newsite@nv.ua

Как очевидное становится невероятным

4 декабря, 19:18
852

Нетерпимость и нетолерантность русских не знает альтернатив

Мы все чаще сталкиваемся с новым феноменом: длительная отрицательная селекция, мощная государственная пропаганда и целенаправленное зомбирование россиян практически перечеркивают неопровержимые факты. Постоянная промывка мозгов приводит к тому, что очевидное все чаще становится невероятным.

Критичность, аргументированность, очевидность вымываются пропагандистскими штампами и установками. В эпоху резкого увеличения количества людей с высшим образованием, широкого распространения интернета и глобальной информированности для огромного количества людей явное и бесспорное перестает быть реальным.

Андрей Илларионов, анализируя в статье «Что не так с россиянами?» статистику восприятия народонаселением террористических актов и преступлений, совершенных российской властью, отметил, что чуть ли не 99% опрошенных напрочь отрицает явное и очевидное, заключив, что «промывка» мозгов работает весьма успешно и что абсолютное большинство русских заморочено непрерывным потоком дезинформации: «Столько лет применять жесточайшие методы нейролингвистического программирования против граждан могут только психологические садисты. Вот и результат. Это похоже на информационный геноцид».

Достучаться до разума такого фанатика невозможно и даже опасно

Мощному потоку российской пропаганды сопутствуют невежество, инфантилизм, деформированное сознание, низкий уровень духовного развития, а также оруэлловские двоемыслие, лукавство, лицемерие, ложь. Можно назвать множество причин вышеуказанной неадекватности: систематическое зомбирование, крайняя степень иррационализма и неадекватности, эффект травматической убежденности, уничтожение и выдавливание из страны лучшего генофонда, длительный отрицательный отбор. Всё это в совокупности, по мнению Илларионова, приводит к тому, что никакие, даже неопровержимые свидетельства о преступной деятельности «своих», не могут изменить отношение масс к «своему» как к святому, сакральному и неприкосновенному.
Мне представляется, что к этому феномену неприменимо предложенное Илларионовым понятие «эффект религиозной убежденности». Под руссо- или патриофанатизмом обычно понимают не просто слепое и бескомпромиссное следование примитивным убеждениям, внушенным телескрином, или марксистко-ленинская нетерпимость к чужим взглядам и убеждениям, но неукротимое стремление навязывания своей точки зрения другим.

Нетерпимость и нетолерантность русских не знает альтернатив, они глухи и слепы к доводам и фактам, не видят разрушительных последствий собственных действий и напоминают фанатиков, живущих в параллельной реальности. Достучаться до разума такого фанатика невозможно и даже опасно.
Доведенный пропагандой до состояния зомби или йеху, руссофанатик становится абсолютно нечувствительным к голосам разума, доводам, аргументам и даже очевидным фактам. Он более неспособен, как, скажем некогда одурманенные гитлеровской пропагандой нацисты, различать добро и зло, свет и тьму, ум и глупость — система мировосприятия уплощена до того, что всё, что касается его веры, является правильным и допустимым, а всё, что отличается – плохим, осуждаемым и подлежит уничтожению. Продуктивный диалог с руссофанатиком невозможен, ибо любая попытка повлиять на его мировосприятие воспринимается им как враждебная. К тому же в его сознание вставлена программа «вражеского окружения», которая защищает его от любых «посягательств на правоверие».
Политическая практика показывает, что чаще всего фанатизм не индивидуален, а носит характер массового умопомешательства – это легко разогревается пропагандой, нацеленной на коллективное бессознательное. Некогда Вольтер в «Философском словаре» определил фанатика следующим образом: «Тот, кому свойственны экстазы и видения, кто принимает свои сны за нечто реальное и плоды своего воображения за пророчества, того можно назвать энтузиастом, но тот, кто поддерживает свое безумие, убивая, фанатик». Фанатики всегда убеждены в том, что «все их идеи внушены им свыше». Фанатизм, считает Вольтер, неизменно опирается на силу и всегда готов казнить и убивать: фанатики — это «судьи, которые выносят смертные приговоры тем, кто думает иначе, чем они». Наиболее отвратительным примером фанатизма он называет Варфоломеевскую ночь.
Важный признак фанатизма — безудержная гордыня: «я прав, а вы все не правы», «мы лучше других», «мы крутые и нам Бог простит всё, любые преступления». Руссофанатизм — это не ощущение себя в мире, а параноидальное выведение мира из себя.
Фанатики, националисты и зомбопатриоты — главные бедоносцы мира, настолько уверенные в своей единственной правде, что готовы ради нее уничтожить все вокруг.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua