Моим критикам

23 января, 21:40
НВ Премиум
Цей матеріал також доступний українською

Мои критики пишут, что своими призывами преодолеть прошлое я размываю национальные приоритеты. Я считаю, что наш приоритет — ослабить зависимость от той части исторического наследия, которая отравляет нас и мешает идти вперед

Журналистки Ирина Костенко и Ирина Халупа написали отзыв в НВ на мою новую книгу «Подолати минуле: Глобальна історія України». Я благодарен им за это и обещаю принимать их критику во внимание. Но отвечу на те пункты, с которыми не согласен.

Видео дня

В своей книге я пишу, что дискуссия вокруг того, чьим государством была древняя Русь — украинским или русским — лишена смысла. Мои критики с этим не согласны. Они ссылаются на авторитет Михаила Грушевского.

Грушевский был великим историком. Но это не значит, что с тех пор историческая наука не развивалась. Уже его ученик Мирон Кордуба считал, что украинское государство возникло позже — и этот тезис вызвал дискуссию, похожую на нашу. Сейчас я не знаю ни одного профессионального историка (пропагандистов не рассматриваем), который бы утверждал, что Русь была национальным государством — безразлично, русским, украинским или скандинавским.

Мои критики не согласны с утверждением, что Русь отличалась бедной интеллектуальной традицией. В качестве контраргумента предполагается, что при Софии Киевской действовала протоакадемия и существовала княжеская библиотека. Возможно, так и было, хотя твердых доказательств нет. Но эти примеры свидетельствуют о существовании определенной интеллектуальной традиции, а не богатой интеллектуальной традиции.

Центрами интенсивной интеллектуальной жизни были университеты. Вопрос: почему ни один из них не появился на Руси? Утверждение о том, что богатую интеллектуальную традицию уничтожили монголы, а затем московские цари — как это делают мои критики — мало что объясняет. Первые европейские университеты — Болонский, Кембридж, Оксфорд, Сорбонна и другие — создались еще до появления монголов и Московского царства. Самым восточным европейским университетом был созданный в 1364 году Ягеллонский в Кракове. А дальше на Восток в православном мире существовала пустота вплоть до появления Киево-Могилянской академии в 1632 году и Московского университета, возникшего почти на 120 лет позже.

Другой разумной альтернативы для Украины я не вижу

Древняя Русь, несомненно, была европейским государством. Но с XII в. она начала двигаться по другой траектории, чем государства в западной части Европы. Русь не участвовала в том, что называют средневековым европейским возрождением и связывают с интеллектуальным и креативным прорывом христианского мира. Этот прорыв, в частности, проявился в открытии, через арабское посредничество, забытых античных авторов. Центральным среди них был Аристотель. На русских землях, если судить по историческим исследованиям, его произведения появились только в библиотеке Киево-Могилянской академии.

Мои критики не соглашаются. Они приводят в пример деятельность «величайшего представителя русского неоплатонизма — первого украинца-митрополита Иллариона». Но в этом, собственно, и заключается суть различия: православный мир был скорее платоническим, чем аристотелевским! Дискуссию между Платоном и Аристотелем считают центральной в интеллектуальной истории западного мира. В Руси этой дискуссии не было: не было Аристотеля, поэтому не с кем было дискутировать.

Сегодня, когда на границе с Украиной стоят российские войска, а в Киеве проходит суд над Петром Порошенко, я предпочел бы писать не о Платоне и Аристотеле, но о чем-то другом. Но от истории не уйдешь. Потому что и российские войска на границе, и суд над Порошенко в Киеве (выборочное правосудие!) являются частями наследия «русского мира».

Этот «мир» не является вымыслом Путина. Он реально существует. К нему относятся страны, принявшие христианство от Византии и зависящие от ее наследия. А в этом наследии даже при самой щедрой оценке нельзя найти прорывных достижений в науке, философии, великой литературе и развитии демократических традиций.

Страны «русского мира» обычно имеют худшие показатели человеческого развития и сильные авторитарные тенденции. Это иногда объясняют внешними факторами: последствиями монгольского или османского завоевания и их периферийным статусом в мировой экономической системе. Внешние факторы, несомненно, сыграли свою роль. Но в истории этих стран проступают черты, которые мы видим еще до завоеваний и образования мирового рынка. В частности, в том государстве, которое мы называем Киевской Русью и боремся с Путиным за право называть его своим.

Мои критики пишут, что своими призывами преодолеть прошлое я размываю и ослабляю национальные приоритеты. Я же считаю, что наш национальный приоритет — ослабить зависимость от той части исторического наследия, которая отравляет нас и препятствует идти вперед.

За последние 30 лет Украина многое сделала, чтобы бежать из «русского мира». Как далеко, покажут испытания следующих нескольких месяцев, если не недели. Но другой разумной альтернативы для Украины я не вижу.

Колонка опубликована в журнале НВ № 2 за январь 2022 года. Републикация полной версии запрещена. Читателям будет доступна только онлайн-версия журнала.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Мнения
Дайджест авторских взглядов по наиболее острым вопросам
Каждый вторник

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X