Переживет ли Украина 2015‑й год

9 комментировать
И украинское везение, и крах русской весны является частью одной истории — Украина демонстрирует удивительную живучесть

И украинское везение, и крах русской весны является частью одной истории — Украина демонстрирует удивительную живучесть

Вопрос, который я задаю себе с начала года. После мукачевских событий он звучит по‑новому

В 1994 году Украина переживала свой первый глубокий политический и экономический кризис. Тогда появилось несколько серьезных статей о том, удастся ли стране выжить. Среди аргументов больше всего запомнился такой: за последние 200 лет образовались сотни национальных государств, и ни одно из них не прекратило своего существования. Исчезали империи, федеративные страны (такие как Чехословакия и Югославия), но не национальные государства. Украина, возможно, и своеобразная страна, но вряд ли настолько уникальная, чтобы исчезнуть с политической карты мира.

Тогда этот аргумент казался железным. Сейчас — нет. Его относительность в свое время продемонстрировал британский философ Бертран Рассел, сформулировавший теорию об индейке: если ее кормить 999 дней подряд, она решит, что так будет продолжаться вечно, - но затем может наступить 1000‑й, на который придется День благодарения, и поджаренная индейка окажется на праздничном столе.

Так вот: если в течение 200 лет 100 национальных государств не распались, это не означает, что на 201‑й год не появится первая распавшаяся. Например, современная Украина.

До сих пор нашей стране везло

“Переживет ли Украина 2015‑й?” — вопрос, который я задаю себе с начала года. Раньше не хотел обсуждать его публично: в сложной ситуации говорить о кризисе — значит, в определенной степени провоцировать его усугубление. К тому же до сих пор стране везло: то зима оказалась мягкой, то Порошенко и Коломойский вместо того, чтобы пойти войной друг на друга, помирились, да и наступление российских войск то ли захлебнулось, то ли не началось.

Мукачевские события ставят этот вопрос по‑новому. До сегодняшнего момента в стране был конфликт между политиками, партиями и регионами. Теперь — конфликт между законными и незаконными вооруженными отрядами. Не буду выяснять, кто из них хороший, а кто плохой. Речь о другом: государство потеряло монополию на законное насилие, открыв ящик Пандоры.

Похоже, как и в 1994 году, политический кризис накладывается на экономический. И дело даже не в ущербе, связанном с войной, потерей Крыма, происходящем в Донбассе и внешних долгах. Огромную дыру в госбюджете, по словам одного известного эксперта, и без этого нечем залатать. И дефолт мало что изменит. И образовалась эта дыра задолго до войны, еще во времена правительства Юлии Тимошенко. Каждое новое правительство лишь увеличивало ее. Таким же образом и монополию на применение силы украинское государство потеряло не сегодня. Прецедент создал Янукович, выпустив на политическую арену титушек. То, что произошло позже, включая насилие на Евромайдане, стало продолжением. И не факт, что в Мукачево все закончится.

В плюс Украине можно записать тот факт, что в нынешней ситуации она выстояла перед агрессией Путина и русской весной. Мой тезис: и украинское везение, и крах русской весны является частью одной истории — Украина демонстрирует удивительную живучесть.

Сложно понять причины этой живучести. Мне кажется, их две. Первая — высокий уровень теневой экономики, достигающий, по оценкам экспертов, 60–70 %. Почему? Потому что тень является своеобразной подушкой, не позволяющей стране впасть в экономический коллапс. Коррупция — часть этой тени. Она стала корсетом, заменяющим здоровый хребет, и если его снять, страна может упасть.

Вторая причина заключается в том, что гарантом целостности Украины является страх ее населения. Согласно исследованиям, одна из главных мотиваций украинцев, побуждающая их к действиям,— собственная безопасность. Люди готовы на все ради обеспечения безопасности для себя и близких, а потому избегают потенциально опасных сценариев. Например, как с русской весной: принять ее — означает пригласить войну к себе в дом.

Страх является самым сильным чувством. По своей природе он может сравняться разве что с любовью. Украина получает любовь активного меньшинства патриотов, отправляющихся в АТО, занимающихся волонтерством и так далее, и страх пассивного большинства обывателей, тех, кто боится потерять родину из чувства самосохранения.

Что в сухом остатке? Страна, имеющая, помимо государственных институтов, активное гражданское общество и высокий уровень патриотизма, скреплена теневой экономикой и страхом. Благодаря такому миксу можно выживать и в 2015-м году, и потом. Но ключевое слово — выживать, а не жить.

Для жизни нужны радикальные и быстрые изменения. И начинаются они лишь тогда, когда к власти приходит политический класс, который действительно, а не на словах, хочет жить по‑новому. Это — не сказка и не утопия, а реальная история стран, которым удалось это сделать. Станет ли она украинской, я не знаю. Но желаю нам всем крепкого здоровья и долгих лет жизни. Потому что шанс на радикальные изменения мы снова, кажется, упустили, а нового придется ждать долго.


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.