Маринад русского мира. О смертельном ДТП с участием Ефремова

13 июня 2020, 22:40

Что я хочу сказать об этом происшествии? Давайте рассмотрим со всех сторон

Фабулу ДТП со смертельным исходом в Москве уже все знают: внедорожник ехал по загибу Садового кольца, не удержался в левом ряду, выскочил на встречную полосу и лоб в лоб ударил курьерскую машину. Поначалу предполагалось, что водитель сильно ранен. Однако в результате столкновения он скончался. Вероятно, уже в больнице. А еще на месте выяснилось, что за рулем авто, спровоцировавшего ДТП, оказался знаменитый российский актер Михаил Ефремов, сын Олега Ефремова.

Видео дня

Здесь все в принципе ясно. На видео Ефремов выглядит настолько невменяемым физически, что не о чем говорить — там и экспертиза не нужна, на всех кадрах совершенно очевидно состояние человека, который не должен был ни в коем случае садиться за руль.

Что же я хочу сказать об этом происшествии? Давайте рассмотрим со всех сторон. Поскольку, на мой взгляд, дело даже не в конкретных людях и в конкретной аварии, а в контексте, в котором все это происходит и обсуждается.

Во-первых, хочется обратить внимание на то, что в Москве, да и на всем постсоветском пространстве, однако в Москве особенно: большая машина — это знак местной духовности и положения в кастовой иерархии. Большая, дорогая машина, значительно превосходящая другие, это обязательный атрибут московской жизни, успешности в ней. И не важно — генерал ты ФСБ, артист, либеральный, свободолюбивый, привластный или нет — не важно, все равно — машина обязательно должна быть большая. И если ты едешь на большой машине, ты чувствуешь себя совершенно по-другому, это тоже часть русской ментальности, которая, собственно, и привела к тому состоянию России, которое сейчас имеется. Это представление о том, что я выше, я сильнее, я тяжелее и мне можно больше. Это в Испании, например, моего товарища, мультимиллионер в аэропорту встречал на фиате. Но здесь так нельзя. Если ты хоть чего-то добился в советской жизни, постсоветской жизни, у тебя должна быть большая машина — это знак статуса.

Сейчас вся Россия превратилась в ментальную мельницу

Там такой образ жизни. Там так нужно. И еще один важный момент. Находясь в этом условно ментальном танке — машине, превосходящей по объемам и защитным уровням другие авто — у тебя больше шансов остаться целым при любом столкновении, если речь, конечно, не о Камазе или фуре. И примерно столько же шансов, что водитель консервной банки, которая попадает под твой танк — пострадает гораздо больше. Потому что там такой защиты нет. И это тоже разные уровни социума. Разные уровни защиты и нападения.

Я, конечно, если честно, в принципе удивился, что у Ефремова есть машина, учитывая, какой образ жизни он ведет. Но что-то подсказывает, что если человек садится за руль в такой кондиции, в таком состоянии, то, наверное, раз 10−15 ему уже удавалось договориться с кем-то, кто его останавливал, и поехать дальше. Поэтому сел за руль и в этот раз. Потому что прав никогда не лишали. Потому что статус знаменитости.

Это кастовое общество. Если у тебя есть деньги, либо узнаваемое лицо, либо связи, то ты либо заплатишь, либо отговоришься, но вряд ли понесешь наказание. Наказание, скорее бы понес, если бы хоть чуть-чуть был под пивом тот парень из Рязани, которого убил своей машиной Михаил Ефремов. Это тоже часть русской жизни. Когда вроде как ты имеешь статус, блат какой-то, но такая русская жизнь, как по мне — это русская смерть. Это смерть достоинства, когда ты становишься частью системы, и она тебя либо прощает за деньги, либо выгораживает в силу твоей знаменитости и так далее.

Сейчас многие в России говорят, мол, а если бы на месте этого рязанского парня был я, как же страшно. Но рассуждают о нем, как о парне из Рязани. Обычное дело для России: мой дворник — таджик, моя консьержка — узбечка. Это всегда подчеркивается. Это кастовое общество. И в повседневной жизни, и даже после смерти — оно кастовое. Ты либо на коне, либо впряжен в ярмо. Даже если не признаешь этого.

Но главный смысл в другом. Попытаюсь объяснить. Речь о том, что Михаил Ефремов вошел в эту российскую элиту. Да, он читал резко проукраинские стихи Орлуши, хотя сам никогда не выражал своей проукраинской позиции. Но и тот же Ефремов ляпнул какую-то глупость о том, что Крым нужно за газ продать. Учитывая особенности личности, я бы к этому серьезно не относился. Просто он такой россиянин. Причем — из интеллигенции. И да, тот же Ефремов снимался у крымнашиста Стоянова. В отвратительных позорных роликах с дешевыми шуточками. Наверное, хорошо ему платили.

Так вот это главное — я о неразборчивости. О том, что в русском рейхе, каким является Россия, особенно в ее элитах — все смешано. Там и Прилепин, и Охлобыстин, полностью чокнутый — они все друзья, все вместе, все из одних детсадов, из одних районов, из одних тусовок. Кто-то приблудился из провинции, но тоже примкнул к ним и попал в эту касту. Там одни говорят откровенно — мы за Путина, другие не говорят. Но при этом они все вместе пьют мило друг с другом чай, и не только чай. И вот Михаил Ефремов тоже был в этой касте. И ни с кем из-за политических вопросов отношения он не разрывал. Немножко в Барвихе выступал, немножко на России 24 и немножко в Украине — читал стихи Орлуши. Такая вот полупозиция. И она для них естественна, они иначе не живут.

Такое двуличное лицемерное общество. И когда ты попадаешь в подобную аварию (сам виноват, вопросов нет), но тебя не только начинают ругать те, кто был рядом, кто из твоей касты, начинают и защищать самые неожиданные люди — такие как Охлобыстин. Это хуже некуда, когда вдруг выясняется, что в твоей касте все эти подонки. А ты ведь прорвался туда для чего? Чтобы с ними быть одной крови?

Так вот лучше бы осуждали такие люди, чем защищали. Но они будут защищать.

И самое страшное произойдет потом. И дело даже не в том, что Ефремов будет чувствовать угрызения совести, а он будет чувствовать, я уверен в этом, он хорошо воспитан. Не в том, что он будет корить себя за то, что не вызвал такси или драйвера, что копейки для него вообще стоит.

Дело в ментальной истории.

Поэтому самое страшное произойдет дальше. А дальше Михаила Ефремова начнут отмазывать — те самые крымнашисты, генералы ФСБ, чиновники из администрации президента, которые ходили на его же концерты в Барвихе и ржали над шуточками о Путине. Да, там такое допускается, в этой элите, в этой элитной касте рейха, ржать в пределах разумного там разрешено, в пределах этой клеточки ржать можно. Поэтому нет там таких массовых репрессий, поэтому не все уезжают оттуда. В этом главный смысл гибридного рейха — имитация полусвободы, имитация нормальной жизни, да чуть-чуть особенной русской жизни, но все-таки жизни, хотя я настаиваю на том, что это не жизнь, а смерть.

И, конечно, Ефремова отмажут. Он не будет сидеть в тюрьме. По крайней мере, весь срок. Скорее всего, это будет условный срок. Он заплатит. Такой элемент покупки жизни раба, плебея. Но он пойдет на это, потому что не хочет сидеть в русской тюрьме. И я не желаю ему сидеть в русской тюрьме. Потому что есть русская жизнь — рабская, есть русская смерть — позорная, а есть русская тюрьма — извращение высочайшего уровня, которого даже врагу не пожелаешь. Оттуда человек уже не выходит человеком.

Хотя в целом какая теперь разница. Сейчас вся Россия превратилась в ментальную мельницу, где людям ломают кости. Даже Ефремова переломали. И сейчас доломают его окончательно. Рейх будет его жалеть, обсуждать, немного осуждать, но найдутся те, кто возьмет на поруки, принесет характеристику с работы. И сама авария, и причины, почему он сел за руль, и то, как это будут сейчас обсуждать его дружки — то обливать говном, то жалеть, это все тот рассол, в котором и огурцы, и чеснок — все смешано и превращается в такой маринад русского мира, маринад, в котором умирает человеческое достоинство. Маринад, в котором жить стыдно, умереть глупо.

В общем, дальше ситуация с аварией выльется в полное уничтожение личности. Один погиб физически, а другого разотрут морально. И все, что хорошего было в Михаиле Ефремове, окончательно будет добито и сочувствием, и проклятием его родины, которая на самом деле является родиной страха, рабства, лицемерия, вранья и соглашения с собственной совестью.

Единственное, что может человек сделать, чтобы сохранить себя хотя бы морально, это уехать оттуда. Иначе ты живешь в Средневековье, в рабстве, в унижении. Там нормальный человек выжить может только на кухне. А публичный — не может выжить нигде. Даже в автокатастрофе, в которой физически остался жив.

Больше смотрите в видеоблоге Айдера Муждабаева:


Показать ещё новости
Радіо НВ
X