Диаспора нам поможет

10 февраля, 11:45
4857
Цей матеріал також доступний українською

Война околомедицинской мафии с Ульяной Супрун и медреформой не закончена. Но нам стоит подумать еще об одном аспекте происходящего

Казус с лишением должности и. о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, кроме политического и человеческого измерений, имеет как минимум ещё одно — диаспорное. Или же политэмигрантское. Что не одно и то же. Многие украинцы в США, Канаде, Великобритании, Австралии и других странах не считают себя диаспорой. Они дети или внуки тех, кто боролся за Украину в войнах за независимость и покинул родину не ради возможностей для самореализации, как миллионы земляков.

Диаспоряне же долгие десятилетия жили, не принимая гражданства приютивших их государств, поднимая в новогоднюю ночь тост за то, чтобы в скором времени вернуться в родные места — во Львов, Бучач, Харьков, Луцк, Перемышль, Хуст. Они в местах своего, как думали, временного пристанища создавали или восстанавливали институции, которые были у них на родине — церковь, школы, кооперативы; политические партии — от гетманцев, ОУН до социалистов; академические институции — УВАН и НТШ и т. д. Словом, это были борцы за Украину, мечтавшие послужить делу восстановления независимой державы мечом, трудом и компетенцией.

Дождались немногие. В годы горбачевской перестройки они первыми начали собирать миллионы долларов в помощь жертвам Чернобыля. А чуть позже, когда сине-желтые стяги появились на наших улицах, переправляли факсы, компьютеры, ксероксы, бумагу для первых независимых антикоммунистических газет. Без этой неоценимой помощи нельзя написать историю Народного Руха и массового политического движения за выход из коммунистической империи зла.

Украина обязана протягивать руку своей диаспоре

А когда в СССР приняли закон о кооперации и стало развиваться частное предпринимательство, многие дети политэмигрантов оставляли родные Торонто и Нью-Йорк и приезжали на родину предков, чтобы делать деньги, помогая и себе, и другим. Не у всех вышло. Часто во время поездок на Запад приходится слышать горькие истории о том, как чиновники, кидалы и рэкетиры отбирали в начале 1990‑х немалые средства у наивных диаспорян. Но были и истории успеха. К примеру, вот уже 30 лет в центре столицы работает пиццерия, созданная Мироном Спольским, пластуном и сыном политэмигранта-националиста.

Рожденный в Германии Андрей Васькович возглавляет благотворительную организацию Каритас. Американец Мирон Васылык многие годы успешно работает в консалтинге, а профессор из Гарварда Григорий Грабович основал издательство Критика и выпускает одноименный интеллектуальный журнал. Выпускник того же Гарварда Борис Гудзяк стал в Украине священником и воссоздал Украинский Католический университет. Канадцы Мыхайло Вынныцькый и Юрий Веретельник преподают в Киево-Могилянской академии — социологию и литературу. Британец Андрий Гундер и бельгиец Андрий Гайдамаха, американцы Юрий Логуш, Иван Лозовый и Катерина Чумаченко (Ющенко) известны всем, кто интересуется бизнесом и политикой. Богдан Гаврилишин и владыка Любомир Гузар стали моральными авторитетами и принадлежали к инициативной группе “1 декабря”, слово которой так много значило в дни Майдана.

Украинцев, родившихся за пределами Украины и вернувшихся домой, очень много. Но могло быть и больше. Государство, увы, мало сделало для того, чтобы их приезд и получение гражданства были комфортными и простыми. Литва, Эстония, Армения, Израиль активно пользуются авторитетом, деньгами и мозгами своих диаспор. Украина в лице косного чиновничества и недальновидного политического класса ставит им палки в колеса.

А их миллионы. Среди них известные предприниматели, филантропы, госдеятели. Второй политик по влиятельности в Канаде — министр иностранных дел, а в недавнем прошлом журналистка Христя Фриланд. Она и канадка, и украинка. Благо законы ее государства позволяют указывать несколько национальностей.

Опыт этих людей бесценен. Они, будучи гражданами своих стран, не забыли об Украине и часто преисполнены желанием отдать время, силы и деньги земле предков. Отказываться от такого — хуже чем преступление, это ошибка. И тут вспоминаем об Ульяне Супрун. Со своим супругом Марком, еще находясь за океаном, они оказывали большую помощь армии, организовали школу реабилитации наших воинов. А потом ее пригласили в правительство, и она, получив паспорт с трезубцем, стала уже де-юре одной из нас.

Все, что было дальше, происходит у нас на глазах. Война околомедицинской мафии с доктором Супрун и противодействие медицинской реформе привели к уродливому судебному решению о запрете работать на посту и. о. министра. Уверен, что это не конец. Все будет хорошо. Но заложенные еще в советское время штаммы ненависти и страха перед Западом довлеют над частью политикума и избирателей. И этим пользуются негодяи и популисты.

Украина обязана протягивать руку своей диаспоре. Это нужно не только нам. Это нужно и тем, кто, уехав за тысячи километров от родины, остается опорой для нации, которая борется и, уверен, победит.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 7 февраля 2018 года. Републикация полной версии запрещена.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Политика

Вчера, 11:42

article_img
Изоляция российского интернета и Мосийчук, готовый к самосожжению
Политика

Вчера, 13:24

article_img
Короли наличности. Кто из ключевых кандидатов в президенты имеет больше всего денег "на руках"
Гаджеты

Вчера, 10:01

article_img
Умри, Xiaomi. Обзор смартфона Samsung Galaxy J6 Plus