БЦЖ и COVID-19. Поможет ли старая прививка победить новый вирус?

16 июля 2020, 22:05
Цей матеріал також доступний українською

Намеки на то, что вакцинация от туберкулеза вакциной БЦЖ заметно снижает шансы на тяжелое течение коронавирусной инфекции были уже давно

Еще в самом начале пандемии врачи и ученые заметили, что смертей от вируса заметно меньше в странах с большим охватом вакцинацией БЦЖ. Это выглядело обнадеживающе, но было очень тяжело доказать, что это именно эффект вакцины, а не влияние сопутствующих факторов, таких как плохая статистика, меньшие объемы тестирования и меньшая продолжительность жизни в странах с большим распространением туберкулеза.

Видео дня

И вот в очень авторитетном журнале PNAS вышла статья, где была тщательно проанализирована связь БЦЖ-индекса и смертности от СOVID-19.

БЦЖ-индекс — это комплексная характеристика, которая включает в себя возраст вакцинируемых, число лет, в течении которых проводилась вакцинация в стране и среднее покрытие населения вакцинацией.

Оказалось, что чем более массовой была вакцинация БЦЖ, тем меньше смертность от коронавируса в конкретной стране. Рост БЦЖ-индекса на 10% приводит к снижению смертности на 10.4% т. е. очень красивая линейная зависимость.

Иммунная система оказывается «обученной» быть более бдительной

Авторы считают, что эффект БЦЖ объясняется стимуляцией неспецифического врожденного иммунитета широкого спектра действия у привитых людей. Именно он позволяет использовать БЦЖ для борьбы с некоторыми видами рака — иммунная система «обучается» быть более бдительной и лучше реагирует на патогены и аномальные клетки даже не имея строго специфической реакции на них.

Тем не менее, в отношении этих данных сохраняется очень большой скепсис. Мол, мало ли какие перекосы в статистике могут быть. На самом деле таких перекосов быть не может. Попробуем разобраться почему.

Естественно, авторы работы прекрасно понимали, что надо учесть влияние множества других популяционных факторов. Вот что было учтено как возможные влияющие переменные:

— Доступ к медицинской помощи,

— Доступ к образованию и информированию об эпидемии,

— Доход (на основе Human Development Index),

— Численность населения,

— Плотность населения,

— Уровень урбанизации,

— Возрастная структура населения.

В выборку включались только те страны, где фиксировалась как минимум одна смерть от COVID-19 на миллион жителей, было ≥15% популяции в возрасте более 65 лет, было >60% городского населения, <300 жителей на квадратный километр площади страны и имелся индекс человеческого развития>0.7.

Из всех этих факторов больше всего со смертностью от COVID-19 коррелировал уровень дохода и тесно связанное с ним число людей старше 65 лет. Также, естественно, сильно влияла плотность населения.

Для исключения этих факторов авторы провели отдельный анализ для 22 социально сходных европейских стран, в который попала и Украина. Можно долго иронизировать по поводу того, что сравнение Украины и Швейцарии невозможно, но даже если выкинуть Украину из этой выборки, то качественно данные никак не поменяются.

Кроме того, страны с очевидно фальсифицированной статистикой смертности — Россия и Белорусь — в эту выборку не попали и данные не искажают.

После статистической коррекции на действие всех ассоциированных факторов корреляция БЦЖ и смертности все равно осталась, причем значительная и красиво линейная.

Действительно, доказана лишь корреляция между меньшей смертностью от COVID-19 и большим охватом БЦЖ для разных стран. Прямых доказательств причинно-следственной связи нет. Но, в то же время, нет и никаких альтернативных гипотез, объясняющих эту корреляцию.

Генетических факторов, одновременно делающих население восприимчивым к туберкулезу и невосприимчивым к COVID-19 не найдено. И вообще ни одного разумного так званого третьего фактора, который мог бы объяснять одновременно меньшую смертность от вируса и большее распространение вакцинации БЦЖ никто придумать не может еще с апреля.

Зависимости смертности от COVID-19 от заболеваемости самим туберкулезом нет. Соответственно, социальные и экономические факторы, приводящие к эпидемии туберкулеза, не могут быть причиной разницы в заболеваемости COVID-19. А если бы и были, то работать они должны в обратную сторону — с какого перепугу бедное и забитое туберкулезное население было бы менее подвержено вирусу?

Возможные искажения статистики по COVID-19 не могут настолько явно коррелировать с вакцинацией БЦЖ. Можно представить, что бедные страны сильнее занижают смертность, но никак невозможно представить, что масштаб искажений строго линейно зависит от охвата БЦЖ — это уже из разряда нездоровой мистики.

Даже если все страны Восточной Европы обманывают (что тоже маловероятно), то Финляндия, Норвегия, Литва и т. п. вряд ли сильно врут в статистике. Если бы часть «туберкулезных» стран врали, а часть нет, то в правой части графиков был бы огромный разброс точек, но его там нет — все идет на удивление кучно.

Данные о смертности брались за первые два месяца эпидемии до 22 апреля. В это время эффект от карантинных мер еще не был особенно заметен — во всех странах наблюдался рост заболеваемости. В работе также делалась поправка на фазу развития эпидемии. В любом случае карантинные меры в Европе были везде более-менее сопоставимыми, причем в странах с большей заболеваемостью карантин был намного более жестким т. е. он работал против наблюдаемого тренда и мог только уменьшить его, но никак не увеличить и уж тем более не обусловить.

Это ничего не меняет конкретно для вас. Наличие защитного эффекта от БЦЖ на уровне популяции (если он реально есть) ничего не говорит о том, насколько вакцинация влияет на протекание заболевания у конкретного человека. Меньшая смертность по популяции в целом может быть вызвана множеством причин:

— Привитые люди не так легко заражаются и требуют большей инфицирующей дозы.

— Привитые люди менее заразны будучи носителями коронавируса.

— Привитые люди в целом болеют легче, вирус у них ведет себя менее агрессивно и реже приводит к развитию смертельных осложнений.

— Привитые люди менее подвержены другим заболеваниям сердца и легких, которые часто провоцируют смертельное течение COVID-19.

Что из этого имеет место — непонятно. До сих пор никто не анализировал вакцинальный статус БЦЖ у людей с разной тяжестью течения COVID-19. В принципе провести такие ретроспективные исследования не так уж и сложно: в развитых странах электронные медицинские карты содержат всю нужную информацию, ее надо просто вытащить, анонимизировать и обработать. Возможно, это будет сделано — интерес к этой теме сейчас большой.

Осенью также ожидаются результаты клинических исследований по вакцинации врачей, работающих с коронавирусными больными вакциной БЦЖ, которые проводятся в Нидерландах и Австралии (их запустили еще весной). Если индивидуальный защитный эффект есть, то это будет заметно по меньшей заболеваемости вакцинированных медиков.

Кстати, даже если индивидуальной защиты выявлено не будет, это не значит, что популяционного эффекта тоже быть не может. Если вакцина уменьшает именно заразность больного для окружающих, то в таких исследованиях это никак не выявляется и самому больному никак не помогает, но в масштабе популяции может давать очень сильный эффект.

Как для конкретного человека, так и для правительств и медиков эти данные на сегодняшний день ничего не меняют. Поскольку мы совершенно не понимаем за счет чего именно БЦЖ уменьшает смертность в популяции (и действительно ли уменьшает — вдруг это таки какой-то неизвестный «третий фактор»?), то мы не имеем никаких оснований как-то пересматривать меры борьбы с эпидемией. Все остается по-прежнему: дистанция, маски, ограничение массовых мероприятий, тестирование, самоизоляция больных и контактных — ничего нового.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Мнения
Дайджест авторских взглядов по наиболее острым вопросам
Каждый вторник

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X