В Киеве едва не построили Париж. Как создавались проекты восстановления Киева после Второй мировой войны

29 мая, 11:28
Эксклюзив НВ
Конкурсный проект застройки Крещатика Владимира Заболотного, 1944 год (Фото:Pragmatika media)

Конкурсный проект застройки Крещатика Владимира Заболотного, 1944 год (Фото:Pragmatika media)

Автор: Олег Шама

После Второй мировой войны украинские архитекторы хотели отстроить разрушенный Крещатик по последнему слову европейской строительной моды, впрочем, советские власти оставили главную улицу столицы без «излишеств».

«Только через два года, как я переехал в Киев, решился вопрос с квартирой», — писал о проблемах с жильем в послевоенной украинской столице в своих воспоминаниях Петр Шелест, который с 1963 по 1972 годы возглавлял ЦК Компартии Украины. В 1950 году его перевели из Ленинграда на должность директора авиационного завода. Тогда даже руководители предприятий не всегда имели удобное жилье, а об остальном населении нечего было говорить.

Видео дня

С продовольствием через семь лет после войны было не лучше. В частности, Шелест вспоминал: «С продуктами сложно, в магазинах все на карточки, на базаре дорого, вот и ездим на базары в села и районные центры Киевской области: Таращу, Богуслав, Брусилов, Козелец, ездили и в другие села Житомирской и Черниговской области. Автомашины были свои собственные, так что в любое время можно было уехать и закупить продукты гораздо дешевле, чем в Киеве».

В это же время продолжались конкурсы архитектурных проектов и дискуссий о будущем облике главной киевской улицы — Крещатике. Они начались сразу после того, как советские войска выбили немцев из города.

Пожар на Крещатике в первые дни германской оккупации (Фото: NAC)
Пожар на Крещатике в первые дни германской оккупации / Фото: NAC

В первые дни оккупации только в центре столицы в воздух взлетели 16 домов от управляемой радиосигналом взрывчатки. Ее заложили советские спецслужбы накануне сдачи города. К тому же, первые подпольщики вывели из строя центральный водопровод. Поэтому пожары после взрывов было невозможно потушить, и они уничтожили почти весь Крещатик — сказалась и плотная застройка улицы и близлежащих кварталов. Многие уцелевшие сооружения немцы разрушили, чтобы локализовать огонь. Бои за Киев в октябре 1943-го завершили разрушение — город потерял почти 40% жилищного фонда.

Преодолевать эти потери придется едва ли не 20 лет. Поскольку первые планы лучших архитекторов СССР о будущем виде Киева касались преимущественно его центра. Как и полагается для тоталитарного строя, он должен был стать визиткой мощи страны-победительницы, а еще больше — ее изобилия. И это в то время, когда большинство населения ютилось в коммунальных квартирах и бараках.

Башня на Крещатике по проекту Георгия Гольца, 1944 год (Фото: Личный архив Семена Широчина)
Башня на Крещатике по проекту Георгия Гольца, 1944 год / Фото: Личный архив Семена Широчина

Архитектуру того времени принято называть «сталинским ампиром». Исследователи соглашаются, что хозяин Кремля не слишком вмешивался в дела строительства, как он делал это с литературой или кино. Однако вкус декоративного богатства тогда уже крепко висел в воздухе, и его хорошо чувствовали ведущие архитекторы. Которые к тому же не бедствовали.

Например, Владимир Заболотный, президент Академии строительства и архитектуры Украины, в отличие от Шелеста, жил в восьмикомнатной квартире на улице Владимирской, 22. У него был персональный автомобиль Победа и, как академик, он пользовался услугами горничной. А по поводу сомнительности таких двойных стандартов историк Сергей Екельчик приводит протокол дискуссии, возникшей между рабочими кондитерской фабрики имени Карла Маркса (сейчас — в составе Рошен) и профессором-лектором Кузнецовым в 1952 году.

— Есть ли у нас эксплуатация?

 — Нет.

 — А как быть с домработницами?

 — Да, домработницы у нас еще эксплуатируются.

 — Тогда все ответственные работники [например, высшее партийное руководство] у нас эксплуататоры?

 — Ну, в таком случае домработницы — не эксплуатация.


Вид Крещатика по одному из послевоенных проектов (Фото: Pragmatika media)
Вид Крещатика по одному из послевоенных проектов / Фото: Pragmatika media

Такие же резкие несоответствия в быту рядовых киевлян и их руководства были тогда на каждом шагу. Чтобы набрать воды из уличных колонок, местами по одной на целые кварталы, нужно было выстоять в километровой очереди. Довольно долго в городе не работала канализация. Остались воспоминания киевлянки Клавдии Лейбовой о длинных вереницах соседей у общественных уборных. О своем дворике на улице Миллионной ейчас — Панаса Мирного на Печерске) она рассказывала: «Иногда приезжали золотари, сортир чистили. Об этом событии предупреждали заранее, и все убегали из дома, тщательно законопатив окна. Это было сезонное удобство, потому что зимой оно становилось труднодоступным».

На этом фоне архитектурные проекты восстановления центра Киева выглядели как дорогие праздничные караваи. Большинство из них так и остались на ватманах, а о воплощенных исследователь Вадим Басс отметил, что они — «как обещание, как очерк идеального будущего, в котором существуют идеальные люди-функции, подобные горельефным пионерам и ученым на станциях метро».

В 1945-м Никита Хрущев, тогда возглавлявший Компартию Украины, пригласил на должность главного архитектора Киева Александра Власова. С Заболотным, президентом Академии строительства и архитектуры, они и попытались формировать новый облик центра столицы.

Считается, что именно Власову принадлежит радикальная идея: расширить Крещатик почти вдвое: до 75 м против 35 довоенных. На освободившемся от руин пространстве предусматривались широкие тротуары для прогулок, что и было воплощено. А вот по отношению к пострадавшим домам этот архитектор оставался более экономным. «Каждую коробку, которую можно восстановить, следует восстановить», — считал Власов.

Однако выгоревшее изнутри здание городской думы, которое с четной стороны Крещатика перегораживало современный Майдан Незалежности, разобрали. Такая же участь постигла и уцелевшие постройки, мешавшие расширению улицы. Исследователь литературной истории Киева Мирон Петровский считал, что тогдашние застройщики города следовали, пусть и косвенно, задаче Жоржа Османа, проектировавшего перестройку Парижа 1850-х годов. Как и там, на новых широких бульварах украинской столицы сложно бы возводить баррикады во время возможных беспорядков. А вот для военных парадов и официальных демонстраций просторный Крещатик подходил идеально.

Архитектор Олекса Таций предлагал еще и продлить главную артерию Киева — от Европейской площади до площади Льва Толстого. По его плану, Крещатик имел бы пять площадей: кроме первых двух, современных Бессарабской площади и Майдана Незалежности, на углу Лютеранской улицы напрашивалось еще одно такое пространство.

Проект здания на месте современного Украинского дома на Европейской площади, 1944 год (Фото: Pragmatika media)
Проект здания на месте современного Украинского дома на Европейской площади, 1944 год / Фото: Pragmatika media

Именно тогда, на рубеже 1940−50-х годов некоторых украинских писателей в очередной раз обвинили в национализме. «Моя повесть Украина в огне не понравилась Сталину, и он запретил ее для печати и для постановки», — записал в дневнике Александр Довженко. И рядом спрашивал: «Почему любовь к своему народу является национализмом?»

Такое же клеймо поставили и на романе Юрия Яновского Живая вода.

А вот архитекторам удавалось вносить в свои планы элементы украинского барокко времен гетмана Ивана Мазепы. Правда, они не сразу узнавались в месиве внешнего декора в стиле еще довоенных сталинских построек, которые считались безупречными.

Первые фундаменты новых домов начали закладывать только в 1949 году. По ходу восстановления еще продолжались дискуссии об определенных сооружениях, когда в марте 1953-го наконец-то умер Сталин. А с ним резко исчез и вкус к лишнему украшательству.

В ноябре 1954-го в Москве прошло совещание главных строителей Союза с участием Никиты Хрущева, занявшего место Сталина во главе Компартии СССР. Он и раньше высказывался за более простые решения в архитектуре. А теперь вкус Хрущева уловил и озвучил глава союзной академии строительства Аркадий Мордвинов.

Он упрекнул коллег в «лишней усложненности конфигураций построек, преувеличенных объемах, раздутых площадях подсобных помещений».

«Декоративная нагрузка фасадов и интерьеров, помимо удорожания, придает советским сооружениям чуждый им причудливый, помпезный, претенциозный характер и чрезмерно обогащенные фасады», — распинал коллег Мордвинов. Под этот кнут попали и жилые дома Власова на Крещатике, поражавшие оратора «контрастом между более чем скромными квартирами и великолепием фасадов, обильно оснащенных сложными декоративными деталями и орнаментированной керамикой».

Хрущев тогда мгновенно перевел стрелки на самого Мордвинова: «Просьба подготовить справку с указанием, в каких министерствах это было допущено. Тогда мы сообщим участникам совещания, кто виновник излишеств». Зал отреагировал смехом. Историк Дмитрий Хмельницкий объясняет, что все присутствующие понимали — никто никаких справок не будет готовить, поскольку все старательно выполняли волю Сталина и его приближенных, а Власов в Киеве работал под покровительством того же Хрущева.

Варианты проектов нынешней гостиницы Украина на Майдане Незалежности, 1949—1956 годы (Фото: Библиотека имени Заболотного. Частный архив Семена Широчина. Архив семьи архитектора Бориса Приймака, участника каждого из проектов)
Варианты проектов нынешней гостиницы Украина на Майдане Незалежности, 1949—1956 годы / Фото: Библиотека имени Заболотного. Частный архив Семена Широчина. Архив семьи архитектора Бориса Приймака, участника каждого из проектов

А уже через год вышло постановление советского руководства Об устранении излишеств в проектировании и строительстве. Из запланированных построек на Крещатике отсекли башни и шпили, боковые террасы и арки. Поэтому нынешняя гостиница Украины по сравнению с задуманным выглядит как изуродованная. О башнях, которые по образцу европейских городов могли бы доминировать на площадях или улицах, тоже уже никто не думал.

Спустя еще год украинскую академию архитектуры расформировали. А Заболотному, ее бывшему руководителю, вскоре пришлось поделиться и бытовыми «излишествами» своего жилища. Правда, соседей в квартиру ему разрешили выбрать из числа коллег.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X