Я должен все испытать и попробовать на себе, как “наш пацан”. Телеведущий и путешественник Дмитрий Комаров - в большом интервью Радио НВ

19 октября 2018, 20:29
1804
Цей матеріал також доступний українською
Я должен все испытать и попробовать на себе, как “наш пацан”.  Телеведущий и путешественник Дмитрий Комаров - в большом интервью Радио НВ - фото

Фото: Наталья Кравчук / НВ

Автор: Виталий Сыч

Час відповідати. Ведущий Виталий Сыч. Гость - украинский телеведущий, автор программы Мир наизнанку Дмитрий Комаров. Эфир от 19.10.2018

Программа Час відповідати выходит в эфире Радио НВ каждую пятницу в 20:00 - 21:00

Виталий Сыч: Мой гость сегодня - украинский журналист, путешественник, автор и ведущий программы Мир наизнанку на телеканале 1+1 Дмитрий Комаров. Здравствуй, Дима.

Дмитрий Комаров: Здравствуйте.

Виталий Сыч: Дима только вернулся из Бразилии, где провел три с половиной месяца, что позволило тебе увидеть Бразилию изнутри. Мы, по сути дела, перехватили Диму чуть ли не сразу с самолета. Я знаю Бразилию как страну с огромным социальным расслоением, где живут очень бедные и очень богатые люди. Скажи, насколько верно мое представление о Бразилии, и порвала ли эта страна твои стереотипы?

Дмитрий Комаров: Она порвала все мои стереотипы. Восемь лет только съемок программы (а путешествую я гораздо дольше) - честно говоря, конечно, с таким режимом жизни перестаешь удивляться и привыкаешь ко многим шокирующим вещам.

Но Бразилия разорвала все стереотипы, и, что касается твоего замечания по поводу двух стран в одной, я бы сказал даже три страны в одной. Первая страна, как ты и сказал, очень богатая. Бразилия - роскошная жизнь, есть там много миллионеров.

Виталий Сыч: Это та Бразилия, которую мы видим в бразильских сериалах: фазенды, управляющие и т.д.

Дмитрий Комаров: Да-да, именно. Вторая Бразилия - это Бразилия нищая и очень бедная. Но плюс в Бразилии - в отличие от других стран: везде есть бедные районы, бедные города и бедные люди - тут есть еще криминальная Бразилия. Бедные люди очень часто живут в так называемых фавелах.

Фавелы - это районы, которые не контролируются правительством, не контролируются полицией, они контролируются наркомафией, законы и правила жизни устанавливает наркомафия. Полиция уже 40 лет не может с этим справиться и вытравить все это, эти язвы, которые поражают страну. Действительно очень тяжело поверить в масштабы того, что я видел.

Виталий Сыч: Я так понял, что вторая и третья Бразилии значительно больше первой (я имею в виду бедную и криминальную)?

Дмитрий Комаров: Я сказал бы, что да, бедная и криминальная больше первой. А о третьей я еще не сказал, третья - это дикая Бразилия, это Амазония. Это Манаус и тысячи километров вокруг девственного леса - тропического, непроходимого, его называют легкими планеты, он помогает 20% кислорода появляться на свет.

Есть даже такая шутка: сделайте глубокий вдох, и даже находясь в Украине вы почувствуете чуть-чуть амазонского кислорода. Хочется сказать, что им действительно удалось сделать чудо. Если сравнивать с другими частями планеты, где есть джунгли, там сохранили действительно нетронутыми и леса, и племена, потому что есть такая государственная организация FUNAI, и она контролирует, выдает…

Виталий Сыч: Хотя я думал, что леса Амазонки вырубаются со страшной скоростью.

Дмитрий Комаров: Нет.

Фото: Наталья Кравчук / НВ

Виталий Сыч: Все, даже когда распечатывают лишний листочек в принтере, говорят: "Нужно беречь леса Амазонки". Это все миф?

Дмитрий Комаров: Я бы сказал, что карпатские леса вырубаются совсем другими масштабами, и, наверное, нам за наш лес стоит переживать, потому что у нас нет такой организации - FUNAI, есть воровитые чиновники. А там это совсем…

Виталий Сыч: А что такое организация FUNAI?

Дмитрий Комаров: FUNAI - это государственная организация, которая защищает племена, отслеживает, изучает. Их задача прежде всего - не допустить, чтобы эти племена каким-либо образом пострадали. Во-первых, там в племена не ездят туристы. Нет такого, нельзя поехать и пофотографироваться.

Виталий Сыч: Им нельзя, или это просто тяжело?

Дмитрий Комаров: Нет, нельзя, практически невозможно. Журналистам нужно получать разрешения по полгода, тратить много времени, денег, нервов - бюрократия жуткая.

Виталий Сыч: Потому что, я так понимаю, контакт с современной цивилизацией как-то…

Дмитрий Комаров: Убивает.

Виталий Сыч: Опасен, вреден для племен.

Дмитрий Комаров: Убивает, у них нет иммунитета вообще. Эти люди тысячи лет живут в лесу, и сегодня таких неконтактных племен, которые не видели белых людей, много. Это не юмор, не шутка и не преувеличение. Но если они контактируют с белым человеком, то, как правило, как мне говорили эксперты, до 60-70% племени умирает в течение недели от банального гриппа.

Виталий Сыч: Да ты что?

Дмитрий Комаров: Это рассказывал исследователь, который 40 лет посвятил жизни в Амазонке, он говорит, симптомы такие: встречаются они с белыми; первый день - температурка, насморк; второй день - кашель; третий день - пневмония; четвертый день - смерть. Это просто потому, что люди не готовы к простым болезням, поэтому такой запрет.

Виталий Сыч: Они действительно жили в изоляции столетиями или десятилетиями, поскольку у них не выработался иммунитет?

Дмитрий Комаров: Они всегда жили в изоляции. Я вам уже приоткрываю секрет, который другие зрители узнают только в сезоне, это еще допремьерно. Амазонка - огромная, много штатов примыкает к этой реке и ее притокам; и вот, например, есть такой штат Акри, он в самом низу, там самые девственные леса и, благодаря губернатору, они самые нетронутые. Он запрещает вырубать, запрещает как-то их использовать. Мы искали там племя, которое в 2010 году отсняла телекомпания BBC, можно посмотреть этот фильм в интернете.

Виталий Сыч: Тебе что-то запомнилось из этого фильма, да?

Дмитрий Комаров: Да, этот фильм был снят с воздуха, и были сняты люди, которые жутко боятся летательных аппаратов, они не знают, что это такое. Вертолет снимал эти кадры, вы наверняка помните их или можете поискать в интернете, как удивленные аборигены смотрят на вертолет и пытаются расстрелять его из лука: летят стрелы, и потом люди убегают и прячутся.

Виталий Сыч: Тебе удалось найти это племя?

Дмитрий Комаров: Я потихоньку к этому подвожу. Мы знали, что есть это племя, мне нужно было его найти. Но исследователь, который организовывал эти съемки, сказал: "Ни за какие деньги я не отдам географические координаты". Мы - честно говорю - всегда работаем с информаторами и большими информаторами, в том числе и с государственными чиновниками, нам удалось найти координаты.

Мы наняли вертолет и полетели именно в эту точку, но в этой точке мы не увидели это племя. Мы покружили там и не нашли его, к большому сожалению, это была большая экспедиция, но это была осечка. Увидели остатки этих домов, которые можно увидеть на BBC, но людей нет - прошло восемь лет. Тогда мы не остановились и поехали напрямую к этому исследователю, который открыл эти племена - Хосе Карлос Мейрелеш, такой человек, это лучший эксперт по племенам в Амазонке.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Он 40 лет [там] прожил, его однажды чуть не убили, когда он пытался открыть новое племя, изучать новое племя. Они ставили лагерь и тихонько наблюдали за аборигенами, собирали вещдоки, смотрели на следы, как люди питаются, как они живут, составляли документы и описывали, подсчитывали, сколько этих людей. Но главная задача - наблюдать, но не контактировать. Эта работа длится годами, изучить одно племя - это два-три года.

И вот, во время такой работы он как-то вышел на берег реки, поплыл на лодке по своим делам, и в него попала стрела, она вошла в шею и вышла через позвоночник с другой стороны шеи. Повезло - прошла между артерией и позвоночником, человека чудом откачали, он выжил. И самое парадоксальное: через десять лет он познакомился с тем, кто в него стрелял.

Виталий Сыч: Да ты что?

Дмитрий Комаров: И поговорил об этом: "Зачем ты в меня стрелял?". Он говорит: “Ну, понимаешь, с молоком матери все индейцы впитали, что белые - это убийцы. Приходили португальцы - всех убивали. Все завоевания…”.

Виталий Сыч: Еще с XV века.

Дмитрий Комаров: Да, убивали. Каучуковый бум, когда все ринулись в Амазонку за каучуком, когда открыли резину, и как раз еще был бум строительства автомобилей, тоже все туда ринулись. И получается, что убивали их всегда, они всегда мешали, вырубали леса, убивали жителей. Поэтому он говорит: “Я тебя убивал, потому что нас с детства учат: видишь белого - убей его”. И был еще один интересный эпизод, когда этот же исследователь с группой шел по лесу, и на них выскочило дикое племя, которое не видело белых. Увидело и, естественно, хотело стрелять.

Все исследователи вооружены, и он говорит: “На нас нацелил лук предводитель, видимо, а у меня было ружье. Я понимал, что мы сейчас умираем, все. Я выстрелил, убил этого индейца, - говорит. - 40 лет прошло, у меня перед глазами его лицо до сих пор. Но это спасло, потому что они, видимо, не видели ружья; не знали, как это действует. Они услышали хлопок и увидели, как их соплеменник упал. Мы стали убегать, и, видимо, потом аборигены уже отошли от шока, стали всем племенем догонять. И они сыграли какую шутку? Их три человека всего было. Мы, - говорит, - спрятались за холмом и резко с криками выбежали, побежали с вершины холма на них, чтобы они: а) подумали, что за холмом еще может кто-то быть; б) какие-то бешеные люди, которые бегут и кричат”, - и все - все племя отступило от трех человек.

Виталий Сыч: Мы еще вернемся к дикой Бразилии, это действительно интересно. Я думаю, это гигантский массив дикого нетронутого леса и нетронутой цивилизации, что еще интереснее. Я у тебя хотел немного больше узнать о второй - бедной, криминальной Бразилии.

Одним из моих преподавателей в конце 90-х годов был американский профессор Чарльз Краузер, он мне говорил, что такой бедности, как в Бразилии, он не встречал нигде. И там он видел женщину, которая просила милостыню на мертвого ребенка, которого она держала на руках; на то, чтобы его похоронить. Насколько бедна “бедная Бразилия”, и сопоставимы ли эти масштабы бедности с тем, что мы можем увидеть у нас в глубинке?

Дмитрий Комаров: Я скажу так: во-первых, если взять мой опыт, - десятки стран, которые были в нашей программе - есть места и победнее. Даже самые бедные районы в Бразилии, я бы не сказал, что они живут беднее чем, например, в трущобах Мумбаи, где снимался Миллионер из трущоб. Там люди действительно живут в каком-то аду. Есть, конечно, поселения крайне нищие, и [где] очень тяжелые условия. Это какие-то постройки из шифера, из старого полиэтилена - такое есть во всем мире.

Я бы не сравнивал с Украиной, потому что, мне кажется, слава богу, что мы живем в Украине, потому что у нас нет такого кошмара, как творится там. И цены там выше, там пойти в супермаркет, купить борщевой набор... Я ходил с актрисой, которая играла рабыню Изауру, мы покупали набор для борща, чтобы вместе приготовить - больше 500 гривен (в переводе на наши деньги). Это капусточка, морковочка…

Виталий Сыч: Я думаю, это значительно дороже…

Дмитрий Комаров: Значительно.

Фото: Наталья Кравчук / НВ

Виталий Сыч: Чем борщевой набор стоит у нас. А мы с тобой переписывались в Фейсбуке буквально два месяца назад, и ты был тогда в Манаусе. Ты сказал, что это город на Амазонке, в глубине Бразилии (для тех, кто не знает).

Дмитрий Комаров: Это была столица каучука, за счет этого он стал самым богатым городом Южной Америки, когда добывали каучук. А когда семена каучука тайно вывезли, несмотря на угрозу смертной казни, и эти деревья гевея стали высаживаться по всей Юго-Восточной Азии, то все.

Виталий Сыч: Ты мне тогда написал, что в Манаусе чуть ли не пять человек за ночь убивают, и это даже никому не интересно. И большинство этих убийств связаны с наркотиками.

Дмитрий Комаров: 100%.

Виталий Сыч: Думаю, у большинства людей наркомафия ассоциируется с Колумбией, а не с Бразилией. Бразилия ассоциируется с самбо, футболом и т.д. Действительно ли наркомафия и высокий уровень преступности являются огромной проблемой для Бразилии?

Дмитрий Комаров: Для меня это было открытие, я сам не ожидал того, что увижу, мы с этого начали разговор - меня уже давно ничего так сильно не удивляло. А тут меня просто перевернуло, меня вывернуло наизнанку, потому что, представляете, например Манаус, я постепенно вникал в этот вопрос и узнал, что есть несколько…

Виталий Сыч: Это город-миллионник, судя по всему, большой.

Дмитрий Комаров: Это большой мегаполис, но он уникален тем, что со всех сторон окружен непроходимыми дикими джунглями. И, соответственно, “приключение” №1 - крокодилы, анаконды иногда попадают прямо в город. Мы работали со специальной спасательной службой - пожарные, - и они же иногда работают просто как спасатели, пожарная служба.

Виталий Сыч: Наркомафия.

Дмитрий Комаров: Анаконда забралась… Да, все, такое тоже бывает. Но при этом это сердце Амазонки.

Виталий Сыч: Ты говорил, что там какие-то ужасно дешевые наркотики.

Дмитрий Комаров: Если наркомафия, мы начнем от истоков: как наркотики попадают в Европу? Прежде всего нас интересует Европа, в Америку они могут попасть еще из Мексики через границу по подземным тоннелям или через взяточников-полицейских. А вот в Европу они попадают в основном оттуда, из Амазонки. Колумбия - там разрешено выращивание коки, Перу - разрешено выращивание коки, Боливия - разрешено.

В джунглях находятся нарколаборатории, которые производят порошок кокаин. Дальше этот кокаин через границу попадает в Бразилию, прежде всего, Бразилия - главный транзитный пункт. Река Амазонка - это огромный “автобан” для транспортировки наркотиков.

Виталий Сыч: Наркоартерия.

Дмитрий Комаров: Наркоартерия, да. Причем можно идти не по основному руслу, а по притокам, там целая хорошо развитая сеть. И вот, начиная от границы, я бы назвал ключевой точкой город Табатинга - это уникальное место, где сходятся три границы - Перу, Колумбии и Бразилии - в одной точке, проход абсолютно свободный, абсолютно.

Не проверяют документы, не проверяют вещи, проходишь ли ты границу пешком или на автомобиле. Мы проводили там эксперимент, я имитировал, что ввожу кокаин (это увидите у нас в программах, я сымитировал, что у меня большой кокаиновый груз).

Виталий Сыч: Это довольно опасный эксперимент.

Дмитрий Комаров: Да, нервишки пошаливали, но у меня полная сумка фейкового кокаина, и я пересекал эту границу разными путями. Никто меня не проверил, мы уже даже дерзко нарывались, чтобы проверили - не получилось. Полторы тысячи долларов за килограмм там, в отправной точке, стоит кокаин.

Виталий Сыч: Это недорого, я так понимаю.

Дмитрий Комаров: Это очень дешево. В Киеве, насколько мне известно из источников среди правоохранителей…

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Виталий Сыч: Кстати, скажи, интересно, я не знаю.

Дмитрий Комаров: Где-то 200 долларов за грамм.

Виталий Сыч: То есть это 200 тысяч долларов за килограмм.

Дмитрий Комаров: Есть разные данные: от 150-180 до 220 тысяч долларов за килограмм.

Виталий Сыч: А там полторы!

Дмитрий Комаров: А там полторы, да.

Виталий Сыч: Слушай, так это хороший бизнес.

Дмитрий Комаров: Хороший бизнес. За полторы оно появилось там, на границе, когда приехало из Перу, из Колумбии, из Боливии. Дальше в лодках по Амазонке оно начинает путь в сторону Манауса. В Манаусе это все перераспределяется, в большом порту (иногда партиями в тонны) ложится в контейнеры, маскируется под сахар, соль, фейковые бананы и отправляется дальше - в сторону Атлантического океана. В Манаусе уже не полторы, а три за килограмм. А возле Атлантического океана - пять тысяч долларов за один килограмм. Дальше из Атлантики оно пошло уже в Европу, в Европу пришло - больше ста.

Виталий Сыч: Но это все равно намного дешевле, чем продается здесь. Я слышал о фантастических прибылях наркомафии, но просто не осознавал, что порядок цифр такой: то, что там может стоить полторы тысячи долларов, здесь может продаваться за 150 тысяч.

Дмитрий Комаров: Видите, оно даже там стремительно дорожает.

Виталий Сыч: И вот перспектива заработать или не заработать такие огромные прибыли, я так понимаю, приводит к такому уровню преступности.

Дмитрий Комаров: Тут же наши дилеры (европейские, я имею в виду) тоже много зарабатывают. Там финальная точка продажи - пять тысяч долларов, и вот оно легло в корабль и пошло сюда. Естественно, это риск, это договоренности с таможней, с полицией, как правило, это не тайно идет.

Виталий Сыч: Безусловно.

Дмитрий Комаров: Я общался изнутри с людьми, которые в этом работают, нам удалось их найти. Конечно, идет договоренность. Иногда партии накрывают, но в основном делают вид, что не замечают, и закрывают глаза. Вот эти все курьеры, которые в Борисполь привозят, например, в животе по пять килограммов в резиновых шариках - это все “детский сад”, на самом деле. Хорошие партии измеряются тоннами.

Виталий Сыч: Мы сейчас никого не агитируем, мы просто описываем масштаб бизнеса.

Дмитрий Комаров: Мы описываем масштабы и говорим, что господи боже мой, господи помилуй, никогда не прикасайтесь к этой гадости, потому что это смерть. Я вот сейчас перейду к твоему первому вопросу, ты говоришь “убийства каждый день”. Мы стали работать с полицией, и нам сказали: "Мы можем показать вам убийства. В какой день хотите посмотреть? Сегодня, завтра, послезавтра?" - “А как, это можно предсказать?” - "Да каждый день их сколько угодно, просто давайте работать вместе". И нас стали вызывать…

Виталий Сыч: То есть это пять-семь убийств за ночь.

Дмитрий Комаров: Мы стали ездить, я в первый день поехал, нужно быстро, быть оперативным, когда приходит сигнал, нужно нестись. И вот, я приезжаю, первое убийство: парня убили, связан с наркотиками. Мы снимаем, приходит сигнал: второе убийство, угон автомобиля для того, чтобы транспортировать наркотики, полицейские убили наркотрафикеров, угонщиков. Мне передали оперативное видео - все, я подъезжаю и снимаю следующее убийство. Звонок - третье убийство. Это первая ночь - три убийства. Следующая ночь - опять у нас разрывается телефон: убийство, убийство, пять убийств за ночь.

Виталий Сыч: Это просто какой-то сплошной поток. Я сам недавно планировал ехать в Рио-де-Жанейро, но передумал, по ряду причин не поехал. Я немало слышал о том, что туристов в Рио-де-Жанейро часто грабят на улице. Насколько на самом деле опасно в Бразилии для обычного туриста? Что можно, а чего не стоит делать в Бразилии?

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Дмитрий Комаров: Меня тоже пугали, что "тебе руку оторвут вместе с телефоном", и когда я ходил по улице с оператором, к нам все время подходили люди и предупреждали: “Не ходите с телефоном, не ходите с фотоаппаратом”. Информационное поле насыщено действительно жесткими рассказами. Тьфу-тьфу-тьфу, может быть, нам повезло, но в туристических районах даже не было намека на какие-то проблемы, а в опасных районах - туристу туда нечего соваться, там смертельно опасно.

Виталий Сыч: Там все-таки смертельно опасно.

Дмитрий Комаров: Конечно. Поэтому Копакабана, знаменитый пляж; Ипанема - тоже элитный район, там роскошный пляж; статуя Иисуса Христа, Сахарная голова, - все эти знаменитые достопримечательности, там все налажено, много туристов…

Виталий Сыч: Никакого напряжения не чувствуется, проблем особых нет.

Дмитрий Комаров: Не чувствуется никакого напряжения. Конечно, наверное, если достать пачку денег и положить ее на столе, то ее украдут; или пойти купаться и оставить рюкзак - его тоже, наверное, украдут.

Виталий Сыч: Я тебе скажу, что на Троещине в Киеве тоже этого делать не стоит - доставать пачку денег и класть на стол.

Дмитрий Комаров: А в основном, я бы сказал, что для туриста, который поедет отдыхать… И я хочу отметить, что этот турист должен быть готов финансово: это не Таиланд, это не Камбоджа, это не Индия по деньгам, это будет в несколько раз дороже, начиная с продуктов…

Виталий Сыч: И не из-за перелета.

Дмитрий Комаров: Перелет - само собой, перелет минимально 1200 долларов из Киева, например. Но на месте все дороже, абсолютно все дороже, стоимость этого отдыха выше, чем в азиатских странах. Поэтому если вам нужен недорогой океан, то это не Бразилия. Бразилия - это совершенно другие эмоции и впечатления, но оно того стоит. Атмосфера, конечно, совершенно другая.

Виталий Сыч: Мы с тобой поговорили о “второй Бразилии”, а есть “первая Бразилия” - страна, где живут очень богатые люди. Я слышал или читал, что Сан-Паулу - город с самым большим количеством вертолетов на тысячу населения. Ты видел бразильскую роскошь?

Дмитрий Комаров: Конечно. На самом деле, в Сан-Паулу компания Airbus, в частности, реализует модель будущего. Мы общались с представителем Airbus, они запустили “вертолетный Убер”: по сути, это мобильное приложение, где ты берешь, открываешь сайт, например, в онлайне (я не закачивал себе приложение, я в онлайне сидел)...

Виталий Сыч: Такси-вертолет?

Дмитрий Комаров: Да. Тебе нужно куда-то добраться, а там - посмотрите в интернете - миллионов двадцать живет в Сан-Паулу, приблизительно.

Виталий Сыч: Да, это огромный мегаполис.

Дмитрий Комаров: Пробки, пробки ужасные, везде ехать два-три часа, поэтому деловые люди экономят время. Ты открываешь сайт, выбираешь одну из сотен площадок, ближайшую к тебе, нажимаешь…

Виталий Сыч: Там много площадок, развита инфраструктура, где можно садиться?

Дмитрий Комаров: Да, почти на всех небоскребах есть площадки. Как мне объяснили, ключевых площадок там порядка десятка, которые покрывают все части города, чтобы срезать пробку. Тебе нужно в аэропорт из центра - вот в центре есть известная площадка, и возле аэропорта есть площадка. Ты нажимаешь “подать сюда вертолет”, “лететь туда”, тебе автоматически, как в Убере, просчитывается стоимость и не позже чем через час подается вертолет, максимум - в течение часа.

Виталий Сыч: Класс, никогда такого не слышал. Сколько может стоить такая поездка по городу?

Дмитрий Комаров: У меня было за 23 минуты (я сейчас не вспомню в реалах), но самая дешевая поездка, дешевый маршрут - приблизительно 50 долларов.

Виталий Сыч: Это не так уж и дорого, в принципе.

Дмитрий Комаров: Не так уж и дорого, учитывая, что мне подали вертолет (я разбираюсь немножко в этом), это был не Робинсон какой-то 44-й, дешевый вертолет.

Виталий Сыч: Это был не “Ланос”.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Дмитрий Комаров: Это был не “Ланос”, это был и не какой-то “старый автомобиль”, это был представительский вертолет. Мы за несколько минут долетели куда нам надо, отсняли это все. Потом на следующий день мы еще раз воспользовались услугами, учитывая, какая цена, чтобы просто поснимать, потому что город фантастический. Ты летишь прямо над небоскребами, очень низко, очень красиво, это незабываемые ощущения.

Кроме того, что ты срезаешь пробки, ты еще получаешь кайф. Это развито, менеджер Airbus’а знаешь, что самое интересное сказал? На самом деле, сейчас я так понимаю, не обязательно этот проект должен быть прибыльным, потому что я вижу, что за 50 баксов они не оправдают это. Они тестируют модель будущего и гарантируют, что в течение пяти лет уже будет разработан и выпущен как минимум тестовый беспилотный вертолет, такси-дрон.

Виталий Сыч: Класс.

Дмитрий Комаров: Они видят, что максимум через десять лет в Сан-Паулу будут летать дроны, будут площадки. Ты автоматически вызываешь дрон, садишься в него и в нем летишь куда надо. Пилот не нужен, это будет автоматизировано. И они говорят об этом как о реальном факте, не то, что это фантастика. Ближайшие пять лет - разработка и выпуск тестового экземпляра, запуск в линию не позже, чем через десять лет. А сейчас просто людей приучают, что такси - это не только по земле, но и по воздуху.

Виталий Сыч: Давай резюмируем про Бразилию и перейдем [к следующей теме]. В мире много других стран, я тоже люблю путешествовать, хотел это обсудить. Резюмируем про Бразилию: туда далеко лететь, это недешево и не всегда безопасно. Тем не менее, в Бразилию едут, наверное, миллионы человек, и в Рио-де-Жанейро в том числе. Ради чего стоит ехать в Бразилию, что тебя там впечатлило?

Дмитрий Комаров: Когда восходителя на Эверест спросили: "Зачем вы туда полезли?" - он сказал: “Потому что он существует”. Потому что она существует и она не такая, как остальные страны. И поэтому, если есть финансовая возможность и время, я бы ехал, без преувеличения, просто не лез бы в фавелы. Убить может навигатор, например. Навигатор убивал многих людей, потому что в фавелы нельзя заезжать без авторизации.

Мотоциклисты из Европы путешествовали, хотели поснимать с вершины горы - навигатор повел их через фавелы, он не знал, что там вооруженные люди. И их убили, потому что ехали люди на мотоцикле, лица не видно, камеры на голове. “Мало ли, может это полиция?” - их расстреляли. Поэтому берите хорошего гида - совет номер один.

Виталий Сыч: Осторожно с навигаторами в Бразилии.

Дмитрий Комаров: Осторожно с навигаторами, и консультируйтесь, будьте в туристических местах, это безопасно. В нетуристические - вам нечего там делать, это ненужно, это опасно. Вот я там все сниму, а вы посмотрите в нашей программе.

Виталий Сыч: Что мне там можно увидеть? Я так понимаю, это дичь Амазонки, это статуя Христа в Рио, наверное.

Дмитрий Комаров: Просто атмосфера какой-то невероятной свободы, когда ты выходишь вечером на Копакабану или на Ипанему, светит солнце, роскошные виды…

Виталий Сыч: Копакабана - это огромный пляж в Рио.

Дмитрий Комаров: Огромный, да. Ипанема - тоже пляж в Рио. Эта вся холмистая местность, горы, фавелы на фоне; люди играют на пляже в футбол, волейбол, теннис; бегают, занимаются спортом; какие-то напитки, коктейли, кокосы… Вся эта атмосфера свободы, кайфа и радости выглядит, конечно, очень впечатляюще. Поэтому поехать, просто отдохнуть, я бы рекомендовал. Лезть в фавелы, друзья, не рекомендую.

Наш эфир не позволит по времени, смотрите в программах, но там мы чуть не лишились жизни. У меня был эпизод, когда мне в фавелах ставили пистолет к голове (мы снимали интервью с наркобароном), и я думал, что меня сейчас просто убьют. Нам повезло, что все обошлось, но они не шутят, они действительно, как только что-то идет не так, передергивают затвор и ставят пистолет тебе к виску. Дальше от твоего поведения зависит, останешься ли ты в живых.

Виталий Сыч: С удовольствием посмотрю, как тебя чуть не убили, и порадуюсь, что не убили, потому что я с удовольствием смотрю твои программы. В дополнение и в завершение этой темы: я знаю, что в своей поездке ты разыскал знаменитую рабыню Изауру - актрису Луселию Сантос, по которой плакал весь Советский Союз, и привез ее сюда, в Украину. Зачем ты привез рабыню Изауру в Украину, что ты будешь с ней здесь делать?

Дмитрий Комаров: Мои туры, в которых я рассказываю о Бразилии - это уже интересно, потому что там то, что не попало в эфир. Там самые эксклюзивные моменты, это дружеская беседа. Мы в прошлом году проводили тур по 19 городам, и у нас везде были аншлаги, это хорошо пошло, я решил продолжить, решил сделать сюрприз нашим зрителям.

Действительно, все фанатели, это был первый сериал, который увидели советские люди, движение на улицах останавливалось. И все помнят, старшее поколение, наши мамы, наши бабушки помнят рабыню Изауру. Я решил сделать такой сюрприз, мы снимали о ней репортаж, мы нашли ее, делали о ней фильм. И я решил, насколько же интересно будет нашим людям…

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Виталий Сыч: Это ее первая поездка в бывший Союз?

Дмитрий Комаров: Первая. Ее тут больше всего любили. В Китае она была 26 раз.

Виталий Сыч: Да ты что?

Дмитрий Комаров: А в Союз ее никто не повез.

Виталий Сыч: Ты долго ее уговаривал?

Дмитрий Комаров: Уговаривал, потребовалось время, она капризная, конечно. Но мы уговорили, она приезжает. Выступаю сначала я с оператором, а в конце вечера - “гвоздь” вечера - у нас появляется рабыня Изаура, у нее специальный номер минут на сорок - на час. Она ответит на вопросы из зала, можно “потрогать”, “пощупать”, увидеть историю мирового кино.

Виталий Сыч: Прекрасно. Переходим к остальным странам земного шара, их довольно много. Я тоже люблю путешествовать и посетил около 50 стран, у тебя наверняка больше. По-моему, я читал, около 200?

Дмитрий Комаров: Нет, неправда. Я за количеством не гонюсь, поэтому, я думаю, может, у тебя даже больше. Я просто в одну страну приезжаю и копаюсь в ней очень долго. Поэтому я думаю, у меня тоже несколько десятков, но их может быть 30, может быть 40 - я не считал, честно.

Виталий Сыч: Тем не менее, таких активных и профессиональных путешественников, как ты, я люблю часто спрашивать о том, какие страны понравились больше всего, куда бы они вернулись, куда бы они не возвращались. Я тебе предлагаю, давай обменяемся информацией о наших самых любимых странах, я тебе быстренько перечислю страны, которые понравились мне больше всего, а потом ты расскажешь о тех, которые тебя впечатлили больше всего.

Дмитрий Комаров: Да.

Виталий Сыч: Например, в Америке я был не много (в смысле, в Южной и Северной), я был в Перу на Мачу-Пикчу, лично я не вижу смысла второй раз туда возвращаться. Мне нравятся США. В США мне нравятся не Нью-Йорк, Чикаго, либо то, с чем ассоциируются стереотипы; мне нравится дикая природа - Колорадо, Юта, очень классно. Национальные парки Зайон, Брайс и т.д.. ЮАР, Южная Африка очень красивая, очень стильная страна - открытие прошлого года, просто отлично.

Единственное, что туда, конечно, как и в США, далеко лететь, но там такой же часовой пояс, как и у нас. Мне очень понравился Китай, я из немногих людей, кому Китай понравился больше, чем Япония (не при моих японских друзьях будет сказано). Мне понравилась Индонезия, остров Ява, вулканы, храмы и т.д. И в Европе мне нравятся Португалия, Норвегия очень красива, если у вас есть финансовая возможность, потому что это очень дорогая страна.

Если вы хотите отдохнуть у моря, мне больше всего нравится Хорватия. Она, к сожалению, наверное, скоро будет такая же дорогая, как и Норвегия. Это мой перечень стран, которые впечатлили, мне нравятся. Скажи, что впечатлило тебя, какие страны, куда бы ты хотел вернуться, если бегло по континентам пройтись?

Дмитрий Комаров: Если бегло пройтись, то я люблю и меня очень впечатляет Азия. Я не знаю, почему у меня душа лежит к Азии, но вот так сложилось исторически, что я обожаю Индию. Несмотря на то, что все знают, какой там хаос, какая там грязюка и как там специфически, особенно для тех, кто привык к европейскому комфорту, мне Индия дарит эмоции большими ложками и порциями за каждым поворотом. Я знаю, что остаться к ней безразличным просто невозможно, я даже после съемок возвращался туда еще раз пять или шесть, просто в отпуск.

Виталий Сыч: Что кроме Индии?

Дмитрий Комаров: Из Юго-Восточной Азии я бы особенно отметил Камбоджу. Страна еще не настолько “подсажена” на доллар, как, скажем, соседний Таиланд. Хотя Таиланд я тоже очень люблю, он для туриста очень комфортен, и я его рекомендую всем.

Виталий Сыч: И как апогей путешествия в Камбоджу - Ангкор-Ват, храм, шикарный храмовый комплекс.

Дмитрий Комаров: Ангкор, конечно, несмотря на то, что обычно главная туристическая достопримечательность - это немножко попсово, Ангкор впечатляет.

Виталий Сыч: Он впечатляет, действительно.

Дмитрий Комаров: Ты чувствуешь себя как Лара Крофт - Расхитительница гробниц…

Виталий Сыч: Это фильм, который снимался там.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Дмитрий Комаров: Да-да, совершенно верно, это очень впечатляет. И там действительно культура еще самобытная, там это все не стало европеизированным, холеным, лощенным.

Виталий Сыч: Я там был чуть ли не в первый год, когда она открылась миру, поехал в Ангкор-Ват, там в основном были японские туристы, потому что Ангкор-Ват является некой святыней для них, похожая религия и т.д. Меня тоже очень впечатлило.

Дмитрий Комаров: По-моему, везде есть японские туристы.

Виталий Сыч: Там их было особенно много, но на меня Ангкор-Ват произвел неизгладимое впечатление.

Дмитрий Комаров: Говоря о японских туристах, интересная история: путь к Эвересту, трек к Эвересту... Кстати, я забыл сказать, Непал - это “космос” и в прямом, и в переносном смысле, потому что Гималаи - это “крыша мира”, поэтому можно в микрокосмос слетать. И вот, на пути к Эвересту (это тоже замечательное путешествие, которое я всем рекомендую) трекинг занимает где-то до двух недель туда-обратно, начинается с яркого перелета в самый опасный аэропорт мира - Луклу - на высоте около трех тысяч метров.

Взлетно-посадочная полоса там всего метров 500, кажется, и она упирается в скалу, а начинается с обрыва. Очень впечатляет полет туда на маленьком самолете. А потом ты просто идешь по деревушкам шерпов (шерпы - это народ, который населяет пригорье). Все путешественники идут пешком и живут в дешевых гестхаусах - деревенских домиках без условий вообще, обычно по доллару-два за ночь.

Но там, возле столицы шерпов, потрясающе красивого города Намче-Базар, в Эверест-Вью Отель - вид на Эверест, там действительно открывается первый более или менее красивый вид на Эверест. Этот отель сделан для обеспеченных туристов. Я бы не сказал, что по европейским меркам там дорого, там можно снять номер даже за 150 долларов, европейцы могут себе это позволить.

Но для тех бэкпекеров, которые туда приезжают, это действительно неподъемно. Думаю, до трех сотен долларов там номера. И там дают кислородные баллоны, чтобы турист, который приезжает, мог подышать кислородом из баллона. 90% посетителей - японцы. Людей привозят на вертолете, обеспеченных туристов, они высаживаются на вертолете, надевают кислородные маски, идут в кафе, сидят с кислородными баллонами, пьют кофе и смотрят на Эверест. Это потрясно.

Виталий Сыч: Индия, Камбоджа, Таиланд - страны, которые тебя впечатлили, в которые хотелось бы вернуться.

Дмитрий Комаров: Если взять Африку, я бы сразу сказал, просто чтобы у нас с тобой списки были разные, чтобы мы не пересекались: из Африки самая добрая, “мягкая”, “пушистая” и комфортная для туристов, но при этом самобытная и не опасная [страна] - это Кения, Танзания. Я бы, выбирая между Кенией и Танзанией, выбирал Танзанию.

Я бы ехал в национальные парки Серенгети и Нгоронгоро, где самое большое обитание животных в естественной среде, зоопарк под открытым небом, и очень классно все организовано для путешественника. Ты берешь какой-нибудь джип, Land Rover Defender с гидом, у гида обязательно есть рация, и если где-то лев завалил косулю и ее поедает, вам обязательно сообщают, вы подъедете и увидите это своими глазами.

Виталий Сыч: Кения, Танзания - я тоже туда хочу когда-то съездить, если у меня будет возможность. Очень коротко, если можно, ответь: есть ли страны, в которые ты не хотел бы вернуться, полный треш?

Дмитрий Комаров: Очень часто после возвращения мне не хочется куда-то возвращаться, потом проходит время, и эмоции сглаживаются. Например, Япония, я сейчас хочу в нее вернуться, хотя когда я вернулся после съемок, мне казалось, что я не захочу больше, потому что я был не как турист, а как журналист.

А там как журналисту тяжелее, все-таки отличается менталитет, и организационно это не просто. Но сейчас я говорю, что люблю ее и вернулся бы с удовольствием. Но точно бы не вернулся я, наверное, в те экзотические страны, которые для меня “одноразовые”. Возьмем в Африке…

Виталий Сыч: Просто назови их.

Дмитрий Комаров: Эфиопия.

Виталий Сыч: Принимается.

Дмитрий Комаров: Это фантастика: там долина реки Омо, племена с тарелками в губах, но второй раз я не вернусь.

Виталий Сыч: Я заметил такой маленький нюанс: в каждой стране (или почти в каждой стране) ты даришь людям водку и сало. По-моему, ты возишь их в каких-то контрабандных количествах. Как тебе удается их провозить? В Нью-Йорке меня задержали и спрашивали, нет ли у меня свиного жира, когда узнали, что я из Украины.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

У меня не было свиного жира, я вообще не мог понять, что от меня хотят. Оказывается, хотели сала. По всей видимости, когда в Аэропорту Кеннеди узнают, что человек из Украины - скорее всего, он везет сало, и там за этим очень строго смотрят. Как тебе удается провозить сало?

Дмитрий Комаров: Тяжело. Причем я вожу с собой какими-то огромными партиями.

Виталий Сыч: Я понял, ты в промышленных масштабах, вообще в контрабандных.

Дмитрий Комаров: Десять килограмм в среднем я везу. Пять себе, пять - оператору, раскидываем по сумке так, чтобы было не очень заметно…

Виталий Сыч: А это не бизнес для тебя, ты не продаешь сало в экзотических странах?

Дмитрий Комаров: Вы увидите, сколько героев в экзотических странах попробовали сало, горчицу же везем, хрен тоже, черный хлеб обязательно, все это привозим.

Виталий Сыч: Тебя не обнюхивают собаки?

Дмитрий Комаров: Что нужно сделать для того, чтобы собаки не обнюхивали? Вы заворачиваете рюкзак в пленку, потом пленка брызгается, например, какими-то духами…

Виталий Сыч: Слушайте рецепт контрабанды сала от Димы Комарова.

Дмитрий Комаров: Потом еще раз сверху пленкой, чтобы не было так явно. В Мексике было, [когда] собаки подходили к рюкзаку с салом; у меня, конечно, все внутри дрожало, но собаки понюхали, духи забили запах сала, и они пошли дальше. Поэтому, что скажу? Тяжело провезти, но это у меня уже традиция. Если у меня где-то не получается провезти…

Виталий Сыч: У тебя отбирали сало где-то на границе?

Дмитрий Комаров: У меня не отбирали.

Виталий Сыч: Ничего себе!

Дмитрий Комаров: У меня было, что люди, которые мне везли… Я все время прошу подвозить сало еще, если едут украинские туристы, мои знакомые в этот регион, я говорю: везите сало, сала много не бывает. Везут. Было, [что] у многих отбирали. Мне как-то везет. Это все наудачу часто проходит: ты везешь десять килограмм сала, смотришь в глаза представителю таможни, улыбаешься и проходишь.

Виталий Сыч: Кстати, о коррупции. Где, на твой взгляд, самая коррумпированная страна из тех, в которых ты был? Где можно купить практически все (или любого)?

Дмитрий Комаров: Я бы сказал, коррумпированная, например, Камбоджа, которую мы сегодня вспоминали. Там даже есть стоимость убийства, если кто-то сбил…

Виталий Сыч: Сколько?

Дмитрий Комаров: Десять тысяч долларов, если ты сбил человека. Отдаешь десять тысяч долларов - и тебя отпускают.

Виталий Сыч: Довольно дорого, я тебе скажу.

Дмитрий Комаров: Это было у иностранцев, которые были там в экспедиции, они сбили местного жителя. [Им] просто сказали: “Десятка - тариф стандартный”. Жутко коррумпировано, тем более, у меня там есть товарищ, наш герой программы, миллионер Коля Дорошенко, которого мы показывали в нашей программе; он как большой бизнесмен, гражданин Камбоджи и член правящей партии рассказывал многое.

Он сказал: “Дима, цена есть просто у всего”. И когда его посадили в тюрьму, за него другой человек, его враг, дал 250 тысяч генеральному прокурору. Я говорю: “А ты, Коля, можешь дать 300 тысяч долларов, чтобы тебя освободили?”. Он говорит: “Я могу дать 300, но он даст 500, а у него состояние больше, и мы так будем…”.

Виталий Сыч: Это все в Камбодже?

Дмитрий Комаров: Это все в Камбодже, да.

Виталий Сыч: Ужас. А вы везде ездите вдвоем с оператором, насколько я понимаю?

Дмитрий Комаров: Да. Я, оператор и один местный гид.

Виталий Сыч: Вы проводите вместе много времени - не сходите с ума друг от друга, не ссоритесь?

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Дмитрий Комаров: Наверное, идеальное совпадение, что мы полные антагонисты: я импульсивный и иногда бываю даже нервный, а оператор абсолютно спокойный и молчаливый, только поэтому у нас получается. Конечно, надоедаем друг другу так, что мы просто видеть друг друга не можем, и в Киеве не общаемся.

Виталий Сыч: Я себе просто не представляю, как можно три месяца прожить с одним человеком, тем более еще где-то…

Дмитрий Комаров: Мы живем в разных номерах. И Саша не разговорчив, я повторю, поэтому мы просто как партнеры - уже понимаем друг друга без слов, какими-то микродвижениями пальца, глаза, ресниц - и мы понимаем, что нужно сделать.

Виталий Сыч: По всей видимости, это “плюс нашел на минус”, попал, поэтому вам комфортно вместе.

Дмитрий Комаров: Кстати, ты спрашивал о коррумпированных странах: интересный эпизод был в аэропорту Бали, я там на пересадке остановился…

Виталий Сыч: В Индонезии.

Дмитрий Комаров: Да. Я спешил с другими людьми, это была поездка с партнерами, нам нужно было срочно успеть на рейс, мы опаздывали на рейс, нам нужно было выйти и забрать багаж. А стоит огромная очередь. Я подхожу к полицейскому, есть такой фасттрек-сервис во многих странах, ты просто платишь и тебя без очереди официально проводят. Мы подходим к полицейскому: “Можно как-нибудь такой сервис?”. Он говорит: “50 долларов есть?”.

Я вообще не понял, что происходит, спрашиваю у человека, которому нужно лететь: “У тебя есть 50?”. - “Да”. - “Дашь?”. - “Дам”. - “Ну, давай 50 долларов и паспорт”, - [полицейский] кладет 50 долларов в паспорт и уходит с нашими паспортами куда-то в кабинку. Я говорю: “Так, ребята, сейчас он выйдет, наденет на нас наручники и скажет, что мы под камерами дали взятку полицейскому”.

Виталий Сыч: Попытка дачи взятки, да.

Дмитрий Комаров: Он возвращается, возвращает паспорта уже со штампами о пройденной границе и говорит: “Выходите”. Просто вот так вот, в открытую, он даже не шепотом это говорил.

Виталий Сыч: Шикарный сервис, ускоренная процедура таможенного и паспортного оформления.

Дмитрий Комаров: 50 долларов - экономия полутора часов.

Виталий Сыч: Дима, есть страны, в которых ты являешься нежеланным гостем после выхода твоих материалов?

Дмитрий Комаров: Я не могу вернуться на Кубу. На Кубе я сидел в тюрьме…

Виталий Сыч: Что плохого ты сделал для кубинцев?

Дмитрий Комаров: Я въехал как турист, чтобы работать журналистом и показать правду. Они по моей технике распознали, что я не турист, потому что техника специфическая. Нас задержали, арестовали, мы сутки просидели арестованные в аэропорту, это отдельная большая история. Каким-то чудом мы все-таки уговорили нас депортировать, не конфисковав материалы, которые были у нас с собой. Нас депортировали, но я сумасшедший, и мы вернулись туда ровно через сутки. Конечно, мы попали под наблюдение спецслужб…

Виталий Сыч: Подожди, тебя поймали с камерой уже когда ты проехал через границу, был на Кубе?

Дмитрий Комаров: Когда я только пытался попасть, меня не пустили в страну и депортировали после ареста. Я все равно вернулся еще раз, уже без запрещенной техники, а часть звукового оборудования надежно спрятав так, чтобы рентген не показал. Мы попали в страну, но за нами установили наружное наблюдение - мы увидели, нас везде снимали, как мы работаем. И у нас были “кошки-мышки”, три недели мы прятались от спецслужб.

В итоге, выехать помогло украинское посольство. Если бы не консул лично, которая придумала сценарий и лично сопровождала меня до дверей самолета, четыре часа отбивалась от всех этих служб, которые не хотели нас выпускать… У них очень долго собирается информация, особенно из регионов, потому что интернета практически нет, он только в пятизвездочных отелях (дорогой, по 12 долларов в час). В общем, посол нас спасла.

Виталий Сыч: Теперь на Кубу ты невъездной.

Дмитрий Комаров: Меня посольство предупредило: “Дима, не вздумай, пока тут этот режим. Ты появишься, тебя тут просто арестуют - и все, ты уже не выберешься отсюда”.

Виталий Сыч: Иностранцы, которые приезжают в Украину, часто говорят, что здесь живут очень красивые девушки. А что думает опытный путешественник Дмитрий Комаров? Где еще живут красивые девушки, есть такие страны?

Дмитрий Комаров: Бразильский сезон показал, что Украина - №1. Бразилия, наверное, №2 по своим “формам”, если брать другую часть планеты, бразильянки действительно очень “форменные”. Мы покажем в этом сезоне знаменитую танцевальную школу Портела - это многократный чемпион карнавалов в Рио-де-Жанейро, мы вместе с ними танцевали на пляже, и вы посмотрите, оцените все эти “формы”.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Виталий Сыч: Давай честно: клинья под красивых девушек где-то подбивал?

Дмитрий Комаров: У нас, если честно, такой график работы, что я в этой экспедиции - за три с половиной месяца в Бразилии - не искупался в океане ни разу. Я встаю в четыре утра, начинаю готовиться, с первыми лучами солнца мы начинаем снимать, потом у нас отбой. Мы просто работаем, как роботы. Поэтому, честно говоря, надо, наверное, вернуться…

Виталий Сыч: Не до девушек.

Дмитрий Комаров: Не до девушек, “первым делом самолеты”. Нужно вернуться в отпуск, чтобы эти мысли появились.

Виталий Сыч: Я смотрел немало твоих программ, мне нравятся. Я смотрел твой фильм о Японии, где ты попал в немилость к главному якудзе за то, что случайно коснулся его жены.

Дмитрий Комаров: Пятой точки его жены.

Виталий Сыч: За это… Я не спрашиваю тебя, зачем ты это сделал, за это якудзы якобы убивают. Это был самый “стремный”, самый опасный эпизод в твоих поездках, или были более неприятные приключения?

Дмитрий Комаров: Он был очень реалистичный и неожиданный, потому что когда со мной фотографируются, я на творческих встречах часто фотографируюсь с людьми, у меня рефлекс приобнимать того, с кем я фотографируюсь, просто как знак приличия. Я просто встал рядом с ней, протянул руку, а сзади увидел второй номер в этом клане…

Виталий Сыч: Да-да, я видел этот эпизод. Это то, почему ты это сделал. А был ли это самый неприятный момент в твоих путешествиях?

Дмитрий Комаров: Он был эмоциональный, но я понимал, что в цивилизованной Японии меня скорее всего никто не убьет. А вот то, что произошло в Бразилии - это превосходит. Я за деньги договорился об интервью с наркобароном, хозяином одной из фавел, подъехал в точку, где нужно было с ним встретиться, жду.

А там, когда дорога засыпана, один ряд, каким-то мусором - это означает блокпост, и ты должен понять, что территория уже контролируется не правительством, а одной из группировок. Есть столичная команда - одна группировка, есть Фамилия-до-Норте (Северная Семья) и Красная Команда, - три основных клана.

Виталий Сыч: Это в каком городе?

Дмитрий Комаров: Это вообще, по всей Бразилии три клана, а мы были под Рио-де-Жанейро. Я стою, у меня в машине связной (который связывает с группировкой) на переднем сидении, я за рулем, сзади гид-переводчик и оператор - четыре человека. Я решил хоть чуть-чуть снять на телефон, потому что снимать там нам было запрещено.

Я начинаю снимать, комментировать, и тут крик переводчика, крик связного, у них трясутся руки, я поворачиваюсь - у меня слева возле стекла ствол, направленный мне в голову. Мне кричат: “Открой окно!”. Я открываю окно - там мотоцикл, водитель и пассажир. Пассажир держит пистолет, взводит затвор и подставляет мне к виску. Учитывая, сколько я видел там трупов и убийств, я понимаю, что я для них ничего не стою. Я бросаю…

Виталий Сыч: Как разрядилась ситуация?

Дмитрий Комаров: Я бросаю телефон, он падает, руки поднимаю вверх, мне говорят: “Едь за ним”. Я начинаю ехать, он подмышкой направляет пистолет в обратную сторону, я еду, смотрю в дуло пистолета. Открываются ворота небольшого социального жилого комплекса со скромными пятиэтажками…

Виталий Сыч: То есть парень был готов нажать курок?

Дмитрий Комаров: Возможно. Я самого главного не понимал: это те, с кем мы договорились, или это другая банда. Вообще ничего непонятно, очень напряженный момент. Я заезжаю во двор, там стоят еще пять-семь человек с пистолетами и направляют их на нас. Вот просто я подъезжаю, на меня смотрят пять или семь пистолетов, я не считал их.

Я от нервов останавливаю машину как-то кривовато, выхожу с поднятыми руками, они мне говорят: “Перепаркуй машину, нормально перепаркуй”. Я паркую нормально машину, нас обыскивают, подставляют к спинам пистолеты и ведут нас по двору. Заводят в темный угол, в самый конец этого комплекса, к забору, я еще оператору говорю: “Кажется, сейчас прикончат, заберут технику, и все”.

А там стоит главарь. Надевает балаклаву, чтобы только глаза оставались видны, и говорит: “Ну привет, ребята, начинаем интервью”. Я говорю: “А можно было как-то доброжелательнее за наши же деньги?”. Он: “Ну извините, у нас тут такие порядки”. Принес огромный пакет кокаина, показал, как они его пакуют, как они его продают. Вот такие ребята.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Виталий Сыч: Я слышал такую интересную фразу от твоего коллеги с телеканала 1+1 Валерия Вареницы (я с ним был в одной поездке); фразу, которую он приписал тебе. Я сейчас примерно перескажу ее смысл: чем больше я путешествую, тем больше понимаю, что Украина - совсем неплохая страна. Объяснись, пожалуйста, потому что в Фейсбуке многие считают, что за границей люди живут исключительно шикарно, а Украина - худшая страна на Земле.

Дмитрий Комаров: Чем больше я путешествую, тем больше я с уверенностью и автоматически отвечаю на этот вопрос. Нет, я Украину ни на что не променяю, особенно если говорить о тех странах, в которые мы ездим. Никогда в жизни, вы что! Там, во-первых, другая культура, другой мир, другая планета, там столько проблем, что елки-палки, любая наша хрущевка - это дворец, и, на самом деле, не так-то у нас все и плохо. Но хотелось бы, чтобы было лучше, поэтому нам вместе нужно…

Виталий Сыч: Да, даже обычные вещи, которые мы воспринимаем как должное - образование, коммунальные услуги, тепло в домах, - зачастую не являются данностью в других странах.

Дмитрий Комаров: В Бразилии в мессенджерах распространены голосовые сообщения вместо текстовых. Я часто гиду говорю: “Так короткое сообщение, почему ты голосом?”. А он говорит: “Он читать не умеет”, - то есть ты часто отправляешь сообщения…

Виталий Сыч: Люди просто неграмотные.

Дмитрий Комаров: А люди говорят: “Я не умею читать, поэтом говори голосом”, - такое часто бывает. У нас есть образование, у нас есть медицина, а во многих странах такого уровня медицины нет.

Виталий Сыч: И уровень преступности тоже все-таки, я думаю, у нас пониже, чем во многих странах.

Дмитрий Комаров: Слава тебе, господи, да.

Виталий Сыч: И Южной Америки, и даже Европы.

Дмитрий Комаров: И слава богу, что у нас кокаин стоит 200 тысяч долларов, а не полторы, что все-таки меньше людей эту гадость употребляют.

Виталий Сыч: Я смотрел немало твоих программ, у меня немножко журналистский вопрос. Может быть, ты вывернешь наизнанку Мир наизнанку. Они все смотрятся увлекательно, на одном дыхании, а вот как сделать хорошую, интересную, динамичную программу?

Дмитрий Комаров: Я бы сказал так: я “рожаю” эти программы, они выходят изнутри меня. У меня нет сценария, я приезжаю, начинаю фанатеть и расследовать. Я удовлетворяю…

Виталий Сыч: У тебя нет плана, когда ты едешь в страну?

Дмитрий Комаров: У меня есть наброски, конечно же, есть разработки по каждой теме, я много читаю об этом. Но все идет экспромтом, когда включается камера. По сути, я бы сказал, я - любопытный пацан, я удовлетворяю собственное любопытство, когда снимаю. Пока я его не удовлетворю, я не успокоюсь.

Виталий Сыч: А что важно, по-моему, ты где-то находишь интересного необычного человека, ты пытаешься показать страну через людей, через их занятия…

Дмитрий Комаров: А через людей интереснее всего, зрителю интересно смотреть, во-первых, через образ ведущего, чтобы человек мог представить себя на месте этого ведущего, зрителя, журналиста. Чтобы зритель представил себя на моем месте, я должен все испытать и попробовать на себе, как “наш пацан”.

А что касается “через людей” - через людей понятнее всего страна. Просто пойти, показать памятники, музеи и древние улочки, как это обычно в туристических программах - это неинтересно никому, рейтинги об этом говорят. Как только ты начинаешь говорить, что этот великий собор был построен таким-то таким-то императором в таком-то году...

Виталий Сыч: В этом месте переключают.

Дмитрий Комаров: Все - люди переключились сразу, это неинтересно. Нужна живая история, интересные люди. Поэтому у меня программа, я бы сказал, о людях, которые живут в другом мире.

Виталий Сыч: Когда я еще работал в журнале Корреспондент, у нас был главный дизайнер Антон Гураков, который уволился и поехал просто путешествовать своим ходом по Азии. Он пропутешествовал всю Юго-Восточную Азию на перекладных машинах, пешком и т.д. Он сказал мне, что после шести месяцев надо возвращаться, потому что надоедает, потому что больше невозможно. Ты в разъездах уже восемь лет, по-моему, тебе не надоело, ты не устал от путешествий?

Дмитрий Комаров: Очень устал, очень устал, сильно. Кстати, Антона Гуракова знаю, когда-то мы с ним даже виделись, я пытался пригласить его к нам на работу редактором, но мы пообщались, и я понял, что Антон просто не готов к офисной жизни, он не готов работать в офисе. Ему нужна свобода, он очень классный путешественник, сейчас я слежу за его блогами.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @komarovmir

Виталий Сыч: Я это тоже понял, но не сразу. Сначала он уехал в Юго-Восточную Азию, уволился, потом он вернулся и сказал, что все - он завязал с путешествиями. Я его взял назад на работу, потому что он хороший дизайнер, а через полгода он опять уволился и уехал путешествовать в Южную Америку.

Дмитрий Комаров: Деньги заработал - и в Южную Америку.

Виталий Сыч: Поэтому я тоже понял, что офисная жизнь не для него.

Дмитрий Комаров: Я сказал бы так: мне комфортно первые два месяца, третий месяц в поездках для меня очень тяжелый (я говорю о работе), на четвертый месяц я уже вою, считаю дни. Но обычно командировка у меня длится в среднем четыре месяца. Что касается Бразилии, я был три с половиной месяца и многое не доснял, планирую вернуться и снять еще раз.

Виталий Сыч: Спасибо, Дима, что нашел время приехать к нам в студию.

Дмитрий Комаров: Спасибо огромное, до новых встреч, смотрите нашу программу, приходите на наши творческие встречи, пока.

Программа Час відповідати выходит в эфире Радио НВ каждую пятницу в 20:00 - 21:00

Подпишитесь на журнал НВ

Подписывайтесь на журнал НВ и читайте свежий номер прямо сейчас. Все подписчики также получают доступ к архивным выпускам журнала. Стоимость подписки на три месяца всего 59 гривен.

Подписаться и читать журнал

Подкасты Радио НВ

Пропустили любимую передачу? Не дослушали интервью? Хотите переслушать эфир из архива?

Подпишитесь на подкасты Радио НВ на Soundcloud. Слушайте, переслушивайте, делитесь!

Слушать подкасты