Последняя дуэль. Рецензия на средневековую психологическую драму Ридли Скотта об изнасиловании

24 октября 2021, 11:50
Фильм основан на реальных событиях (Фото:Кадр из фильма)

Фильм основан на реальных событиях (Фото:Кадр из фильма)

В украинский прокат вышел фильм Последняя дуэль — новая работа 83-летнего британского классика Ридли Скотта. И вместе с тем, первая из двух его картин, запланированных к выходу в этом году.

Валерий Мирный

кинообозреватель НВ

Вторая тоже станет остросюжетной историей, правда не столь отдаленной: события фильма Дом Гуччи будут разворачиваться в 90-х.

В фильме Последняя дуэль Скотт вернулся в Средневековье — место, которое он не посещал с 2011 года, когда вышел провальный во всех смыслах Робин Гуд и, если копнуть еще дальше, то с 2005-го, когда вышло громоздкое, но моментами прекрасное Царство небесное. В Дуэли режиссер и сценаристы (их тут трое: Деймон, Аффлек и Николь Холофсенер) использовали реальный случай из средневекового делопроизводства, чтобы ловко показать, насколько глубоко в историю уходят корни системного насилия над женщинами.

Видео дня

1. Сюжет

Конец XIV века. Нормандия. Нотр-Дам почти достроен. Столетняя война идет полным ходом. Ветеран многочисленных сражений Жан де Карруж решает жениться и одновременно поправить свое тяжелое финансовое положение. Для обеих целей он выбирает Маргарит де Тибувилль — умную и красивую девушку с серьезным приданным (это не раз упоминается в фильме).

У де Карружа есть друг, Жак Ле Гри — красивый и смекалистый сначала оруженосец, а потом что-то вроде казначея и советника графа Пьера д’Аленсона — распутника и близкого родственника короля. По мере роста доверия между Ле Гри и д’Аленсоном растет пропасть между Ле Гри и де Карружем. Вплоть до жгучей ненависти со стороны последнего.

Ситуация совсем выходит из-под контроля, когда Маргарит публично обвиняет Жака Ле Гри в изнасиловании. Делает она это вопреки сложившейся традиции замалчивания и смело смотря в глаза опасности: если вина насильника не будет доказана, женщину сожгут. Особенность же судебного процесса XIV века заключалась в том, что все должен был решить поединок мужа Маргарит с ответчиком. То есть, по сути, случай. Или как говорили в Средневековье — Бог.

Кадр из фильма
Фото: Кадр из фильма

2. Сценарий, драматургия

Понятно, чем заинтересовал этот проект Ридли Скотта — режиссера хоть и с неровной фильмографией, но выдающегося, и будем смотреть правде в глаза — пожилого. Безусловно, впереди у него еще не один год и не одни съемки и в то же время 83 — это тот возраст, когда сценарии подбираются более тщательно.

Собственно, Ридли Скотт всегда старался выбирать для себя истории разные и увлекательные: про то, что космосу мы не нужны (Чужой), про отношения творца и его творения (Прометей, Бегущий по лезвию), про прекрасных одиночек (Тельма и Луиза), про столкновение власти и чести (Гладиатор) и так далее. И здесь, в третьем заходе на мрачную территорию Средних веков Скотт нашел для себя не только тему (в конце концов, в Тельме и Луизе мир женщин тоже показывался как одинокий остров в опасном море мужчин), но и подачу.

В фильме Последняя дуэль на историю с изнасилованием мы смотрим с трех точек зрения: глазами мужа Жана де Карружа, глазами насильника Жака Ле Гри и глазами женщины — Маргарит де Карруж. Такой же прием использовался в далеком фильме Расемон Акиры Куросавы, где на случай убийства и изнасилования зритель по воле режиссера тоже смотрел глазами четырех свидетелей. Исторический детектив Куросавы дал этому приему название — Эффект Расемона.

Скотт мастерски проводит нас по каждой из субъективных сюжетных линий своего фильма. Акцентирует внимание на разности восприятий героями друг друга и самих себя, опускает лишнее, чтобы не повторяться, незаметно проводит параллели с нашим временем. У которого с фильмом Последняя дуэль, несмотря на пропасть в практически семь столетий, страшно много общего.

Первой показана история с точки зрения Жана де Карружа (ее написал Мэтт Деймон) — грубого, неграмотного, смелого и опытного рыцаря, которому все в жизни дается нелегко. Не в последнюю очередь благодаря его тяжелому характеру. Он мнит себя любящим, заботливым, снисходительным мужем, который всеми силами старается сделать жизнь своей семьи чуточку лучше. Свою жену он видит компаньонкой, которой можно доверять. На Ле Гри он смотрит как на испорченного покровительством графа предателя.

Вторая история — история Жака Ле Гри (за нее в ответе Бен Аффлек) — умного, хитрого человека, который ловко сходится с людьми из-за своей грамотности, чувства юмора, вкуса (между ним и де Карружем в первую очередь пропасть классовая) и вообще определенной легкости характера. Вначале он, кажется, и правда предан де Карружу, но при этом отказываться от покровительства графа Пьера д’Аленсона Ле Гри не собирается. Его моральный компас напоминает флюгер, который будет смотреть туда, куда выгодно самому Ле Гри.

Он убеждает себя, что Маргарит де Карруж — неравнодушная к нему кокетка, и не обладая способностью видеть мир другим взглядом, кроме мужского, врывается в ее замок и насилует. Причем само изнасилование в его вселенной, в его картине мира, не происходит. Ле Гри настолько привык видеть только себя и свои желания, а других через призму этих желаний, что попросту не замечает страданий Маргарит.

Зато она замечает и чувствует все. Ее картина мира показана последней (написана она Николь Холофсенер). И взгляд Маргарит де Карруж — это взгляд разумного, приятного человека, который практически всегда находится в состоянии надвигающейся угрозы. Исходит эта угроза не от чего-то случайного, а от самой системы: когда женщина не человек, а вещь, бесправный объект желания. Таким образом, Маргарит здесь не только жертва изнасилования, но и призма, через которую мы начинаем воспринимать две предыдущие версии совершенно иначе.

Перед нами вырисовывается мир мужчин с их кровавыми ритуалами, несправедливыми запретами, раздутым эго и подавленной сексуальностью. Против него и восстает Маргарит де Карруж, окончательно формируя смысловой вектор фильма: перед нами история не просто про изнасилование и неумение видеть другого, а про твердость жертвы, про голос и нежелание молчать, про попытку сломать систему если не для всех, то хотя бы для себя.

Скотт и его сценаристы проговаривают эти моменты буквально, не оставляя пространства для трактовок. И вот эта суховатая прямолинейность, наверное, единственная претензия, которую можно предъявить их впечатляющему фильму-посланию.

Кадр из фильма
Фото: Кадр из фильма

3. Картинка и актеры

Важно быть готовыми к тому, что фильм Последняя дуэль — не батальное кино, не средневековый экшн пополам с драмой. Здесь есть несколько битв и Скотт показывает их с присущими ему вкусом и чувством динамики, но каждый раз режиссер обрывает сражение на полуслове, словно вспоминая и напоминая нам, что его картина о другом.

При этом масштаб, пространство в его картине чувствуются. И мир осенней и зимней Нормандии XIV столетия он рисует подробно, атмосферно и витально: в него веришь и в него погружаешься. Скотту, в принципе, до сих пор нету равных в умении одним общим планом местности приобнять зрителя за плечо и перенести в свое кино.

В Последней дуэли это кадры замков, лесов, прото-Парижа и лобного места, где происходит напряженный, виртуозно поставленный поединок Жана де Карружа и Жака Ле Гри.

Роль последнего изначально должен был играть Бен Аффлек, но актер отказался от нее в пользу Адама Драйвера, а сам решил занять наблюдательную позицию графа д’Аленсона. Драйвер в итоге выдает нечто похожее на свою роль в Аннетт, то есть играет привычный для себя образ самовлюбленного, умного ловеласа. Аффлека принято считать не очень хорошим актером, но в роли избалованного д’Аленсона он выглядит отлично.

Лучше же всех, если говорить о мужских ролях, смотрится Мэтт Деймон. Его покрытый шрамами Жан де Карруж — очередной персонаж «из народа» в фильмографии знаменитого актера. Такими были Билл Бейкер в замечательном фильме Тихий омут, Пол Сафранек из Уменьшения, да и с небольшой натяжкой Джейсон Борн из одноименной франшизы. Деймон вообще отлично умеет играть прямолинейность, упрямство, преодоление. В этом не слишком широком диапазоне равных ему мало.

У отвечающей за Маргарит де Карруж Джоди Комер (Убивая Еву) большая часть роли построена на нюансах. Мы смотрим на нее глазами двух разных мужчин и для каждого она находит чуть другое отражение. В финале же Маргарит предстает такой, какая она есть на самом деле — сильной, прекрасно понимающей правила, но готовой им следовать только до поры женщиной, и у Комер очень тонко, незаметно и правдиво получается вывести свою героиню из одной области (придуманной) в другую (настоящую).

В финальном поединке ее мужа и ее насильника переживаешь совершенно не за них, а за стоящую на потенциальном кострище Маргарит.

Кадр из фильма
Фото: Кадр из фильма

Последняя дуэль — вердикт НВ

8/10

С некоторыми оговорками (Марсианин?) Последнюю дуэль можно назвать лучшим фильмом Ридли Скотта со времен Прометея или вообще Гладиатора. Взгляд режиссера по-прежнему внимательный и холодный (он словно наблюдает за насекомыми), но вместе с ловким сценарием и отличными актерскими работами фильм Скотта становится в такую суперпозицию, когда техническое совершенство и эмоциональное наполнение начинают существовать в балансе.

Плюс — вопреки сегодняшнему зачастую истерично громкому голливудскому подходу к проговариванию тем #metoo и новой этики фильм Последняя дуэль, наоборот, видится голосом человека, который решил задать сложные вопросы спокойно. Приятная редкость.


Последняя дуэль

The Last Duel

2021 год

США

Режиссер — Ридли Скотт

В главных ролях: Мэтт Деймон, Адам Драйвер, Джоди Комер, Бен Аффлек и другие.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X