22 октября 2017, воскресенье

Увольнения, угрозы и принятие закона. Как преследуют антикоррупционеров в Украине

комментировать
Сотрудники Центра противодействия коррупции
Фото: Наталия Кравчук / НВ

Сотрудники Центра противодействия коррупции

Начиная с 2017 года украинские активисты-антикоррупционеры ощутили мощное сопротивление. Журнал Новое Время назвал основные способы давления и преследования, с которыми они сталкиваются.

Увольнение

В случаях, когда это возможно, антикоррупционеров просто увольняют. Именно это произошло с заместителем генпрокурора Виталием Касько, который был одним из тех, кто еще летом 2015 года раскрутил дело “бриллиантовых прокуроров”, показавшее, что взяточники находятся на высших должностях в Генпрокуратуре.

Уволили и еще одного замгенпрокурора - Давида Сакварелидзе.

В Генпрокуратуре заявили, что он грубо нарушил правила прокурорской этики, вмешивался в служебную деятельность другого прокурора, порочил работника прокуратуры, не выполнял свои обязанности и ненадлежаще их выполнял,  на него жаловались народные депутаты Сергей Кивалов, Дмитрий Голубов, Александр Пресман и Евгений Дейдей, а также Сакварелидзе якобы ввел в заблуждение СБУ, указав в анкете неправдивые сведения и был недопущен к гостайне: не указал, что является гражданином другого государства и сколько времени, написал, что живет в административном здании Одесской области.

В ответ сам Сакварелидзе заявил, что "прокурорскую этику" он нарушил в понимании прокуроров, для которых она состоит в коррупции и круговой поруке, с чем он боролся, один из народных депутатов, жаловавшихся на него - "хакер и международный мошенник", второй - "главный апологет сепаратизма и русского мира в Одессе", третий - "один из главных контрабандистов в Одесской области", четвертый - "ранее четырежды судим за тяжкие преступления".

Ответные обвинения в коррупции

Один из популярных способов дискредитации антикоррупционеров - обвинение в коррупции их самих.

Именно это произошло с депутатом Сергеем Лещенко, который регулярно раскрывал различные схемы ближайших соратников главы государства. В ответ он получил мощнейшую медийную кампанию, поводом для которой стала покупка парламентарием квартиры в центре Киева. Даже пройдя через проверки спецорганов, Лещенко продолжает ощущать на себе негативное влияние той истории.

Кроме того, еще в 2016‑м ГПУ, которой тогда руководил Виктор Шокин, обвинила общественную организацию Центр противодействия коррупции в присвоении средств правительства США, которые якобы предназначались на реформу органов прокуратуры.

Дело закрыли из‑за отсутствия состава преступления. Но расследование позволило правоохранителям получить закрытые данные о финансовом состоянии центра. Они и стали предметом постоянных манипуляций в медиа и соцсетях, уверяет Виталий Шабунин, глава правления ЦПК.

В частности, о ЦПК снимали манипулятивные фильмы о якобы недобросовестном использовании средств и баснословных доходах активистов. Один из них, снятый общественной организацией Национальный интерес, прямо в парламенте продемонстрировал Павел Пинзеник, депутат от фракции Народный фронт (НФ).

Угрозы

Еще одна форма противодействия антикоррупционерам - это угрозы, в том числе при поддержке правоохранительных органов или даже со стороны самих правоохранительных органов. 

Так депутат, Киевсовета от Самопомочи, занимающаяся проблемой незаконных застроек в столице, Ольга Балицкая рассказала НВ, что одним воскресным весенним утром под окнами ее дома группа каких‑то людей устроила театрализованные похороны.

Причем “хоронили” саму Балицкую. “Стоял гроб с моей фотографией, и целый час большой оркестр с траурным маршем меня “отпевал”, - вспоминает депутат. - До этого было всякое, но чтобы приходили и угрожали смертью - это уже слишком”.


Депутат Киевсовета от Самопомочи Ольга Балицкая / Фото: Наталия Кравчук / НВ
Депутат Киевсовета от Самопомочи Ольга Балицкая / Фото: Наталия Кравчук / НВ


Причем устроители акции накануне получили официальное разрешение на ее проведение у городских властей и их охраняла полиция Печерского района.

Когда впоследствии депутат  от Самопомочи потребовала привлечь участников “действа” к ответственности за угрозу убийством, прокуратура заблокировала следствие. И предписала самой Балицкой пройти психологическую экспертизу. Причем сделать это не раньше 2018 года.

Кроме того, представители различных органов власти теперь все более жестко реагируют на журналистские расследования.

С этим столкнулись, к примеру, репортеры программы Схемы: коррупция в деталях, когда в июне готовили сюжет о дорогих автомобилях сотрудников СБУ. За полчаса до эфира в редакцию поступило письмо от Елены Гитлянской, начальника управления СБУ по взаимодействию со СМИ: автор намекала на уголовную ответственность в случае выхода сюжета - якобы журналисты в своей работе могут рассекретить сотрудников службы, которые отправляются работать в зону АТО.

Закон об электронном декларировании доходов для представителей общественных организаций

То, что борьба власти с антикоррупционерами носит системный характер, демонстрирует принятие в Раде закона об электронном декларировании доходов представителями общественных организаций.

Именно этот сектор наиболее активен в деле борьбы с отечественными мздоимцами и на Западе является одной из основ демократии. Но в Украине депутаты посчитали, что общественники должны быть подотчетны, а президент подписал этот закон.

“Грантоедов придумали в России, чтобы дискредитировать гражданских активистов. Это не украинское ноу-хау,— говорит глава правления ЦПК Виталий Шабунин.— А потом точно так же приняли документ, который практически уничтожил общественный сектор”.

Украинский закон оказался даже хуже российского, говорят активисты: в России отчитываются юридические лица, а в Украине - еще и физлица, причем с перспективой уголовного преследования.

Порошенко пообещал усовершенствовать документ, но пакет проектов с его предложениями Рада отказалась даже включить в повестку дня.

"Акции протеста" и провокации

Кроме всего вышеперечисленного, активисты сталкиваются с различными провокациями и "акциями протеста".

Так, Александре Устиновой, замглаве ЦПК, устроили травлю в аэропорту после возвращения из отпуска. Причем все “действо” некие “активисты” сняли на камеру и выложили в соцсети.

Шабунина несколько раз - и тоже под видеозапись - провоцировали прямо возле его дома: то принесли липовую повестку в военкомат, то устроили пикет.

Когда коллеги Шабунина попытались разобраться, кто стоит за атакой на центр, то убедились: речь идет о провластных депутатах из близкого окружения президента. По данным ЦПК, Игорь Пивень, один из членов правления организации Нацинтерес, связан с неформальными лидерами обеих провластных фракций. Речь идет об экс-нардепе от НФ Николае Мартыненко, который после громких коррупционных скандалов сложил мандат. А также о близком соратнике президента Игоре Кононенко, первом замглавы фракции БПП.

В ЦПК установили: Пивень был помощником депутата от БПП Сергея Тригубенко, близкого к Кононенко. А офис Нацинтереса находится в одном здании с центральным партаппаратом НФ.

Кроме того, в ЦПК уверены: к травле центра причастны ГПУ с СБУ. Шабунин считает, что за организацией акций против него и Устиновой стоит Павел Демчина, первый замглавы СБУ, который таким образом отреагировал на иск ЦПК против службы с требованием обнародовать декларации ее руководства.

“Они [представители власти] хотят переключить внимание людей со своих деклараций, включить “народную жабу", - поясняет Ирина Бекешкина, социолог, глава фонда Демократические инициативы. - Мол, смотрите: у него, оказывается, дом есть, он, оказывается, не на улице живет. Ах вот они какие: на антикоррупции зарабатывают!”

На рядовых украинцев эти месседжи действуют довольно успешно. А вот на Западе иллюзий не питают: там давление на активистов неоднократно осуждали, причем как в ЕС, так и в США.

Полный текст этого материала читайте в свежем номере журнала Новое Время - №27 от 28 июля 2017 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Политика ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: