28 февраля 2017, вторник

Прогорклый Киев

комментировать
Сергей Думчев

Сергей Думчев

Столичная экология – это, по сути, бомба с замедленным механизмом разрушения. Ждем – пока рванет?.

Сергей ДУМЧЕВ 

Убивает не только война. Убивает плохая экология, низкие стандарты жизни. Убивают последствия техногенных катастроф.  Убивает радиация. Кому об этом знать лучше, чем киевлянам? Между тем решение экологических проблем столицы не финансируется даже по так называемому «остаточному принципу», оно не финансируется вообще, а если какая-то копейка из бюджета города и «капает» на нужды этого сектора, она благополучно оседает где-то в чиновничьих карманах.

Вода: умирающий Днепр и «ароматизатор» из Бортничей

Экологические беды Киева настолько значительны и разнообразны, что их даже трудно классифицировать. Можно оттолкнуться, например, от триады стихий «вода - земля - воздух», начав в этом случае обзор проблем с летописного Днепра, загаженного на протяжении двадцатого века так, как и не снилось всем предшествующим столетиям.

У экологов существует определенная градация загрязнений; и та жидкость, которая плещется в Днепре в пределах города, относится к III классу, что означает «умеренно загрязненная вода», а иногда и к IV классу - «грязная вода». О ее химическом составе можно прочитать целую лекцию, но если характеризовать ее сжато, то повышенная концентрация изотопов углерода, водорода и кислорода из этой самой «грязной воды» ускоряет процесс старения организма, а соли алюминия даже в самых малых дозах вызывают у детей умственную отсталость.

Но понятие воды не ограничивается лишь Днепром как таковым. Человек немало похозяйничал на берегах реки, проложив водопроводные и канализационные сети, которые сейчас очень изношенны и находятся в плачевном состоянии. Износ основных фондов Днепровской и Деснянской водопроводных станций достигает 60%. Однако и это не предел: в системе столичного водоснабжения есть и такие участки, которые были запущены в эксплуатацию еще в XIX веке. Они действуют и по сейчас, несмотря на то, что некоторые из старых труб не знали ремонта более полувека.

Всего на балансе «Киевводоканала» находится 2449,48 км канализационных сетей, из которых в аварийном состоянии - 887,5 км (36%). Из 132 коллекторов очистными сооружениями оборудованы только пять. В критическом состоянии находится Правобережный очистной коллектор, сложная ситуация с Главным городским, Позняковским и Чумаковским коллекторами. Авария на них может привести к частичному или полному прекращению водоснабжения жилых массивов.

А если кто-то надеется спастись водой из бюветов, то это пустые надежды: все 300 бюветов Киева в неудовлетворительном состоянии, источников качественной питьевой воды в городе попросту нет. А самая большая «водная» трагедия может произойти вследствие паводка, к которому город не готов. Из-за значительного паводка вся Левобережная часть Киева, Конча-Заспа и другие территории могут просто стать непригодными к жизни.

Мостиком между стихией воды и стихией земли можно считать знаменитые иловые поля аэрационной станции Бортничи. Путь туда начинается из уборной каждого из киевлян. Фекалии попадают в коллектор, перемешиваются, превращаются в жидкое месиво и плывут подземными коллекторами (спрятанными на дне Днепра) на станцию аэрации. Там «смесь» разделяют на воду и органический остаток.

Процесс сопровождает соответствующий «аромат», ощутимый для жителей Харьковского массива, Позняков и, собственно, самих Бортничей. О воде – несколько позже, а пока – о твердом осадке, который как раз и попадает на так называемые иловые поля, что являются, по сути, специальными инженерными сооружениями. «Поля» рассчитаны на три миллиона кубометров ила, но сейчас вмещают уже 8,5 миллиона. Ежедневно к этим миллионам добавляют еще 12 000 кубометров осадка.

Собственно, ил следует уничтожать, причем уничтожать регулярно. За рубежом ил сжигают, но дело в том, что этот осадок на 98 процентов является водой. Сжечь воду невозможно, поэтому ил нужно сначала обезводить. Итак, решением проблемы было бы строительство сразу двух заводов - по обезвоживанию осадка и по его сжиганию. Несколько лет назад такой тандем из двух заводов стоил 130-140 миллионов евро. Сейчас подобный проект еще больше вырос в цене.

Традиционно руководство Бортничей любой ценой пытается поддержать существующие дамбы, чтобы не произошла утечка ила на сельскохозяйственные угодья. Собственно, такие случаи уже были. Подсыпка дамб является недешевым удовольствием и стоит около 30 миллионов гривен. Но дамбы - не выход, они лишь сдерживают поток ила, тогда как его необходимо утилизировать.

Однако если Бортническая станция аэрации угрожает всему Поднепровью, то непосредственно в Киеве есть еще одна мина замедленного действия. Это река Лыбидь, выполняющая сейчас функцию сливного коллектора. В Лыбеди - вся таблица Менделеева, в частности, повышенная концентрация нефтепродуктов и солей тяжелых металлов.

Земля: сеем радионуклиды, пожинаем химическую опасность

Теперь о земле. А в киевской земле, как репка в сказке, «сидит», например, исследовательский реактор Института ядерных исследований, который является частью Института физики. Реактор находится под землей и имеет автономную систему водоснабжения, которой он охлаждается.

Коммуникации, подведенные под соседние с Институтом жилые дома не находятся в одном кольце с системой охлаждения реактора. Однако тамошний научный городок, насчитывающий преимущественно двухэтажные корпуса, закладывали еще в конце 1940-х, когда понятие «земельный дерибан» и «бесконтрольно застройка» не были в обиходе. В наше же время, когда застройщики подбираются и к этому участку проспекта Науки, последствия их неугомонного ковыряния в недрах могут быть какими угодно. Включая и потревоженный реактор.

Но и помимо реактора, в Киеве достаточно много проблем с тем, что так или иначе соотносится с ядерной энергетикой. Возьмем, например, Пирогово. Ведь это не только музей «open sky», это еще и грандиозная свалка радиационных отходов со всей Украины (в том числе и Чернобыля).

Всего в Киеве находятся 40 химически опасных объектов, которые сообщают городу II уровень химической опасности. Возможные потери среди работников и населения из-за аварии на этих предприятиях равны 1-1,5 тысячи человек. Проблема в том, что ни на одном из этих предприятий нет системы оповещения о чрезвычайной ситуации.

 Ведь предприятия не заключали соглашения с государственными аварийно-спасательными службами и не создавали собственных. А наибольшими загрязнителями окружающей среды являются объекты теплоэнергетики (ТЭЦ-4, ТЭЦ-5, ТЭЦ-6), завод «Энергия», «Киевэнерго», Днепровская и Деснянская водопроводные станции плюс, конечно, упомянутые выше Бортничи.

К приведенному перечню добавим комбинат «Радон», расположенный в Голосеевском районе столицы, недалеко от Конча-Заспы, и окруженный значительной санитарно-защитной зоной. Сюда уже полвека свозят радиоактивные отходы не только из столицы, но и из пяти ближайших областей - Житомирской, Черкасской, Черниговской, Хмельницкой и Винницкой.

Само хранилище находится в аварийном состоянии и пополняется отходами с предприятий и больниц. По слухам, относительно недавно на этом «могильнике» произошла авария, повредившая контейнеры с отходами, в результате чего радиоактивный тритий попал в почву. Если это так и есть, то через 10 лет этот радионуклид с грунтовыми водами попадет в реку Вита, протекающую неподалеку и впадающую в Днепр.

Другой пример - столичный завод химикатов «Радикал», открытый в 1949 году для выпуска химреагентов, применявшихся в оборонной промышленности и энергетике. В электролизном производстве широко использовалась ртуть, до 2 тысяч тонн которой ежегодно оседало на территории завода. В результате за все годы эксплуатации завода ее накопилось на территории десятки тысяч тонн.

В конце 80-х годов завод закрыли. А в 90-е на предприятие назначили санатора для очистки территории, который вместо ее обработки сдал предпринимателям землю в аренду по низкой цене. Поэтому следы ртути находили даже в почве на улице Киото. Вполне возможно, что вредный для здоровья жидкий металл может собираться под землей в целые озера и мигрировать с грунтовыми водами в сторону Днепра.

Воздух: пахнет серой

Много «мусорит» и ТЭЦ-6 компании «Киевэнерго», которая таит в себе опасность выброса углекислого газа и азотных соединений. Станция производит тепло и электроэнергию для Киева и является одним из крупнейших загрязнителей городской среды. Основным топливом на ТЭЦ является природный газ, резервным - мазут. Объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух исчисляется в тысячах тонн. Но и это еще не все. На ТЭЦ-4, ТЭЦ-5 и ТЭЦ-6 остаются отходы пепла и золошлаковых смесей, а также известковый шлам. Уже сейчас шламонакопители на ТЭЦ-5 и ТЭЦ-6 заполнены на 63% и 78% соответственно, но проблема утилизации шламов так и не решена.

Все это вместе взятое составляет воздух, которым мы дышим. А чтобы «букет» был полным, вот нам в придачу, как сказали бы парфюмеры, и «финальная нота» - выбросы в атмосферу, которыми делится с нами городской транспорт. Он является основным загрязнителем, который дает 83% всех вредных выбросов в атмосферу. Общий уровень загрязнения воздуха в Киеве выше среднего по Украине и оценивается специалистами как высокий. В воздухе более двух десятков различных вредных примесей: диоксид серы, оксид углерода, формальдегид и обычная пыль.

Об этом мало кто знает, но даже электротранспорт в нашей стране умудряется загрязнять воздух. В Киеве имеет место загрязнение трамвайных путей маслами за их утечки из негерметичных редукторов трамвайных вагонов. Проблема эта (и не только эта) решается, конечно, прежде всего контролем за подвижным составом муниципального транспорта. Плюс использованием на автотранспорте специальных моторных масел, внедрением каталитических преобразователей топлива и т.д., что приведет к уменьшению расхода топлива, уменьшению выбросов загрязняющих веществ и увеличению моторесурса двигателей.

Проблема решаема и путем контроля  за качеством топлива, которое поставляется и реализуется в городе, заменой на автотранспорте топлива нефтяного происхождения экологически чистым природным газом, обеспечение максимально возможной перевозки пассажиров на электротранспорте (метрополитен, троллейбус, трамвай). Именно так действовали за рубежом, решая городские экологические проблемы подобные тем, от которых страдает Киев. Впрочем, в одной европейской столице положение дел никогда не довели бы до киевских масштабов, нигде бы и не загоняли проблему в столь тупик.

Тем временем в столице Украины болеют не только люди (согласно статистике, больше всего киевляне умирают от болезней системы кровообращения и злокачественных новообразований), но и деревья. Из них поражены примерно 70 процентов. Только за последние годы более 25 видов редких растений, которые «прописаны» в столице, внесенные в Красную книгу Украины. Это свидетельствует о неблагоприятной экологии, поскольку дерево первым реагирует на состояние окружающей среды.

Беда нашего чиновничества (и нередко социума) в том, что о ней начинают думать поздно. Когда она уже на пороге или даже стучит в дверь. Предусмотрительность еще никому не помешала и превентивные меры безопасности еще никто не отменял. Если мы только действительно хотим выжить. После стольких революций выжить не помешало бы - хотя бы для того, чтобы посмотреть на дело своих рук лет через надцать. Лишь было кому смотреть, и «благодарные» нам потомки ни искали себе другого «ареала» проживания.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

События ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: