23 августа 2017, среда

Как попасть в архивы СБУ и что в них можно найти: три истории о советских репрессиях

комментировать
В СБУ лежат архивно-уголовные дела на репрессированных
Фото: Александр Медведев / НВ

В СБУ лежат архивно-уголовные дела на репрессированных

Как говорится в материалах журнала Новое время, три года назад парламент открыл секретные архивы советских спецслужб и тысячи украинцев узнали о судьбах своих расстрелянных или репрессированных родственников.

НВ рассказывает, как получить информацию из архивов СБУ, и приводит три примера того, как старые документы могут повлиять на современных людей.

Правила доступа

Архивы СБУ через три года после рассекречивания едва справляются с потоком посетителей.

"Иногда приходится просить людей ждать по несколько дней, чтобы не перегружать зал”, - рассказал НВ глава архива СБУ Андрей Когут.

По его словам, чтобы получить доступ в архив, нужно прислать письмо по электронной или обычной почте, указать свои данные и как можно более подробно описать, какие документы или какая личность вас интересует.

На поиск дела у экспертов в центральном и региональных архивах уходит от нескольких дней до месяца. После этого проситель получает найденные материалы в читальном зале, может лично сделать их копию или запросить ее цифровой вариант.

В СБУ, как уточняют специалисты, лежат архивно-уголовные дела на репрессированных, а ссыльных и депортированных родственников стоит искать в архивах МВД. 

Стоит учесть и то, что огромный массив документов из украинских архивов утерян: часть вывезли в Россию, а многое специально уничтожили перед развалом СССР. Наиболее ценное из того, что пропало, — дело Романа Шухевича, главнокомандующего Украинской повстанческой армией (УПА), и материалы по украинским диссидентам 1970–80 годов.

История 17-летней санитарки Олимпиады Белоус

33-летний киевский предприниматель Игорь Гошовский, у которого после Второй Мировой войны за связи с УПА пострадали почти все родственники, узнав об открытии архивов, решил разыскать дело своей бабушки Олимпиады Белоус.

В 1940‑х она была санитаркой и помогала лечить раненых повстанцев в одном из сел Ровенской области. Новые факты из дела бабушки поразили Белоуса.

“Это огромное количество страниц протоколов суда, допросов свидетелей, опись конфискованного имущества вплоть до трюмо, — рассказывает киевлянин. — Я нашел имена следователей и имена стукачей, которые ее сдали”. Он с удивлением выяснил: те, кто сыграл негативную роль в деле его “бабусі”, — это украинцы, ее односельчане. Именно они в 1945 году донесли на 17‑летнюю девушку-санитарку. “Я знаю их потомков”, — добавляет Гошовский.

Доносы сломали жизнь Белоус: советский суд приговорил ее к десяти годам лагерей, которые она провела в жесточайших условиях — сначала в Сибири на лесоповале, а затем в Монголии на строительстве железной дороги.

Приговор за "убийство" несуществующего человека

Ярким примером произвола советских спецслужб оказалось дело двоюродного деда писательницы Елены Захарченко. Она после открытия архивов решила разобраться в истории родственника, о котором никто из ее семьи ничего не слышал более 70 лет. Оказалось, что деда вместе с шестью другими людьми в 1947‑м осудили за убийство и приговорили к 25 годам лагерей. Когда в 1960‑х другие осужденные по этому делу потребовали реабилитации, выяснилось, что “убитого” ими вообще не существовало.

Увидев эти данные, Захарченко поняла: дело против ее родственника сфабриковали. Но она все равно не могла понять, в чем была связь между осужденными, ведь те даже не знали друг друга. “Оказалось, что все они воевали в советской армии, дошли до Берлина, у них были награды и медали”, — рассказывает писательница.

Больше всего ее поразило то, что ее двоюродный дед-фронтовик подписал все признания и протоколы, в том числе и абсурдный документ, в котором он доносил на брата своего отца, якобы вербовавшего его в УПА. Притом что дядей у него вообще не было. “В деле я нашла письмо, в котором двоюродный дед отказывается от этого своего признания и пишет, что все сказал под давлением, — с грустью резюмирует Захарченко. — Страшно подумать, что ему пришлось пережить”.

Открытие уголовного дела об убийстве украинского художника Нила Хасевича в 1952 году

Украинского художника-графика, подпольщика и члена ОУН Нила Хасевича жестоко убили сотрудники советских спецслужб в 1952 году. Вместе с товарищами его забросали гранатами в крыивке в Ровенской области, а затем на три дня выставили их тела на всеобщее обозрение.

Благодаря рассекреченным материалам из архива СБУ эксперты Национального центра правозащиты выяснили, что руководитель операции по убийству художника, бывший сотрудник КГБ Борис Стекляр не только жив, но даже подал в суд, пытаясь вновь засекретить собственное личное дело.

Активисты НЦП обратились в Генпрокуратуру, и та в апреле 2017‑го взялась расследовать старую историю, подозревая Стекляра в предумышленном убийстве.

Для Украины подобное — первый прецедент. 

“Для нас важно поднять этот вопрос в обществе. Конечно, решение будет выносить суд. Возможно, он смягчит приговор, учитывая возраст [Стекляра]. Но мы услышим важные вещи о сущности советского режима”, — поясняет координатор НЦП Денис Полищук. Он считает: любого человека можно простить. Но систему прощать нельзя — ей необходимо дать оценку, в том числе и правовую.

Если прецедент окажется удачным, в перспективе документы из украинских архивов позволят провести куда более масштабные процессы, уверены в НЦП. 

Полный текст материала об архивах СБУ читайте в новом номере журнала Новое время - № 18 от 19 мая.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

События ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: