23 июня 2017, пятница

Джамала рассказала историю своей семьи и объяснила, почему не ездит в Крым. НВ №10

комментировать
Джамала: В Крым мне никто не запрещает ездить, но я не была там уже полтора года

Джамала: В Крым мне никто не запрещает ездить, но я не была там уже полтора года

За последние пару недель Джамала стала одной из самых упоминаемых в мировой прессе украинок.

О ней и ее песне, названной годом депортации крымских татар - 1944 - и посвященной трагической истории этого народа, к которому имеет непосредственное отношение и сама Джамала, пишет влиятельная мировая пресса, в том числе The New York Times, Washington Post, Bild, The Times, Guardian и Spiegel. Такой бурной реакции могло и не быть, если бы не возмущение России, усмотревшей в номере исполнительницы намеки на нынешнюю аннексию Крыма, а также притеснения крымских татар с начала оккупации полуострова.

Впрочем, Джамала говорит, что делает ставку не на политическую, а на художественную составляющую песни, которую посвятила своей депортированной прабабушке. В депортации, на территории Киргизии, родилась и сама исполнительница.

Она росла в музыкальной семье, где отец-дирижер возглавлял собственный музыкальный коллектив, а мать работала аккомпаниатором в школе. Родители Джамалы до сих пор живут в Крыму, куда вернулись в конце 80‑х. А сестра, также музыкант по образованию, переехала в Турцию.

- Я появилась на свет в Киргизии, но никогда не ощущала, что это моя родина. Так сложилось, что физически я родилась не в Крыму, но на самом деле - именно там. Вы понимаете?

В Крым мы возвращались очень тяжело. В 1983‑м переехали в Мелитополь, что в Запорожской области, а в 1986‑м начали возвращение на родину. Моя мама - армянка, и только благодаря этому нам удалось купить дом в селе Малореченском, откуда родом семья моего папы. В те годы было запрещено продавать недвижимость крымским татарам, и моим родителям пришлось фиктивно развестись, чтобы мама под своей девичьей фамилией Тумасова смогла купить дом. Когда бывшая хозяйка узнала, что продала дом фактически крымским татарам, она кричала не своим голосом. Я была очень маленькой, но эту безумную сцену помню хорошо.

Тогда говорили, что татары возвращаются и будут забирать свои дома, из которых их выселили в 1944‑м году. А мы очень тихо возвращались и ни на что не претендовали, разве что на клочок земли. Например, музыкальная школа в Малореченском, где я училась,- это очень красивый старинный крымскотатарский дом. И однажды в этот дом пришли люди, предки которых в нем жили. Эти люди ничего не собирались отбирать. Попросились посмотреть, просто посидели внутри.

То, что я такая же, как все, ощутила только в Киеве, когда приехала сюда поступать в консерваторию. “Как все” - это не о музыке или моей индивидуальности как певицы. Это о национальности.

В Крым мне никто не запрещает ездить, но я не была там уже полтора года. Я не хочу испытывать судьбу, потому что те люди, которые сейчас у власти, могут использовать мой приезд в своих целях. Я не хочу давать им такого повода, хотя, думаю, они ждут, чтобы я приехала. Мама и папа приезжают в Киев, мы видимся. А вот с дедушкой - нет, ему 87 лет, он уже не может ездить.

Сейчас мне говорят, что в Крыму из каждого кафе, из каждого уголка раздается моя песня. Это такая поддержка!

Подробней историю Джамалы читайте в свежем номере журнала Новое Время №10 от 18 марта 2016 года.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

События ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: