О хороших новостях из Бургундии, и о том, как ими воспользоваться.

комментировать
Двор Hôtel-Dieu

Двор Hôtel-Dieu

Этот французский регион не самый простой для новичка. Но разобраться в нём стоит. В Украине сегодня доступны практически все бургундские Grand Cru..

Начиная с 1851 года в конце каждой третьей недели ноября, в Бургундии проводится трёхдневный винный фестиваль под названием Hospices de Beaune («Оспис де Бон»). Возможно, это событие известно не так хорошо, как весенние дегустации En Premier в Бордо, где заключаются фьючерсные сделки, о результатах которых рапортуют не только винные издания, но и бизнес-журналы вроде Wall Street Journa или Financial Times. Однако для поклонников великих французских вин (многие именно Бургундию, а не Бордо считают вершиной мирового виноделия), это событие не менее значимо.

Аукцион Hospices de Beaune, проходящий во время фестиваля, в помещении крытого рынка напротив здания Hôtel-Dieu, служит индикатором «самочувствия» региона. И надо сказать, в этом году его показания внушают оптимизм. Итоговая цифра последних торгов на 28% превзошла уровень 2013 года. А бургундская погода, которая летом уверенно рушила любые надежды на хороший урожай, осенью бросилась исправлять свои оплошности.

Это, действительно хорошие вести для всех, кто ценит хорошее вино. Но, кто же его не ценит? Однако, Бургундия – тот случай, когда чистосердечного желания получить удовольствие и наличия для этого финансовых ресурсов, мягко говоря, не совсем достаточно.

Среди экспертов и умудрённых опытом энофилов, бургундские вина слывут самыми сложными для понимания. Это мнение основано не только лишь на высокомерии тех, кому это понимание оказалось доступным.

Вот, что пишет один из лучших мировых экспертов по Бургундии, автор фундаментального справочника «Inside Burgundy» (Berry Bros.& Rudd, 2010) Джаспер  Моррис: «Нет установленных правил для того, чтобы сделать бургундию (имеется ввиду «бургундское вино» – Прим.); не существует незыблемых правил для понимания бургундии. Она интригует, пленяет, восхищает, сердит, обманывает, очаровывает, вдохновляет, приводит в замешательство. Очень похоже на жизнь человека, за исключением тех периодов, когда она подпадает под  определение Томаса Гоббса «одинокая, бедная, беспросветная, тупая и кратковременная».

Тем не менее, некоторые ориентиры всё же существуют. Прежде всего, это система качества, которая в Бургундии состоит из четырёх уровней. На этикетке самого простого регионального вина, сырьё для которого можно собирать на разных участках, печатается слово Bourgogne. Вино класса Village – напиток, производство которого привязано к конкретному  апелласьону. Ступенью выше - виноградники Premier Cru.

Вершина пирамиды - Grand Cru. В Бургундии 33 участка такого класса. 550 га, которые они в общей сложности занимают – это лишь 2% от общей площади бургундских виноградников. (Регион Божоле, кстати, в этих расчётах не участвует. Его стоит рассматривать отдельно).

Однако на этом вся «доступность» и «понятность» Бургундии заканчивается. В отличие от Бордо, где все лучшие производители на слуху, здесь надо потратить усилия, чтобы разобраться «Who is Who». Лучшие бургундские вина часто не имеют высоких рейтингов, Роберт Паркер не считается надёжным  проводником по этому региону. А уже упоминавшийся Джаспер Моррис, имеющий учёную степень Master of Wine (MW) не даёт местным винам оценки в баллах.

Цены на бургундские вина также могут ввести новичка в замешательство. Например, у одного производителя из Шабли базовое вино может стоить 150 грн, вино Premier Cru – 300 грн, Grand Cru – 500 грн. А у другого 500 грн., 1 500 грн. и 3 000 грн. соответственно. И разница эта нередко бывает оправдана. Объяснение здесь такое. В Бургундии (опять-таки, в отличие от Бордо), статус закреплён за виноградником, который нередко бывает поделен между несколькими производителями с разной репутацией.

В случае с Premier Cru или Grand Cru, часто это небольшие наделы размером всего несколько гектаров. И данное  обстоятельство - причина ещё одной неудобной черты Бургундии. Ведущие производители региона выпускают относительно небольшие объёмы вин. «Поскольку спрос на них колоссальный, поставки бывают расписаны на 5 лет вперёд, и «выбить» даже пару кейсов (ящик на 12 бутылок – Прим.) бывает очень сложно, - рассказывает сомелье Good Wine Виктор Олейников. – Когда несколько лет назад мы решили привозить в Украину вина из ведущих бургундских поместий, пришлось провести очень большую работу».   

По словам Виктора, значительная часть этой работы имела не столько коммерческий, сколько дипломатический характер. Некоторые хозяйства поначалу не желали вступать в коммерческие переговоры, поскольку им было мало что известно об Украине. «Огромный спрос на бургундские вина позволяет местным производителям быть разборчивыми, - объясняет сомелье. -  Для них принципиально, где их вина продаются. Для начала нам надо было убедить хотя бы нескольких владельцев. Это помогало при переговорах с остальными».

В настоящее время в Украину поставляются вина практически всех виноградников Grand Cru Бургундии. Среди производителей такие великие имена, как Armand Rousseau, Leroy, Jean Grivot, Bernard Dugat-Py, Gros Frere et Soeur. Однако даже тот, кто разобрался с бургундской иерархией и преодолел ценовой барьер (вина Premier Cru и Grand Cru, как правило, не дешевы), может споткнуться о собственное непонимание.



Бургундию можно выпить не в подходящий момент или просто не быть готовым к восприятию зрелого вина. «В целом, бордосские вина гораздо раньше становятся понятными, нежели бургундские, - говорит Виктор Олейников. – 3-4-летнее бордо уже имеет характеристики, которые позволяют судить о его стоимости. В Бургундии разница в качестве между Village и Grand Cru может проявиться лет через 10. Хотя в идеале - 15. Для Premier Cru этот срок 5-7 лет. Но многое зависит ещё от производителя и винтажа».

Впрочем, существует  и более простой способ познакомиться с Бургундией – довериться  компании-негоцианту. Под словом негоциант здесь подразумевается не просто торговый посредник, но производитель, создающий вина из приобретенных у местных хозяйств виноматериалов. Подобная схема работы используется крупными производителями Бургундии, такими, как, например, Louis Jadot (LJ). Компания входит в пятерку самых крупных бургундских негоциантов, однако по площадям собственных виноградников (находящихся в непосредственном владении) LJ превосходит своих коллег. Это позволяет компании полностью контролировать качество значительной доли своего производства. Помимо вин класса Grand Cru и Premier Cru, она делает доступные во всех отношениях базовые вина. 

Новичок, к примеру, может стартовать с красного Couvent des Jacobins Pinot Noir и белого Couvent des Jacobins Chardonnay. Бургундия, конечно, непростой регион, но представление о его сложности не должно мешать получению удовольствию от добротного хорошего вина, которое в этих местах также производят.   

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: