За завесой неозначенности: сложности современного искусства. Арт-блог Олега Оленева

За завесой неозначенности: сложности современного искусства. Арт-блог Олега Оленева
© Константин Стрелец

Латвийская куратор Солвита Кресе реализовала в Национальном художественном музее Украины совместный северо-балто-украинский художественный проект Ідентичність. За завесой неозначеності, который трудно анализировать.

Дело не только в том, что северо-балтийские страны имеют иные, по сравнению с Украиной, культурно-художественные традиции, и даже не в тотальной энтропии читаемого художественного жеста или ценного художественного высказывания времен постмодерна.

Выставочный проект об идентичности, пусть и за счет европейских партнеров, не является актуальным после Революции достоинства. «Все, что угодно!» - якобы главный эстетический месседж экспозиции, который на времени в стабильных ситуациях, где искусство любого уровня имеет спрос, но не в стенах главной институции Украины, которая легитимирует «высокие» художественные достижения. Если современное северо-балтийское искусство, по мнению куратора, еще осваивает «концептуальное» наследие Джозефа Кошута, автора известной концептуальной инсталляции Один и три стула (1965), то незачем искать оригинальные формальные решения и качественный контент в этой мешанине.

Солвита Кресе, директор Латвийского центра современного искусства: «Было интересно работать с Музеем, ведь мы чувствовали себя словно в машине времени, которая двигалась обратно».

Более двух лет подготовки. Два этажа Музея. Двадцать шесть художников и групп из девяти стран. Продолжительность выставки - два месяца.

В этом маразмариуме обратимся за помощью и взвешенным суждением к представителям философского сообщества, которые интересуются современным искусством. Саша Геллер, основатель проекта Pastiche Project:

«Раз уж куратор выставки решила сделать акцент на концептуальную составляющую, ей стоило позаботится о теоретической сетке, текстах, которые бы подкрепляли проект. Посмотрите, например, какую теоретическую сеть выстраивает Юсси Парикка вокруг работ лишь одной художницы. Или вспомните фрагмент с «Карты и территории» Уэльбека, где художник заказывает ему текст, и как последний кропотливо над ним работает. Я веду к тому, что текст в современном и, шире, концептуальном, искусстве, занимает важную роль (хорошо это или плохо - другой вопрос, но это факт). Поэтому когда я на выставке читаю текст, объясняющий «важность» восьми весьма посредственных фотографий на стене, но который на порядок преснее многих текстов в фейсбуке, я не совсем понимаю мотивацию кураторов. Было бы намного интересней выбрать какой-нибудь увесистый текст звезды философской тусовки в фейсбуке Максима Горюнова, и под него подобрать фотографии.

Вы знаете, я уже на протяжении четырех или пяти лет посещаю Art Vilnius, самую крупную арт-ярамрку Восточной Европы, повидал и познакомился со многими балтийскими художниками, мне есть с чем сравнивать. И у меня сложилось впечатление, что кураторы не особо заморачивались эти три года. Если пройтись по экспонатам выставки, становится ясно, что её организация не занимает больших финансовых или любых других вложений. Намного легче привезти видеоарт на флешке, то ли дело застраховать и перевезти через границу картину. Поверьте, в Литве и Латвии есть, что называется, сильные художники, просто их нет на этой выставке. Еще один момент, который мне не совсем ясен: почему возле скульптур Габриэллы Фридриксдоттир или «Ковра обещаний» Минина и еще пары работ, где можно было указать технику исполнения, она не указана? Я понимаю, что куратор меня бомбит концептами, но я, знаете ли, за крафт, мне всегда интересно как выполнена та или иная работа. С точки зрения новых решений или концептов эта выставка не цепляет, они отсутствуют. Разве что от работы Мерич Рингборг «Сокращенный сборник заявок на визы» есть практический толк. Ну и в основном: концентрированный кисличок».

© Костянтин Стрілець

© Константин Стрелец


Кития Васильева, директор проектов Латвийского центра современного искусства:

«Больше всего поразило плохое состояние Музея – понятно, что его пространство и ресурсы не действуют эффективно. Сейчас он существует благодаря энтузиазму и обязательством работников, что не является устойчивой моделью существования для любой институции. То, что считается одной из наиболее престижных и авторитетных арт-институций Украины, в реальности тратит свое время на борьбу с протеканием крыши, старой канализацией, и ищет пути для оплаты счетов за электроэнергию. Хорошо, что этот Музей сейчас вообще работает и что эта выставка состоялась».

Выполнение политического заказа художественными средствами случается, но тогда возникает вопрос с контентом. Куратор этого проекта Солвита, как комиссар Латвийского павильона в Венеции 2015 года, например, создала тогда эстетичное зрелище... Или же экспонированное сейчас в Национальном музее северо-балтийское искусство не может воспринять неподготовленный украинский зритель? Да, я не часто выезжаю за границу, но подозреваю, что миллионы моих сограждан еще меньше.

Моя зрительская обеспокоенность заключается в том, что после двух посещений выставки я не могу понять идею куратора – режиссера этого спектакля

Моя зрительская обеспокоенность заключается в том, что после двух посещений выставки я не могу понять идею куратора – режиссера этого спектакля. Поэтому или надо предлагать местной публике часовой аудио-гид, или толковый словарь. Неужели именно использование цифровых технологий в искусстве, я имею в виду мультимедийные инсталляции, видео, цифровые фотографии, и прочее, влияют на попадание художников в Нацмузей? По каким критериям оригинальности и качества их отберут? Или действительно в Украине нет более актуальных художников? Достаточно создать впечатление комментария социо-политических проблем, неизвестно с кем прокоммуницировать, что-то сказать, то есть создать впечатление квази-художественного дискурса, напустить вторичных пост-концептуальных туманов, и все, дело сделано? И, напоследок, вопрос: это кино-зал или магазин секонд-хенда?..

Если это выставка достижений современного народного хозяйства северо-балтийских стран, ей место на ВДНХ. Если же речь идет о новейшем философском направлении, сейчас я в том числе и о каталоге, то его надо показывать в библиотеке им. Вернадского. Произведения выставлены столь сомнительные и нечитабельные, что даже каталог не помогает. Но смысл идти на выставку визуального искусства, если потом искать ответы в каталоге? Юлия Ваганова, заместитель директора Музея по выставочной работе, любезно не ответила на предложенные мной вопросы, что тоже является ответом. Возможно, не только я не могу понять, что происходит. Возникает впечатление, что мы настолько обогнали современное северо-балтийское искусство, что, кажется, плетемся в конце. К тому же, ситуация развивается таким образом, что вопрос об оригинальности контента даже не возникает: ведь оно скрыто за мистической «завісою неозначеності».


© Костянтина Стрільця
© Eriks Bozis


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: