Каково это – переехать в США. Личный опыт тележурналиста Наталки Писни

комментировать
Каково это – переехать в США. Личный опыт тележурналиста Наталки Писни
www.pixabay.com

Сложнее всего не собрать чемодан, а переехать головой и начать с простого шага: прекратить звонить по любому поводу домой.

Переезжать больно. И страшно. Те, кто говорит о жизни с чистого листа, теплом месте за океаном, счастливой иностранной жизни, никогда не пробовали переехать. И сделать это не посредством брака, при помощи родителей, а в возрасте, когда жизнь в родной стране сложилась.

Сложнее всего не собрать чемодан, а переехать головой и начать с простого шага: чтобы стать успешной на новом месте, прекратить звонить по любому поводу на Родину. Прежде чем я усвоила этот урок, прошло полгода.

Я собралась переезжать в 33 – все мои друзья, семья, коллеги оставались в Украине. На прощальной вечеринке, которую они устроили за несколько дней до отъезда, казалось, что меня хоронят заживо и прощаются навсегда. Мы читали прозу, собирая таким образом деньги для армии.

Накануне отъезда привалило работы, машину я продала и пользовалась “колесами” друзей. Однажды ночью возвращалась из офиса домой – тусклый свет, трамвайные рельсы, дикий холод и не менее дикий страх неизвестности. Я не люблю плакать, но это был тот случай, когда я плакала и орала: мне не страшно.

Первые несколько месяцев чувствуешь себя астронавтом на новой планете

В Украине на неопределенный срок оставался мой сын. “Пока не устроишься”, – так сказал его папа. Справедливости ради, разрешение на выезд ребенка он все же подписал.

Утром я села в самолет одна с чемоданом и паспортом с вклеенной визой категории I, разрешающей пребывать на территории США до 3 лет, получить номер социального страхования, арендовать квартиру и работать только на родной телеканал.

 Мой друг Саша Яневский встретил меня в аэропорту с табличкой “Ким Бейсингер”. Вокруг собралась толпа зевак, наивно рассчитывавших сфотографироваться со звездой. Саша и его жена Эмма отвели мне свою комнату и отправились спать на диван: я поняла, что съезжать нужно вчера, в худшем случае завтра, а поиск квартиры – задача №1.

Скачала карту метро, по сарафанному радио нашла брокера, и мы отправились смотреть маленькие запыленные таунхаусы вдали от цивилизации, квартиры с серыми от пыли окнами, выходящими на хайвэй. Около 20 в первый день. Брокер сказала, что это нормально – многие тратят на это несколько недель, и предложила посмотреть последний вариант. Удивительным образом, это оказалась просторная и светлая квартира с балконом, стоившая меньше, чем кондо и пыльные окна, и идеально вписавшаяся в мой квартирный бюджет. Через месяц я узнала почему: под окнами началась стройка. Мексиканские рабочие с 7 утра и до 5 вечера рыли котлован, вколачивали сваи, гремели молотками. Мама, звонившая по утрам, иногда спрашивала: «Кто это так тяжело дышит рядом с тобой?». «Это стройка, мама», – отвечала я.

Но тогда, в сентябре 2014, в неведении я сказала: беру, хочу въезжать завтра. Мы стали заполнять бумаги. При полном отсутствии кредитной и арендной истории в США это оказалось не самой простой задачей. Лайфхак: письмо от работодателя, подтверждающее покрытие расходов на аренду и объем годовой зарплаты. Дальше: двойная аренда за первый и последний месяц, оплата страховки на случай пожаров и так называемая оплата за переезд. Ни много, ни мало – $500. Я переспросила: «Вы будете помогать мне переезжать?». «Нет. Такое правило». « А почему 500, а не 600 или, скажем, 400?».  «Так решил менеджмент. Вы квартиру снимать будете?»

И я сняла. Собственно, помощь в переезде мне была не нужна, мы с Сашей втащили мой единственный чемодан c рюкзаком в абсолютно пустую квартиру. У меня не было ничего – ни стола, ни чашек, ни кровати. Последнюю – вместе с матрасом, парой стульев и икеевским столом из своих закромов мне выдали в украинском посольстве, в тамошнем подвале их оставили вернувшиеся в Украину сотрудники.

Дальше были бесконечные поездки в IKEA – за рабочим столом, стульями, полками. Друзья, залетавшие в DC, понемногу свозили в Штаты мои книги. Украинские таможенники попросили одну из моих коллег открыть чемодан: два десятка книг и ее личные вещи.

– Это что?

– Книги.

– Вы так любите читать?

– Еще как.

На полу, на месте будущего дивана, жили диванные подушки, на них, вместо стульев, сидели друзья. Друзей здесь ценишь гораздо острее, первые несколько месяцев чувствуешь себя астронавтом на новой планете. Точно знаешь, что через все эти договоры аренды, открытие счетов, получение аккредитаций проходили тысячи таких же экспатов, как и ты, и недоумеваешь, как у них это получилось.

Для начала учишься писать вежливые письма, которые начинаются с неизменного «Hello, I hope this finds you well».  

В Украине можно было просто сказать: «Это Наталка Писня, 1+1». Имя телекомпании открывало сотни дверей, делало невозможное возможным. Здесь “1+1” и “Украина” вызывали ряд уточняющих вопросов – это европейский телеканал, а в Америке он транслируется?

Впереди было много “впервые” – открыть банковский счет и кредитную историю, получить номер социального страхования, водительские права. Оплата первого штрафа за неправильную парковку, первый медицинский опыт, первый поход в школу, первый поход в суд – по хорошему поводу, первое обращение к адвокату. Но это – совсем другая история.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: