За кулисами театра. Интервью с мировыми звездами балета

комментировать
За кулисами театра. Интервью с мировыми звездами балета

К 70-ти летию первой постановки легендарного балета «Раймонда» на киевской сцене Александр Стоянов и Екатерина Кухар в Национальной опере Украины впервые исполнили главные партии в спектакле.

Самая красивая  пара украинского балета Александр Стоянов и Екатерина Кухар. Их личное обаяние так велико, что, в каком бы спектакле они не танцевали, их пара производит на публику неизгладимое впечатление... Возможно, потому, что в реальной жизни они муж и жена, которые воспитывают двоих детей.

Нам удалось встретиться с артистами за кулисами Национальной оперы, побывать на их репетиции и поговорить о балетных нравах и их семье.

  

 

Когда вы выступаете в паре, какие у вас ощущения? С кем легче работать с супругом (-гой) или другими партнерами?

Катерина: Когда я была беременна, не могла выгнать Александра на работу. У него не было вдохновения ни с кем танцевать. От спектакля «Ромео и Джульетта» он и вовсе отказался. Сказал, что этот спектакль он может по-настоящему танцевать только со мной. И хотя мы артисты, и можем вживаться в любые роли, есть настоящие чувства, которые всё же преобладают.

Александр: Это большое преимущество станцованной пары! Мы досконально знаем друг друга, чувствуем состояние и настроение. С каждым выходом на сцену мы всё меньше думаем о технической стороне дуэтного танца и всё больше отдаёмся чувствам, эмоциям и слиянию танца с музыкой.

Хотя не скрою, на репетиции Катя порой может позволить себе уколоть меня за какие-то нюансы, которые больше связаны с домашними хлопотами чем со сценой.

В Италии публика очень ярко проявляет эмоции – они восторженно кричат и аплодируют

А во время спектакля у вас есть возможность говорить на сцене с партнером, поправлять его если он что-то не то сделал?

Катерина: Возможность есть, но зачастую это практикуется на репетициях.

Александр: Я молчу. Ругается Катерина.

Катерина: А я могу поругать, но иногда. (смеется)

А во время спектакля такая возможность есть?

Во время спектакля это возможно, но не нужно. В крайнем случае, можно не шевеля губами, партнеру подсказать, например: «Подтяни меня на бедрах» - это из балетной терминологии и поймет только артист балета. Но это крайне редко. Как правило все нюансы обсуждаем за кулисами, после спектакля.

Ходят слухи, что Александр отказался ради Вас, Катерина, от приглашений танцевать в Берлинской опере,  Большом театре, Мариинском театре. Почему так стоял вопрос, Вы ведь могли поехать вместе с мужем?

Катерина: Тогда мы еще не были мужем и женой. Хотя и сейчас у нас нет штампа в паспорте.

Александр: Мы венчались в церкви.

Катерина: Его действительно приглашали, но у нас в то время только начинал разгораться роман. И Саша сделал свой выбор. А я таким образом сохранила нашей Национальной опере первоклассного премьера.

Александр: Теперь мы вместе с Катей имеем возможность работать на одной сцене. К тому же наше руководство театра создает для нас максимально комфортные условия, идет нам на встречу при формировании репертуара и расписания. Это дает возможность солистам ездить на личные гастроли за границу. Это немаловажно, так как не во всех театрах артисту дают возможность гастролировать. А наш театр позволяет и поддерживает нас в этом, ведь мы таким образом популяризируем Украину и украинскую культуру. Украина за границей – это и украинская школа балета.

  

 

А как воспринимают классический балет за границей?

Катерина: В Европе, в Америке преобладают другие танцевальные направления. На смену классике приходит неоклассика и модерн. А украинская и русская балетные школы сохранили свои традиции и не отступают от них и по сей день. Они по праву считаются одними из сильнейших в мире. Поэтому, истосковавшиеся по красивой музыке Чайковского, хореографии Петипа, красивым декорациям и балеринам в пачках и пуантах европейские, американские и азиатские зрители с восторгом смотрят наши спектакли.

В Америке аплодируют в тех моментах, где никто не хлопает

Как вас принимают за границей? Где громче кричат вам «Браво»?

Катерина: Публика разная. В Италии, например, она очень ярко проявляет эмоции. Последний раз мы там были в октябре, танцевали «Дон Кихота». Боже! Как зал реагировал - мы едва вышли на сцену, сделали одну поддержку, а они уже восторженно кричат, аплодируют.

Александр: А вот когда мы были в Арабских Эмиратах, на протяжении всего спектакля стояла гробовая тишина. Было не понятно, нравится им то, что происходит на сцене или нет. Зато в конце спектакля зал разразился шквалом аплодисментов. 

Катерина: Иногда бывает, что публика очень хорошая, но они не знают, где нужно поддержать. В Америке, например, они аплодировали в тех моментах, где никто не хлопает.

Очень развита театралья культура в Японии. Там спокойная и благодарная публика, после спектакля обязательно несут цветы, подарки, ждут артистов за кулисами, чтобы взять автограф.

Александр: В Швейцарии на балет приходят взрослые женщины с шикарными укладками, в роскошных вечерних платьях, в бриллиантах. Хлопают аккуратненько, сдержанно произносят "Браво!".

А какое сейчас отношение украинского зрителя к балетному искусству? Как вас принимают у себя на Родине?

Александр: Украинский балет – неотъемлемая часть украинской культуры. На наших спектаклях зрительные залы всегда заполнены. В последнее время я заметил, что многие родители берут своих маленьких детей, в возрасте 4-5 лет, на взрослые спектакли. И что удивительно, дети очень внимательно смотрят и громче всех аплодируют.

Катерина: Театр – это всегда прекрасный повод отвлечься от трудовых будней и попасть на некоторое время в особую атмосферу. Я смотрю на женщин, они в театре преображаются, они по-другому себя ведут, по-другому выглядят. Театр вдохновляет, наполняет позитивными эмоциями, новыми идеями. 

  

 

Сейчас Украина переживает кризисное время. Как в такие дни удается привлечь зрителя.

Александр: Этот вопрос, наверное, можно адресовать нашему генеральному директору Пётру Яковлевичу Чуприне, он очень мудрый человек и руководитель. Он ведёт грамотную экономическую и культурную политику. Заботится о своих кадрах. Каждый год, не зависимо от экономической ситуации в стране, театральный репертуар пополняется новыми балетными и оперными премьерами. Большинство спектаклей проходят с аншлагами.

В Японии – спокойная и благодарная публика, после спектакля обязательно несут цветы, подарки, ждут артистов за кулисами, чтоб взять автограф

Ваша пара в начале года впервые танцевала в спектаклях «Раймонда» и «Грек Зорба». Это два кардинально разных спектакля по стилю и исполнению... что вам ближе?

Катерина: «Раймонда» - яркий, красочный спектакль с красивыми костюмами и декорациями. Первый раз балет поставлен ещё в 1898 году легендарным хореографом Мариусом Петипа. Сейчас мы танцевали вариант «Раймонды» под редакцией Виктора Яременко. Это классический спектакль, выдержанный по всем балетным канонам. Это прекрасная классическая музыка Александра Глазунова. В основе сюжета рыцарская легенда о любви. Это возможность для зрителя попасть на некоторое время в средневековую сказку.

«Грек Зорба» напротив, балет неоклассический, исполняющийся в отличие от «Раймонды» в мягких балетках, то есть на полупальцах. «Раймонда» - это сказка, «Грек Зорба» - спектакль глубокий, драматический, поражающий своей масштабностью. В спектакле присутствует полюбившиеся всем греческие Сиртаки. Это музыка и танцы в сочетании заряжают зрителя неиссякаемой жизненной энергией.

Мне конечно ближе драматические партии.

Были какие то трудности в подготовке к спектаклю «Раймонда»?

Катерина: Это единственный классический спектакль, в котором у ведущей балерины 4 вариации и 5 код. Это очень тяжёлая нагрузка.

Александр: У меня в этом спектакле нет никаких трудностей, только удовольствие и позитивные эмоции от подготовки новой интересной партии.

  

 

Какие планы у вас после этих премьер?

Александр: У нас гастроли в Швейцарию, Америку.

Катерина: Но мы с удовольствием возвращаемся на родную сцену, так как у нас ещё много интересных планов на этот сезон и в начале июня мы планируем удивить нашего зрителя.

Недавно вышло постановление, что артисты балета должны уходить на пенсию значительно позже. Женщины - в 55 лет, мужчины - в 60 лет. Какой возраст на ваш взгляд должен быть крайний для артиста балета и чем он может заниматься после этого?

Катерина: Раньше артистки балета могли уходить в 37 лет, но наши примы дорабатывали до 45. Майя Плисецкая, конечно, исключение из правил. Для примы очень важно вовремя уйти со сцены, пока балерина еще звезда, пока она еще в форме. Некоторые артисты балета уходят в хореографию. Кто-то преподает.    

Александр: Мне кажется, что раньше было логично, 40 лет для мужчины был предел. В балете такая тенденция, что женщины-примы зачастую работают дольше мужчин. После этого одевать мужчину в белое трико – это не эстетично. Можно переходить на какие-то другие партии, стиль в балете, например, на модерн. Одевать брюки и больше делать акцент в танце на руки.

Кому сегодня проще в балете, женщине или мужчине?

Катерина: Сегодня и всегда, мужчине, как в жизни, так и в балете легче. Меньше конкуренции, меньше интриг и меньше зависти.

Но ведь женщина в балете воспринимается более естественно, да и в жизни женщине легче попросить о чем-то, она может понравиться.

Катерина: Мужчины тоже могут понравиться. В мире балета это очень актуально. В балете, как и в мире моды самая сильная «голубая мафия», так что тут у мужчин намного больше шансов.

В Украине – зрительные залы всегда заполнены

Есть ли дружба в балете. Дружат ли между собой солисты?

Катерина: Ещё несколько лет назад я бы с твёрдой уверенностью ответила: «Да»! Но, к сожалению, со временем на многое открываются глаза... Дружеские отношения - конечно, но дружба настоящая... Может, лично я слишком много вкладываю в значение этого слова. Друзья познаются в горе и в радости, это верно. Но у нас в балете скорее в радости, так как пожалеть совсем не трудно и не жалко. А вот порадоваться за подругу её успеху, гордится ею и помогать, может далеко не каждая. Настоящая дружба, встречается в балете между примами крайне редко... Скорее даже никогда.

Александр: Чаще всего настоящая дружба зарождается в раннем детстве. В театр мы приходим уже достаточно взрослыми. Тут и начинается становления нас, как личностей и как артистов. Конкуренция чаще всего не способствует дружбе. Но у нас очень много друзей в театре. Это артисты, концертмейстеры, дирижеры, работники различных цехов, наш педагог Николай Михеев.

  

  

Какие поклонники окружают артистов балета, чем они удивляют? У вас наверняка есть преданные фанаты.

Катерина: Поклонники абсолютно разные. И высокопоставленные лица, консулы, послы и бывают даже маленькие дети, что очень трогательно. Особенно, когда они с восторгом высидев 3 актный спектакль со спящими глазками, дождавшись у служебного входа, дарят тебе свой букетик...

Зеркало в моей гримерке всё завешено открытками, письмами, стихами. Один поклонник, часто приезжал из Москвы на мои спектакли в Киеве и каждый раз я получала от него изысканные букеты и его стихи. Сейчас несколько заграничных художников-поклонников, из Америки и России, пишут картины с моих фото. Безусловно это приятно.

  

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: