Впервые в Сети появилось неизвестное интервью автора Лолиты. 12 тезисов Владимира Набокова

комментировать
Набоков чувствовал себя чужим в России еще в детстве

Набоков чувствовал себя чужим в России еще в детстве

В 1970 году писатель Владимир Набоков дал интервью израильской газете Ma’ariv, которое все это время хранилось в архиве писателя в коллекции Берга Нью-Йоркской публичной библиотеки.

Набоков не включил эту беседу в свой сборник Твердые суждения (1973), на английский язык она была переведена только в феврале 2015 года. Издание Медуза впервые опубликовало ее на русском языке.

НВ собрало самые интересные выдержки из неизвестного интервью автора нашумевшей в свое время Лолиты.

  • Искусство - это изгнание. Ребенком в России я чувствовал себя чужим среди других детей.
  • Америка, моя приемная страна, ближе всего моим представлениям о доме.
  • Отсутствие корней менее важно, чем дозволенная возможность расти и цвести в полной - и очень приятной - пустоте.
  • Я мыслю образами, и тут же всплывают сподручные короткие словесные формулы на одном из трех языков, которыми я владею.
  • Когда я пишу, я в высшей степени равнодушен к историческим, гуманистическим, религиозным, социальным и образовательным темам - поэтому я не могу сказать, почему я это делаю.
  • Я подозреваю, что интерес Бога к Адаму и Еве был не слишком искренним и не слишком продолжительным, несмотря на удачный, в целом, результат от действительно изумительной работы.
  • Я абсолютно отстранен от своих героев и во время работы, и после.
  • Я не жду, что кто-то из моих читателей будет столь же хорошо знать мои произведения, как и я. Но если голова не может уловить определенный процент конкретных деталей, то это плохой читатель, вот и все.
  • Картины Лолита и Смех в темноте, делались без моего контроля. В результате получилось хорошее кино с прекрасными актерами, но они лишь отдаленно напоминают мои книги.
  • Я ненавижу музыкальный фон, музыку в записи, музыку по радио, музыку из магнитофона, музыку, доносящуюся из соседней комнаты, - любую навязываемую мне музыку.
  • Я готов принять любой режим - социалистический, монархический, дворницкий - при условии, что разум и тело будут свободны.
  • Существует несколько областей, где мои познания позволяют мне быть экспертом: некоторые виды бабочек, Пушкин, искусство игры в шахматы, перевод с английского, русского, французского и обратно, игра слов, романы, бессонница и бессмертие. Но политика к ним не относится.

 


Газета Ma’ariv, 1948 год. Фото: Юрий Левинг
Газета Ma’ariv, 1948 год. Фото: Юрий Левинг


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: