После премьеры Иллюзий многие позвонят близким и скажут, что любят их, это я знаю точно, - актриса Виталина Библив

комментировать
Накануне премьеры

Накануне премьеры "Иллюзий" Виталина Библив встретилась с НВ Style и рассказала о самой ожидаемой постановке года

Премьера спектакля Стаса Жиркова Иллюзии по пьесе Ивана Вырыпаева – через несколько дней. Билеты раскуплены за месяц. Ожидания зрителей – высоки. Мы встречаемся с исполнительницей одной из главных ролей в гримерке между спектаклями в театре Золотые ворота.

Виталина, о чем для вас лично Иллюзии?

– Иллюзии – это новый этап в моей жизни. Это возможность поработать с любимыми друзьями. Например, с Олесей Жураковской мы дружим давно, но вместе не работали никогда, а тут выпал такой шанс. Что еще для меня Иллюзии? Это совершенно другая, новая для меня героиня, легкость и драматичность, совмещение клоунады и женственности, пазл, который идеально вписался в мое творчество.

Был кастинг или Стас Жирков пригласил вас на роль Сандры?

– Кастинга не было. Мне сказали, что есть материал, и спросили, интересно ли мне будет взяться за эту роль. Но так как я обожаю Стаса Жиркова и с ним даже Колобка буду ставить, то вопрос решился сам собой. Вообще, пьесы Вырыпаева сами по себе очень интересный и глубокий материал. У нас вот через несколько дней премьера, а у меня голова кипит, там столько двойных смыслов заложено, и хочется все это донести до зрителя!


14681696_220334271719392_4014944775959608542_n

В России Иллюзии поставил театр Практика, куда были пригашены актеры из-за рубежа. Вы смотрели этот спектакль? Какие у вас впечатления?

– Иллюзии – это вообще произведение вне времени и вне привязки к какой-то определенной стране, определенным событиям. Я предпочитаю работы, в которых я занята, смотреть уже после своей премьеры. Потому что мы же актеры, мы же лямзим друг у друга, а так – чистый лист бумаги, свое видение абсолютно. Иначе волей-неволей какие-то вопросы будешь задавать, и это будет тебе либо мешать, либо отвлекать, либо направит тебя не в ту сторону. Поэтому я посмотрю обязательно, но после премьеры своих «Иллюзий». 

Постановка будет на русском языке?

– Нет, мы перевели на украинский. Шекспира же переводят на украинский язык. У нас же независимый театральный проект. И где мы живем с вами? Живем мы с вами в Украине. Почему мы должны играть на русском? 

А как Иван Вырапаев отреагировал на то, что его пьесу будут ставить на украинском?

– Мы ему показали перевод, и он был очень доволен.

– Вы выше упомянули о независимом театральном проекте. Что это за проект?

– Его основала Татьяна Эдемская. Это наш продюсер, с ее легкой руки все и началось. То есть она обратилась к Стасу как к режиссеру с предложением поставить «Иллюзии», они получили разрешение у Вырыпаева. Он очень обрадовался, когда узнал, что мы будем ставить в Украине, в Киеве. Это даже нельзя назвать антрепризой, потому что, как правило, антреприза – это что-то легкое, веселое. А здесь именно спектакль. 

14708172_218937615192391_4787651123062322756_n

Что вы почувствовали после первого прочтения пьесы?

– Первая мысль: А как это делать?, потому что там речь идет о стариках, а ты вроде молодая, всего 36. И я расплакалась. Не дай Бог, чтобы такое испытать. Чтобы прожить всю жизнь, а потом узнать, что тебя не любили. А за то, что тебе сказали, что тебя не любили, ты обиделся, сказал, что я тебя тоже никогда не любила. И когда люди не способны к диалогу, не способны разобраться, прощать, в одночасье может разрушиться счастье. 

Сама постановка менялась от начала репетиций до премьеры?

– До премьеры еще несколько дней. В Сталкерах, например, мы придумали финал за несколько дней до премьеры. Понятно, что есть режиссерское видение. Но приходят актеры, что-то привносят свое. Это живая структура, она не может быть такой: Вот, ребята, мы ставим так, и никак по-другому. Это как семейная жизнь – всегда разговариваешь, ищешь компромиссы, кто-то настаивает, кто-то уступает. 

Ваш театр изначально задал очень высокую планку постановок. И зрители всегда ждут от вас, не побоюсь этого слова, чуда. Вы не переживаете, что можете разочаровать их?

– Нет. Я думаю, что каждый унесет что-то важное и ценное для себя. Не будет разочарования, потому что работать мы будем честно, мы в этой постановке уже часть своей жизни оставили.

– Вы верите в то, что после спектакля люди могут стать лучше?

– Конечно. Я думаю, что после «Иллюзий» многие позвонят и скажут своим близким людям, что они их любят, это я знаю точно. 


14449896_208050099614476_4840401034443548735_n

Для кого этот спектакль?

– Для всех. Для людей, которые любят, для людей, которые ищут свою любовь, для людей, которые живут иллюзиями или которые не живут иллюзиями. Для всех и каждого.

Вы живете иллюзиями?

– Я как творческий человек, конечно, живу иллюзиями. Иногда они разбиваются, как хрустальный шар, но у меня потом все равно хватает сил выдуть новый. Жить без иллюзии – это как жить без мечты. Мы все живем в иллюзиях. Но вырыпаевский текст как раз говорит о том, что иллюзия иллюзии рознь, что иногда они могут причинять боль близким людям. Не разобравшись в своих иллюзиях, кто-то что-то кому-то сказал, другой это услышал по-своему, нарисовал свою картину. Ты приходишь, делишься этим с близким человеком, это то, о чем говорит Вырыпаев, и тем самым уничтожаешь его, наносишь ему боль. Мне кажется, в каждой иллюзии нужно все-таки с холодным умом разбираться.

14642142_219040035182149_6917511896645675473_n

– Какова ваша роль в пьесе?

– Все видно даже по афише. Если приглядеться, у каждого персонажа в голове что-то нарисовано. У меня сердечки, то есть я влюбленная дурочка, в хорошем смысле слова. Если внимательно пьесу читать, есть 4 персонажа, и три из них имеют какую-то особенность. Кто-то с хорошим чувством юмора, кто-то очень хороший человек, кто-то человек, который никогда не врет. У моего персонажа такого нет. Я не могу найти себе места, нет четкого определения. Понятно, что я очень люблю своего мужа, очень предана ему. Но я не умею думать о высоком. Из-за этого сложно моему, так сказать, мужу Леше Нагрудному, потому что он говорит о высоком, он романтик, он хочет размышлять. А мне надо, чтобы у него были теплые носки и шапка на ушах.

Вам не страшно перед премьерой?

– Страшно. Мы говорили недавно об этом с Олесей Жураковской и Митей Рыбалевским. Где-то в середине сентября начался этот легкий мандраж. А за неделю до премьеры, – я не знаю, как у других, – уже ничего не понимаю, ничего не знаю, у меня ничего не получается, я все делаю не так, думаю, что это никому не понравится, и вообще, что я делаю в профессии. А потом собираешься и делаешь. Смешанные чувства. Но на сегодня хочется, чтобы мы уже выдохнули, чтобы мы поняли – случилось или не случилось.

И какие предчувствия? Это «случится»?

– У меня театральная жизнь поделилась на до Стаса Жиркова, до Золотых ворот, и после Золотых ворот. Но начиная с «Золотых ворот» пока все случалось. Даже детская сказка – случается. Я уверена, что это случится потому, что мы делаем это с любовью.

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook и Вконтакте

 

 

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: