Ольга Диброва и Артем Угодников: есть разница между поп-музыкой и попсой

Музыканты группы DVOE рассказали НВ STYLE о предстоящем концерте и новом альбоме
Наталья Кравчук

Музыканты группы DVOE рассказали НВ STYLE о предстоящем концерте и новом альбоме

Через несколько дней украинская группа DVOE презентует второй альбом. Мы встретились с музыкантами, чтобы узнать с чего все начиналось и как двоим музыкантам удается писать такую сложную музыку.

– Как появилась группа DVOE?

Артем: Мы никогда не думали, что когда-то будем играть и проводить столько времени вместе. Познакомились еще в училище Глиера, жили в одном общежитии. Я закончил учебу, и мы потеряли связь с Олей года на три. Мы не особо общались, когда жили в общежитии, а потом я ее увидел в составе группы Gorchitza. Я сказал: "Классная группа, клево, что ты там играешь", а через полгода произошло так, что я тоже там начал играть. Уже в составе группы мы раззнакомились и подружились. Однажды Оле предложили сыграть на Арт-пикнике Славы Фроловой на День Независимости. Помню, гениальный продюсер Андрей Иноземцев говорит: «Сыграйте вдвоем с Артемом, у него семплер, это будет прикольно". Мы попробовали, и как-то сразу у нас начало все получаться.

Оля: Сначала мы играли каверы, потом начали делать свои песни. Так и появилась группа DVOE. Мы вышли из Gorchitza с колоссальным опытом, который начали направлять в свое творчество.


nkl_0137_02

– Когда вы поняли, что музыка для вас серьезно?

Оля: В 4 года. Меня всегда привлекала музыка. Если представить, что я компьютер, то у меня нет драйверов для какого-то другого вида деятельности. Хотя я неплохо готовлю, одно время варила мыло, да и вообще всесторонне развитая девушка, но понимаю, что даже представить себя не могу кем-то другим. Мне кажется, что, может, даже не я выбрала музыку, а музыка выбрала меня.

Артем: А я стал заниматься музыкой не так рано, как Оля.
Все началось в 14 лет, но серьезно. Мой друг-сосед предложил создать группу, и мы ее создали. Он учился тогда в машиностроительном техникуме в Кировограде, где мы жили, и выбил помещение возле актового зала, маленькую репетиционную комнатку. Мое первое выступление было для студентов машиностроительного техникума.

Оля: А мое первое выступление было в Доме культуры лет в 6 или 7. Я была в костюме кошечки: леопардовая кофта, ушки – и пела песню про апельсин с салом. И, кстати, «Апельсин» – это название клуба, в котором мы выступили с первой сольной программой.


nkl_0042_01

– Вашу группу на премии YUNA внесли в номинацию поп-музыка. Как вы к этому относитесь?


Оля: Положительно. Увидела это у Игоря Панасова. Он выставил некоторые группы в алфавитном порядке. Сразу смотришь список, и тут: "Лучшая поп-группа" – DVOE. Это забавно.

– То есть вы себя относите к этой категории?

Артем: Есть же разница между попсой и поп-музыкой.

– А в каком стиле вы играете?

Оля: Наверное, это электропоп. Поп – это сборное название, оно не означает четкого стиля в музыке, это просто намек на то, что эта музыка для массового слушателя. Не только для тех, кто слушает исключительно хаус или UK garage, брейкбит. Это то, что может понравиться всем. Если вслушаться, то в нашей музыке есть хаус, элементы транса, техно, хип-хопа, брейкбита, всего понемногу. Мы любим играть разную музыку.

– Все ваши песни на английском. Планируется что-то на украинском?

Оля: Недавно я достала из своих закромов украинские песни, которые писала очень давно. И там есть одна, из которой что-то может получиться. Я думаю над тем, чтобы петь на понятном языке. Всему свое время.


nkl_9954


- Вы самокритичны, вам сложно угодить себе?


Артем: Да, это на самом деле бич, потому что тяжело самому себе угодить и ты постоянно ищешь варианты. А на самом деле нужно уметь остановиться, определиться. Это очень важно.

– Кто из вас перфекционист?

Артем: Двое.

Оля: Мне все всегда до конца не нравится: в характере, во внешности, в своем деле. Я из тех девушек, кто из двухсот фотографий, может быть, еле-еле одобрит одну. Мне всегда очень сложно определяться. Представляете, как долго я делаю селфи? Это же просто пытка.

Артем: А я вообще не делаю селфи, именно из-за того, что очень самокритичен.


– А как вы музыку создаете при такой требовательности?

Артем: Бывает тяжело и долго. Но я думаю, что со временем мы начнем делать это быстрее. Мы сами себя загоняем в угол, когда не можем остановиться. А достаточно просто взять идею и реализовать ее.


nkl_0027_01

– Скоро концерт, презентация нового альбома. Сколько времени ушло на его создание?


Оля: Полгода. Но выпустили мы его не сразу. Много времени ушло на сведение, правки, обложку и подготовку релиза. Это были отличные полгода, настоящая студийная работа каждый день, кроме воскресенья. Это у нас день семьи и безоговорочный выходной. В Центре Довженко, где писался альбом, мы уже всех знаем. Некоторые работники центра в период написания "Сюиты", возможно, немного сходили с ума. Представьте, что один и тот же ритм, гармония могут звучать 3–4 дня подряд. Это непросто выдержать.


– Альбом очень красивый получился. Оля красиво поет. Почему такое название "Сюита"?

Оля: Потому что это классическая форма, в которой разнохарактерные пьесы-картинки объединяются идеей, смыслом, сюжетной линией и собираются в одно целостное полотно. Изначально перед нами не стояла задача сделать что-то суперцелостное, концептуальное. Однако, песня за песней, форма начала постепенно вырисовываться, и я подсознательно чувствовала, что это сюита. Потом перечитывала статьи с глубинными разъяснениями специфики этой формы и поняла, что все сходится. У нас в "Сюите" есть момент синергии. Каждой песне соответствует свой цвет и стихия. Я думаю, что мои педагоги из школы Столярского оценили бы, потому что это интересно.


nkl_9962_02

– Можете описать процесс рождения текстов?

Оля: Все по-разному. Допустим, песня Follow You ко мне пришла за 2 часа, от первой до последней строчки. Все зависит от идеи и от того, насколько ты хорошо в ней ориентируешься. Если ты выжимаешь слова, как кровь из пальца, то процесс будет идти изнурительно и долго. Когда видишь целое, то просто записываешь, о чем тебе хочется сказать, и потом все это складываешь, как мозаику. Я слежу за тем, чтобы в текстах была драматургия. Там всегда есть истории, завязки, развязки, кульминации, вопросы и ответы.

– Артем, по какому принципу ты выбирал музыкальный инструмент?


– Сначала думал на бас-гитаре играть. И играл, даже бас-гитару себе купил. Но потом захотелось именно на барабанах. Смотрел, как играют классные барабанщики, и решил пойти заниматься. Мне повезло, потому что в Кировограде попался преподаватель, который мне дал базу и поставил меня на ноги. Он меня очень вдохновил, и благодаря ему я пошел дальше в музучилище.


– Чувствуется, что у вас хорошее музыкальное образование.

Оля: Да. До Глиера я училась в специализированной музыкальной школе-интернате в Одессе. Меня в 12 лет отправили туда родители. Мама сказала: "Хочешь заниматься музыкой? Вперед!". Мы возвращались с ней после какого-то конкурса, а водитель автобуса Новая Каховка – Запорожье оказался бывшим студентом Одесской консерватории. Он рассказал о том, что в Одессе есть школа для одаренных детей. Летом мы приехали на прослушивание. Помню, я была в бордовом бархатном платье, бантик под грудью, завышенная талия. Я села за рояль, сыграла и спела. Меня зачислили, и это был очень крутой поворот в моей судьбе.


nkl_9936_01


- Ты жила без родителей?

- Да, жила в интернате, где также жили дети из других городов. С 12 лет я вижу родителей 3–4 раза в год, а сейчас еще реже. Они живут в Херсонской области, в пгт Горностаевка. Я дитя природы и провела там прекрасное детство. Побегать босиком по траве, собрать помидоры, пощипать морковку, собрать виноград, помочь с вином – это все я могу!

– Артем, а ты как в Глиера попал?


– Легко. Сначала я поступил в Кировоградское музыкальное училище. Там было хорошо, душевно, но там было классическое образование. Меня заставляли играть на ксилофоне, а я всегда хотел на барабанах. Так я и решил поступать в Глиера. Мне тогда хотелось играть джаз. Я учился там 4 года и общался с лучшими молодыми музыкантами страны.

Оля: С Суреном Томасяном, например.

Артем: Да, я жил в одной комнате с Суреном. Он сейчас играет у Дорна на гитаре, да он на всем играет, очень талантливый парень. Я его люблю и уважаю, он мой друг. Самое главное, что было в Глиера, – это тусовка. Мы общались, играли вместе, обменивались информацией, музыкой. В этом был наш рост как музыкантов.


– Кого бы вы хотели себе на разогреве?

Оля: Я думаю, этой группы еще нет, но она скоро появится.

Артем: Она классная будет.


nkl_0030_01_01

– Кого из украинских музыкантов вы слушаете?

Оля: Мне давно нравится творчество и посыл Ивана Дорна. У нас в стране много хороших артистов, но моего кота зовут Ваня.

– Какую песню вы ставили последний раз на повтор?


Оля: Chaka Khan "Ain't nobody".

Артем: А у меня "Колыбельная Умки".

– Что для вас плохая музыка?

Артем: Мне кажется, любая музыка найдет своего слушателя.

Оля: Возможно, плохая музыка – это та музыка, которая не доставляет удовольствия и не цепляет.

Артем: Музыка обязана нести в себе эмоции. Она не должна быть пустой.


nkl_0172_02



– Когда смотришь ваши концерты, кажется, что вы чуть-чуть под кайфом на сцене.

Артем: Это же самая главная штука. Мы получаем кайф именно от игры, от того, что получается, что заводится, несется, сочетается с публикой. Да, на сцене мы действительно под кайфом.

Оля: Когда мы выпустили "Сюиту", было несколько очень громких заголовков. Но я никогда не выходила на сцену в состоянии измененного сознания. Никогда. У Артема миллион задач в минуту, у меня тоже: сыграть партию на клавише, клацнуть кнопку сэмплера, еще к тому же спеть и станцевать. У меня должен быть кристально чистый мозг. Круто, когда во время концерта чувствуешь отдачу и начинаешь заводиться. Не представляю, что такое скованность, зажатость и холодность. Я не стесняюсь испытывать истинное, глубинное наслаждение на сцене, потому что музыка – это секс в аудиоформате.

Фото: Наталья Кравчук

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: