Легендарные режиссеры ошеломили публику наградами в Каннах

Каннское золото вызвало среди профессионалов множество споров

Каннское золото вызвало среди профессионалов множество споров

Награды Каннского кинофестиваля достались лучшим артхаусным фильмам года — социально-политическим драмам, не всегда однозначным, по мнению критиков.

Когда в начале года братья Итан и Джоэл Коэны были назначены председателями жюри Каннского кинофестиваля, наиболее авторитетного международного киносмотра, профессиональная среда настроилась на сюрпризы.

Креативные ньюйоркцы, прославившиеся как режиссеры, продюсеры и сценаристы, также известны как мастера черного юмора. “Шутка” от знаменитых братьев удалась — выбор жюри наделал шума по обе стороны Атлантики и заставил критиков констатировать: уже очеь давно выбор Каннского фестиваля не был настолько политизирован и погружен в социальные проблемы.


Триумфатором фестиваля стал француз Жак Одиар
Триумфатором фестиваля стал француз Жак Одиар


Триумфатором фестиваля стал француз Жак Одиар. Его картина Дипан о борце за создание тамильского государства на Шри-Ланке, который отправился во Францию в поисках лучшей жизни, была удостоена ключевой награды фестиваля — Золотой пальмовой ветви. Драма о болезненной в сегодняшней Европе проблеме эмигрантов расколола критиков на два лагеря. Одни пришли в восторг от глубоко раскрытой темы, другим фильм, напротив, показался пустым и формальным.

Виновник торжества Одиар рассказывает, что задумал эту картину пять лет назад. Согласно сюжету, вынужденный переселенец приезжает во Францию под чужим именем и в компании фиктивной семьи. Однако вместо того, чтобы обрести покой, он оказывается в эпицентре криминальных разборок, накал которых ничем не лучше пережитой на родине войны.

“Меня интересовало, откуда приехали и как живут те люди, которые продают нам розы, пока мы сидим в кафе”,— говорит о своей ленте режиссер, в послужном списке которого множество крупных наград, в том числе гран-при Канна за картину Пророк 2009 года.

Игра актеров в Дипане, в основном непрофессионалов, вызвала у фестивальной публики однозначное одобрение. Наиболее ярким дебютом критики признали работу Антонихасана Джезухасана, исполнившего главную роль. Быть убедительным на экране ему помог собственный опыт: в 1980‑х Джезухасан, как и его персонаж, сражался в рядах повстанцев в родной Шри-Ланке, а затем бежал в Европу. В отличие от своего героя, он стал во Франции успешным писателем.


© коллаж НВ
© коллаж НВ


Если каннское золото вызвало среди профессионалов множество споров, то решение о присуждении гран-при, второй по значимости награды фестиваля, получило однозначное одобрение специалистов. Приз достался венгерскому дебютанту Ласло Немешу, который представил в конкурсе драму Сын Саула.

В основу сюжета фильма легла история попавшего в концлагерь еврея, который вынужден делать черную работу — утилизировать тела убитых. Критики единодушны: фильм такого уровня был бы успехом для любого маститого режиссера. Тот факт, что со сложной темой виртуозно справился новичок, дал повод говорить о появлении на европейском горизонте нового мастера.

Еще одной обсуждаемой лентой на набережной Круазетт стала мелодрама Кэрол американца Тодда Хейнса. Этому именитому автору независимого кино, который представил в Канне фильм о любви двух женщин в Америке 1950‑х, многие прочили победу в конкурсе. Однако ленте досталась лишь “ветка” за лучшую женскую роль. Причем вместо Кейт Бланшетт, игру которой все без исключения критики назвали выдающейся, награду отдали ее напарнице Руне Мара.

Впрочем, председателей жюри Коэнов удивление фестивальной публики не смутило. “Наше жюри — это жюри художников, а не критиков”,— иронично подвели итоги киносмотра американцы.

Материал опубликован в №19 журнала Новое Время от 29 мая 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: