Пять книг, которые помогут спланировать жизнь

комментировать
Пять книг, которые помогут спланировать жизнь
Фото: Pexels

"Жизнь - это то, что происходит с нами, пока мы строим планы", - как-то заметил Джон Леннон. И не зря говорят: если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах..

  

Впрочем, авторы этих книг все-таки пытаются - возможно, не спланировать, а по крайней мере упорядочить свои желания, намерения, поступки.

Украинский писатель Игорь Бондарь-Терещенко назвал для НВ STYLE пять книг, которые несколько помогут упорядочить повседневность, или расскажут о том, как другие справлялись с такой задачей.

 

 

Джордж Орвелл. У злиднях Парижа і Лондона. - К.: Видавництво Жупанського, 2017

 

Несмотря на культовые романы Скотный двор и 1984, у этого известного английского автора и публициста были еще книги, в которых он описывал свой жизненный путь - от нищеты в Париже в начале ХХ века до более поздних приключений в Каталонии. Тоталитарное общество, описанное в упомянутых антиутопиях кажется в этих хрониках голодного существования и «каталонского» опыта не такими уж ужасными. Голод, тяжкий труд, уголовное дно обоих европейских столиц, на котором пришлось жить автору.

  

 

"Все дома были отелями, доверху забитыми жильцами, преимущественно поляками, арабами и итальянцами, - вспоминает он нищую юность. - Первые этажи занимали маленькие бистро, где каждый желающий мог напиться за один шиллинг. Субботним вечером выпивала где-то треть мужского населения квартала. Кто-то дрался из-за женщин, арабы-чернорабочие, которые жили в дешевых гостиницах, по таинственным причинам враждовали и выясняли отношения с помощью стульев, а иногда даже револьверов. Полицейские ночью ходили здесь только по двое. Улица была довольно озорным местом. Но среди этого шума и грязи жили также обычные уважаемые французские торговцы, пекари, прачки и другой подобный народ, занимаясь своими делами и понемногу накапливая небольшие доходы. Словом, обычные парижские трущобы".

Маеліс де Керанґаль. Ладнати живих. – К.: Нора-друк, 2017

 

Углубляясь в этот роман, посвященный трагической судьбе трех юношей, которые планировали стать выдающимися серфингистами, но попали в больницу, а также об их родителях в горе, неожиданно замечаем, что важна не фабула - авария, смерть - а длинный и наполненный различными, разнохарактерными героями сюжет. В котором жизнь на фоне смерти важнее просто жизни, поскольку гораздо контрастнее выглядят любые «соседние» судьбы. Например, медика-бисексуала-певца, медсестры-нимфоманки, врача-который-спит-три-минуты, а на кровати держит полное собрание Боба Дилана и Нила Янга, девушки одного из парней, который выжил... Или целая драматургия беседы медика-юноши из центра пересадки органов - с родителями, которым предлагают, чтобы их умерший ребенок стал донором органов. Или семейная трагедия тех же родителей, когда один корит себя, что виноват, а вторая не понимает, «как она могла допустить, чтобы в ее доме взрастили эту страсть к сильным ощущениям, как могла позволить сыну упасть в эту головокружительную спираль - спираль закрученной волны, эту ерунду?»

 

 

Но, как говорится, везде жизнь, и роман недаром перемежается историями о тех самых «других» не главных героях из медперсонала, об их увлечениях, любви, ежедневных проблемах. А внутри этих историй - еще более интересные, печальные, трагические бывальщины, например, об охотнике за птичками и юном наследнике нефтяной компании, который «обменял авто 205 GTI на последнего щеголя из Байнема», или истории жизни тех людей, которые получат органы умершего юноши - сердце, печень, почки... Таким образом «чинить живых» - это прежде всего не забывать, что эти самые живые так же смертны, как остальные герои, и прожить жизнь для них означает не «планировать» смерть, а не думать о ней как можно дольше, пока не придет время.

  

Мідж Реймонд. Мій останній континент. – Х.: Фабула, 2017

  

"Иногда люди не слышат, когда их предупреждают об опасности, и все равно продолжают планировать свою жизнь обязательно с путешествиями в самые небезопасные места мира. «Я рассказываю им, что за Южным полярным кругом сигналы SOS почти не имеют смысла, потому что рядом просто нет никого, кто мог бы вас спасти, - уговаривает их герой дебютного романа американской писательницы, который имел оглушительный успех. - Я говорю им, что в тот день погибло 715 пассажиров и членов экипажа. Но молчу о том, что среди них были и двое спасателей, чьи судьбы трагически переплелись. Туристы обычно охотно слушают о жертвах, а не о спасателях. Они еще не понимают, что здесь между этими понятиями нет разницы".

 

 

Так же нет разницы между самими героями романа - двумя любовниками, которые становятся похожи на предмет своих исследований, полярных пингвинов: «каждый живет своей отдельной жизнью, ходит своими тропами, пока не встретятся на гнездовании, роль которого у нас выполняют эти экспедиции на антарктический полуостров, где мы становимся лагерем и восстанавливаем семью». И рабочие будни двух гидов на круизных судах, которые доставляют туристов в Антарктиду, описанные в этом романе, проходят во все нарастающем темпе, который предшествует сюжетному взрыву, корабельной катастрофе. В результате которой все планы - на любовь, «гнездование» и семью - летят обычно наперекосяк.

 

Станислав Асеев. Мельхиоровый слон, или Человек, который думал. - К.: Каяла, 2017

 

Герой этого автобиографического романа, молодой философ из Донецка сначала так же пытался планировать свою жизнь, которая ничем не отличалась от остальных судеб в шахтерском крае. Отец пил и гулял, мать прощала и скрывалась с малолетним сыном. В семейной истории, правда, фигурировали мифические Лаврентий Берия и Нестор Махно, но «писать с них жизни» в социалистическом «раю» не приходилось. Да и сам герой этого экзотического, стилистически изысканного романа в стиле Саши Соколова и Венички Ерофеева чувствовал себя инопланетянином, «чужим» и ссыльным казачком как в семейной, так и в общенациональной уже при «независимом» времени истории своей малой родины. И даже поступление на философский факультет, который считался «найденным», наконец, местом под солнцем, оказалось всего лишь остановкой на пути, то есть в пустыне, как у Бродского, после которой была не столичная эмиграция, как у остальных авторов времени войны в Донецке, а неожиданное погружение в общественную жизнь.

 

Автор романа, описав свое инфантильное прошлое и предусмотрев эксклюзивное будущее, оказался один на один с «донецкой» современностью. Его журналистские репортажи из столицы шахтерского края уже в условиях нынешней «ДНР» были востребованы как в киевских, так и в остальных западных изданиях, а оценки ситуации иногда заставляли задуматься даже над «уместностью» Божьего промысла. «То, что происходит сегодня на Донбассе, это не просто реализация мыслей одного человека из Кремля, в значительной степени «русский мир» здесь ждали, - писал автор  Мельхиорового слона. - И боюсь, что ждали годами, и самое страшное, что до сих пор многие продолжают его ждать, ходят с мыслями «Россия, приди!». Донбасс всегда был благодатной почвой для этих идей, и нужно было, безусловно, бросить какое-то семена, чтобы здесь что-то проросло, и ничего бы не проросло без Путина».

  

Клейтон Крістенсен. Як ви збудуєте своє життя? – Л.: Видавництво Старого Лева, 2017

 

Уже в начале этой важной для нашего напряженного настоящего книги - руководства по личной философии - ее автор рассказывает о том, как он прозрел относительно сути этого самого напряжения, научившись правильной мотивации. Важный урок заключался в том, что руководитель производственного подразделения увидел на устроенном пикнике, как выглядят его сотрудники вне стен лаборатории. В игре с детьми, общении со своими мужьями и женами, которые значили для них не меньше, чем работа. Для которой, в свою очередь, было важно, чтобы в таком же приподнятом настроении довольные результатами своего труда сотрудники возвращались с работы домой. И где уважение со стороны ближних, а также самоуважение формировало бы настроение следующего трудового дня. Таким образом, «гуманные» бизнес-идеи важны не только для планирования, построения карьеры и достижения высоких производственных результатов, но и для счастливых семейных отношений, гармоничного воспитания детей.

 

 

Нам предлагают не общие теории, а конкретные примеры вроде приключения на пикнике - для успешной, творческой во всех смыслах работы. Жизненные вопросы находят неожиданные, оригинальные ответы, стратегии окажутся вполне «человечными» даже в условиях напряженного цикла работы, а ответственность за ее результаты оказывается важной, приятной, не обременительной и основной в производственном процессе. И никакие должности с зарплатами не принесут такого счастья, как понимание того, о чем думать, и как думать в том или ином случае. Планов на будущее нам не дают, просто предлагают воспользоваться инструментами от гуру менеджмента, которыми помогут, все-таки, спроектировать, построить и счастливо прожить свою жизнь.

 

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: