Год без Дэвида Боуи: 15 шедевров гения, которые не стали популярными (и мы не знаем почему)

Год без Дэвида Боуи: 15 шедевров гения, которые не стали популярными (и мы не знаем почему)
Фото: Ron Frazier/Flickr

8 января 2017 года прошел 70-й юбилей Дэвида Боуи. 10 января пройдет первый год со смерти музыканта, ставшей одной из наибольших культурных потерь прошлого года.

За период 49 летней карьеры Боуи, выпустивший свой 25-й альбом Blackstar за два дня до смерти, оставил чрезвычайно обширное музыкальное наследие. Вспоминаем необыкновенные произведения Дэвида Боуи, которые не стали хитами.         

В интервью 1998 года, обсуждая с Дэвидом Боуи проблемы его творческого процесса, телеведущий Чарли Росс выразил предположение, что возможно чувство личностной дисфункции, мешающее получить удовольствие от создания, и есть основной источник его креативности. Боуи согласился и заметил, что в определенном смысле «социальная дисфункция» — это главный двигатель для любого деятеля искусства. “Благоразумный и рациональный подход к жизни — стремление выжить во что бы то ни стало, построить крышу над головой, создать комфортные условия для жизни, защитить семью… Остальное — прихоть. Культура — это прихоть”.
  

 
Резкое высказывание предоставляет удобную позицию обзора музыки Боуи, которая для автора и слушателей в равной степени была способом принятия и высвобождения чувств неопределенности, антагонизма и «дисфункции», задолго до того, как агрессивный рок стал мейнстримом. Многие из этих песен вроде «Life on Mars?», «Rebel Rebel», «Heroes» и «Let’s Dance» были настолько успешны, что становились гимнами поколений. Другие, как «The Man Who Sold The World» и «Memory of a Free Festival» приобрели популярность позже, в исполнении молодых музыкантов. Но каталог Дэвида Боуи полон странных и сложных композиций, оставшихся незамеченными широкой публикой. Эти, любимые фанатами, «скрытые» шедевры помогают понять уникальную природу творчества Боуи - слишком простого для авангарда и слишком сложного для попсы.

Представляем нашу подборку 15-ти шедевров «музыкального хамелеона», которые были слишком хороши, чтобы стать популярными.

    

Quicksand

Hunky Dory, 1971
RCA Records



Одна из самых сладких и одновременно депрессивных песен когда-либо написанных Боуи. 24-х летний музыкант, недавно ставший отцом, поднимает темы оккультизма Кроули, ницшеанского сверхчеловека и буддизма, примешивая к ним образы Генриха Гимлера, Уинстона Черчилля и ордена Золотой Зари. Это сладкая баллада об отчаянии, невозможности духовного роста и принятия своего заточения в цикле жизненных событий. Часть лирики Quicksand, стала афоризмом, часто цитируемым в качестве кредо Боуи: «Я не пророк и не из каменного века, лишь смертный с потенциалом сверхчеловека».  

  

Aladdin Sane (1913-1938-197?)

Aladdin Sane, 1973
RCA Records 



Боуи боялся авиаперелетов. Отыграв первую половину тура в поддержку прорывного Ziggy Stardust, музыкант возвращался в Англию на шикарном лайнере RHMS Ellinis, где и был написан титульный трек нового альбома (Aladdin Sane). Сексуальная и жестокая Aladdin Sane является аллюзией на произведение Ивлина Во «Мерзкая плоть» — сатирического романа о жизни золотой молодежи в период между двумя мировыми войнами. Название композиции является игрой слов, которая читается как «Благоразумный Аладдин» и «Безумный парень».

В отличие от большинства последних работ Дэвида, где главная роль отводилась гитаре Мика Ронсона, «первой скрипкой» Aladdin Sane выступил джазовый пианист Майк Гарсон. Клавишное соло в Aladdin Sane стало самой знаменитой работой в карьере американца Гарсона.

  

Sweet Thing/Candidate/Sweet Thing (Reprise)

Diamond Dogs, 1974
RCA Records  



Уничтожив образ Зигги Стардаста на пике популярности и разогнав свою группу, Боуи принялся за проект мюзикла по мотивам романа Джорджа Оруэлла «1984», но так и не смог получить права на постановку. Тогда он записал альбом-гибрид, сочетавший темы из романа Оруэлла и  собственные пост-апокалиптические фантазии. Песенная сюита из трех частей «Sweet Thing», является одним из наиболее сложных и ярких моментов альбома.  

  

Win Young Americans, 1975

RCA Records



Дэвид Боуи избавился от остатков глэм-рокового звучания в следующем альбоме Young Americans. Вдохновленный танцевальной R&B сценой Филадельфии, где была записана большая часть пластинки. В бархатной балладе Win холодный низкий вокал Боуи контрастно сливается с теплым звучанием гитары Карлоса Аломара и r’n’b аранжировкой Лютера Вандросса. Вместе они создадут формулу, которую будут использовать в последовавшем Station To Station.                

  

Word on a Wing

Station To Station, 1976
RCA Records



Во время выступления на VH1 Stroytellers в 1999 году Боуи охарактеризовал Word on a Wing, как «крик о помощи» человека настолько глубоко погрузившегося в депрессию, что прокрастинация превращается в попытку «переключить канал телевизора силой мысли». Находясь в Лос-Анджелесе, в период записи культового Station To Station, Боуи переживал сильную наркозависимость, реабилитироваться от которой позже уехал в Берлин, в компании Игги Попа.

Word on a Wing — это обращение агностика к Богу с просьбой о примирении. Боуи не столько преклоняется перед всевышним, сколько делает скрытый вызов, без явной надежды на ответ.            

   

Always Crashing in the Same Car

Low, 1977
RCA Records 



Не имевший большого коммерческого успеха Low приобрел репутацию одного из наиболее значимых альбомов в истории электронной музыки. Пластинка была первой среди многих последующих коллабораций Боуи с пионером эмбиента — Брайаном Ино. Low положил начало серии альбомов известной как «Берлинская трилогия».  

Always Crashing in The Same Car — это ироничная зарисовка об апатии, основанная на реальном эпизоде из жизни Боуи, произошедшем в наркотический период жизни британского рокера в Лос Анджелесе.    

  

Fantastic Voyage

Lodger, 1979
RCA Records



Самая недооцененная песня из самого недооцененного альбома Дэвида Боуи. Гораздо менее завязанная на технических ноу-хау, завершающая часть трилогии представляет собой удивительный звуковой и эстетический фьюжн, избегающий каких-либо повторений и клише.

Fantastic Voyage - это трогательный гимн гуманизму, где автор выражает протест войне и геноциду. Звучание композиции, заимствующей аккорды из Boys Keep Swinging, напоминает фоновую музыку из телерекламы. Боуи, словно читая объявление на борту самолета, предупреждает о последствиях насилия и дискриминации, следы которых невозможно стереть.

  

Teenage Wildlife

Scary Monsters (And Super Creeps), 1980
RCA Records



Scary Monsters считается каноническим альбомом в дискографии Боуи. Все последующие работы музыканта сравнивались именно с ним. Музыкальный персонал включал звездный дуэт гитаристов Карлоса Аломара и основателя King Crimson Роберта Фриппа.           

Агрессивный и параноидальный Scary Monster игнорировал музыкальные тренды нового романтизма, которые Боуи высмеивает в песне Fashion. Но главным выпадом в сторону нью-вейва стала композиция Teenage Wildlife, где Боуи критикует декадентство и наивность подражающих ему тедди-боев.

  

Strangers When We Meet

Buddha Of Suburbia, 1993
Virgin, BMG, RCA



В 1993 году, по заказу телеканала BBC2, Боуи записал саундтрек для телефильма «Будда из пригорода». Несмотря на наличие довольно сильных песенных и инструментальных номеров саундтрек не имел коммерческого успеха.

Для этого альбома Боуи написал одну из своих самых романтичных песен, хоть и не лишенную некоторого оттенка драматизма и меланхолии — Strangers When We Meet. Улучшенная и отшлифованная версия песни была использована в качестве завершающего трека в альбоме Outside.     

  

The Motel

1. Outside, 1995
Virgin, BMG, RCA



Сложный концептуальный Outside был неоднозначно воспринят публикой и критиками. Совместно с Брайаном Ино и впечатляющим составом музыкантов, Боуи наполнил Outside разнородными, чрезвычайно сильными треками, которые местами мешают друг другу. С этим комплектом Боуи отправился в совместное с Nine Inch Nails турне, где решил не исполнять ни одного хита, заменив их более сложным материалом.

Авангардная баллада была создана под вдохновением от альбома Tilt Скотта Уокера, вышедшего несколькими месяцами ранее. The Motel - это линчианская картина паранойи и изоляции, скрывающихся под фасадом бытового комфорта.

  

Seven Years in Tibet

EART HL I NG, 1997
Virgin, BMG, RCA 



Объединившись с продюсером Марком Плати и сократив состав музыкантов из сессий Outside до четырех человек, Боуи принялся за работу над продолжением экспериментов начатых в предыдущем альбоме. Адаптировав индастриал и драм-эн-бэйс звучание под собственный стиль, Боуи представил фанатам агрессивный и динамичный альбом, который они ждали со времен Scary Monsters.

Sеven Years in Tibet отличается от большинства треков Earthling. Мощная гитарная композиция Габрелза, жутковатые сэмплы Марка Плати, дополненные альтовым саксофоном Боуи, создают нечто абсолютно противоположное тому, что предполагаешь услышать в песне о Тибете. Название песни позаимствовано у мемуара-бестселлера немецкого альпиниста Генриха Харрера, который некогда повлиял на увлечение Боуи буддизмом. Текст песни является предсмертным бредом раненного в голову монаха, умирающего на руках старухи.

  

Something in the Air

‘hours…’, 1999
Virgin Records



Работая над саундтреком к видеоигре Omikron: The Nomad Soul, Боуи и Ривз Габрэлз записали 21-й альбом Боуи — Hours. В альбом вошли восемь треков из игры. Электронное, футуристическое, с оттенком ориентализма звучание основных треков Hours уравновешивалось органическим звучанием акустических баллад.

Something In The Air была одной из песен, которую Боуи написал для французских разработчиков. Избегая стандартного индастриалового стиля игровых саундтреков 90-х, Боуи хотел придать каждой песне эмоциональную глубину, которая бы создавала контраст сай-фай эстетике Omikron. В данном случае, это трагичный сюжет об исчезнувшей любви - эмоциональной амнезии, не позволяющей любить того, кто некогда был дорог.         

  

Heathen (The Rays)

Heathen, 2002
Columbia Records



Проживая в Нью Йорке с женой и дочерью, Боуи находился в центре событий во время теракта 11 сентября. Трагедия повлияла на эмоциональный окрас и название нового альбома 54-летнего рок-музыканта.

Финальный трек Heathen (The Rays) подводит итог духовным поискам Боуи. Прошедший через буддизм, христианство, теософию, сатанизм и агностицизм Дэвид Боуи принимает пустоту и безвозвратность смерти. Это мягкий и обволакивающий уход в небытие, под аккомпанемент гитар Дэвида Торна и Джерри Леонарда.          

  

Bring Me the Disco King

Reality, 2003
Columbia Records



Не слишком интригующий Reality, был коллекцией песен, которые Боуи хотел записать прежде, чем отправиться в масштабный тур, который стал последним в его карьере.

Завершающая Bring Me the Discо King является самой трогательной и глубокой композицией альбома. Боуи записал акустическую джазовую балладу, используя только перкуссию и клавишные.

  

Girl Loves Me

, 2016
Columbia, Sony, RCA



Предсмертный альбом Боуи получился более чем удовлетворительным. Собрав абсолютно новую группу музыкантов, во главе с авангардным саксофонистом Донни МакКаслином, Боуи записал семь разных, необычных песен.

Girl Loves Me это последняя психоделическая головоломка подаренная фанатам умирающим Боуи. Песня содержит аллюзию на «1984» Оруэлла и написана на смеси сленгов «Надсат» из «Заводного апельсина» Берджесса и лондонского Полари. Но прорвавшемуся через ватную набивку устаревшего сленга и бессвязного пересказа ежедневных событий слушателю, Дэвид Боуи, вместо ответа, оставляет только один отчетливый вопрос: «Куда, б**** делся понедельник?».    

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: