5 декабря 2016, понедельник

Жизнь приемного ребенка. Что чувствуют дети, а не родители, - американская журналистка

Ребекка Кэролл: Мои приемные родители-хиппи «не хотели увеличивать перенаселенность мира»

Ребекка Кэролл: Мои приемные родители-хиппи «не хотели увеличивать перенаселенность мира»

Существует немало историй, причем недавних, о том, как приемных детей возвращают, как над ними издеваются, как их приходится спасать

«Считается, что процесс усыновления заканчивается подписанием и нотариальной заверкой документов, и, возможно, для приемных родителей это действительно так. Но для ребенка, понимающего, что родители ему не родные, не заканчивается -  ни после подписания документов, ни после достижения совершеннолетия», - пишет американская журналистка Ребекка Кэролл в своей колонке для The Guardian.

Она рассказывает, что особенно непросто приходится тем детям, чей цвет кожи отличается от родительской.

«Усыновление было узаконено в 1850-х и должно было основываться на интересах ребенка, а не взрослого. Но, если когда-то это и было правдой, то с годами концепция сильно изменилась.  Существует немало историй, причем недавних, о том, как приемных детей возвращают, как над ними издеваются, как их приходится спасать; есть множество примеров того, как родители и другие люди говорят об усыновлении ужасные вещи, какие только можно вообразить, - отмечает автор. – Я часто задумываюсь, насколько на самом деле интересы ребенка принимаются во внимание в процессе усыновления».

Она объясняет, что ее усыновили в конце 1960-х, и ее родители-хиппи, «не желавшие увеличивать перенаселенность мира», больше думали о своих интересах, чем ее. Именно поэтому она никогда не принимает приглашения выступить публично и рассказать о своем опыте, так как зачастую они исходят от групп родителей с комплексом «белого спасителя».

И только недавно ей удалось поговорить с людьми, готовыми действительно услышать ее историю и понять, какие проблемы на самом деле испытывают усыновленные дети, в особенности, когда речь идет о межрасовом усыновлении.

«Я была тронута их готовностью искать новые способы общаться с усыновленными детьми, а не просто копировать биологическую связь, - включая, если дети того захотят, встречу с их биологическими родителями; на условиях детей, разумеется, и под наблюдением», - добавляет Кэролл. В особенности ее порадовало и то, что они готовы обсуждать вопросы межрасового усыновления и адаптации.

Она приводит высказывания специалистов по вопросам усыновления о том, что сейчас дискурс вокруг темы приемных детей, наконец, начинает формироваться при помощи самих детей, которые выросли и хотят улучшить опыт тех, кому еще только предстоит столкнуться с усыновлением.

В детстве мне казалось, что сам факт усыновления делал меня хуже других детей

Автор добавляет, что многие родители готовы приспосабливаться к меняющемуся дискурсу. Кера Болоник, писательница, усыновившая чернокожего Тео, никогда не говорит с сыном об «усыновлении», используя формулировку «когда мы тебя встретили» или «когда ты появился в нашей жизни».

«Меня это очень радует: в детстве мне казалось, что факт усыновления делал меня хуже родных детей. Возможно, тогда никто попросту не знал, как говорить об этом, но, впервые за долгое время, у меня появилась надежда, что фокус процесса усыновления наконец начал смещаться в сторону интересов детей», - заключает Кэролл.

Полную версию колонки Ребекки Кэролл читайте на сайте The Guardian

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: