7 декабря 2016, среда

Washington Post: Арабский мир рушится

Фарид Захария: Ислам стал способом выражения для оппозиционеров в арабских странах, поскольку власть не могла ни запретить его, ни подвергнуть цензуре

Фарид Захария: Ислам стал способом выражения для оппозиционеров в арабских странах, поскольку власть не могла ни запретить его, ни подвергнуть цензуре

«Политическая нестабильность дала джихадистам возможность развернуться в проблемных регионах на полную катушку», - пишет американский журналист Фарид Захария в своей колонке для Washington Post

Повестка дня в Давосе чаще всего определяется экономикой, и форум в этом году не стал исключением. Но мир все еще в шоке от терактов в Париже, потому участники Всемирного экономического форума раз за разом возвращались к теме радикального ислама.

Проблема крайне серьезна. Арабский мир много лет управляется репрессивными диктаторскими режимами, благодаря которым появляются не менее радикальные (чаще всего религиозные) оппозиционные группы. Чем репрессивней режим, тем экстремальнее оппозиция. Ислам стал способом выражения для оппозиционеров, поскольку власть не могла ни запретить его, ни подвергнуть цензуре. Сейчас же прежний арабский миропорядок рушится, но это привело к нестабильности и дало джихадистам возможность развернуться в проблемных регионах на полную катушку.

Радикальный исламизм, изначально подпитываемый саудовскими деньгами и арабскими проповедниками, со временем зажил своей собственной жизнью

За последние десятилетия радикальная исламская идеология распространялась все дальше, пока не стала общемировой. Изначально подпитываемая саудовскими деньгами и арабскими проповедниками, имамами и интеллектуалами, со временем она зажила своей собственной жизнью. Сегодня это идеология гнева, неуверенности и жестокости, которую незначительное количество неустроенных молодых мусульман распространяет по всему миру. И только мусульмане, в частности, арабы, могут справиться с этой эпидемией.

Но это не значит, что США и Запад ничего не могут сделать. Вашингтон и его союзники могут оказывать поддержку умеренным мусульманам, помогать их обществам в модернизации и интеграции в мировое сообщество. Но это вопрос долгосрочной перспективы. Зато уже сегодня нужно взять на вооружение стратегию, состоящую из четырех ключевых элементов: разведка, контртерроризм, интеграция и выдержка.

Разведка, разумеется, - первейшее средство защиты, но она не менее важна и для нападения. Мы должны знать, где находятся джихадисты и потенциальные джихадисты, что они планируют. Это означает использование современных технологий для поиска джихадистов через разнообразные средства связи, но также и создание хороших отношений с местными сообществами. Многие эксперты полагают, что создание связей и взаимного доверия с местными мусульманскими группами – ключ к тому, чтобы на ранних этапах определять тех, кто может представлять угрозу.

Контртерроризм – логичный следующий шаг. Когда ты знаешь, где находится враг, наступает время, чтобы задержать или уничтожить его. Легче сказать, чем сделать, но у США и других стран Запада уже есть относительно успешный опыт – не только в зонах боевых действий, как Афганистан и Пакистан, но и в предотвращении терактов в европейских городах, к примеру, в Лондоне или Париже. Конечно, проведение контртеррористических операций всегда сопряжено с трудностями и рисками. Атаки беспилотников с неба кажутся аккуратными, но на деле могут привести к потерям среди гражданских. Операции спецназа обладают большей точностью, но тут уже возникает риск случайных жертв среди американцев и европейцев.

Подробнее читайте в колонке Фарида Захарии для Washington Post

Перевод – Новое Время


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: