12 декабря 2017, вторник

Война жен. До чего докатились Трамп и Круз, - американский журналист

Марина Хайд: Все большему количеству избирателей начинает казаться, что политика – это насилие, совершаемое над ними

Марина Хайд: Все большему количеству избирателей начинает казаться, что политика – это насилие, совершаемое над ними

Оставшись без аргументов, два основных республиканских кандидата перешли на личности. Личности своих супруг

«Вернемся еще раз к нашим вдохновляющим праймериз среди республиканцев, которые недавно перешли в фазу оскорбления жен кандидатов и превращения этих самых кандидатов в серийных убийц», – пишет журналист Марина Хайд в колонке для Guardian.

Трамп презирает вообще всех женщин - привлекательных или нет

«Самые удивительные люди этой кампании – это непривлекательные женщины, готовые голосовать за Трампа (дамы, он вас открыто презирает), и те, кто ежедневно вбивает в Google запрос, действительно ли Тед Круз – Зодиак (речь идет о серийном убийце, который в 1960-1970-х терроризировал Калифорнию). Сами понимаете, серийные убийцы же каждый день баллотируются в президенты», - иронизирует автор.

Она говорит, что Трамп, разумеется, презирает вообще всех женщин, привлекательных или нет, не понимая, что на самом деле это одна из его личных трагедий. На прошлой неделе Трамп отреагировал на критику его жены, Мелании (прикованной к чемоданчику на меховом ковре), угрозой «наехать» на жену Круза, Хайди. «Хотя в этом нет смысла, - написал он позже под фото Мелании и Хайди, выставленными рядом. – Фотографии говорят громче, чем слова».

По мнению автора, маловероятно, что Круз ответит на этот выпад рядом исторических убийств (как минимум одно из которых было совершено за два года до его рождения).



Тем не менее, для Круза атака на его жену явно стала переходом границ. «Дональд, - сказал он на камеру в четверг, - ты жалкий трус. Оставь Хайди в покое». Остается надеяться, что это будет воспринято как решительный жест.

Дело в том, что именно похожая тема, как считается, потопила многообещающего кандидата Майкла Дукакиса в 1988 году. Во время телевизионных дебатов его спросили, выступил бы он за смертную казнь для убийцы, если бы жертвой была его жена – и Дукакис совершил ошибку, дав безэмоциональный, основанный на законодательных практиках ответ.

Автор приводит слова кандидата в губернаторы Нью-Йорка Марио Куомо, смоделировавшего идеальный ответ, который принес бы Дукакису уважение избирателей: «Как вы смеете так говорить о моей жене? Вам должно быть стыдно за то, что вы о ней только что сказали. Но вот что я вам скажу. Если бы я поймал человека, сделавшего такое с моей женой, я бы задушил его своими руками, а затем разорвал на куски. Но мы говорим о государстве. А государство должно быть лучше меня. Оно должно быть выше этого. Именно поэтому у нас есть законы».

«В 2016 году такая дискуссия кажется устаревшей. Государство – это то, от чего ты пытаешься избавиться, если ты Круз, или переделать по своему образу и подобию, если ты Трамп. Но проблема в том, что в политике до сих пор жив подтекст маскулинности и насилия», - отмечает Хайд.

«Все большему количеству избирателей начинает казаться, что политика – это насилие, совершаемое над ними», - заключает автор.

Полную версию колонки Марины Хайд читайте на сайте Guardian

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: