26 июля 2017, среда

Сердитая Россия. В чем сила Путина и чего ему стоит бояться, – журналист The Economist

Путин преуспел как в использовании средств массовой информации для укрепления власти внутри России, так и для ведения информационной войны против Запада
«Пятнадцать лет назад, через несколько месяцев после начала своего президентства, Владимир Путин рассказал Ларри Кингу на CNN, что его предыдущая работа в КГБ была похожа на работу журналиста. «У них та же цель – сбор информации, ее синтезирование и представление лицам, принимающих решения», – сказал он. С тех пор
Аркадий Островский: Сердитая Россия, переживающая кризис, намного опаснее, чем развивающийся Китай

Аркадий Островский: Сердитая Россия, переживающая кризис, намного опаснее, чем развивающийся Китай

Путин преуспел как в использовании средств массовой информации для укрепления власти внутри России, так и для ведения информационной войны против Запада

«Пятнадцать лет назад, через несколько месяцев после начала своего президентства, Владимир Путин рассказал Ларри Кингу на CNN, что его предыдущая работа в КГБ была похожа на работу журналиста. «У них та же цель – сбор информации, ее синтезирование и представление лицам, принимающих решения», – сказал он. С тех пор Путин преуспел в использовании средств массовой информации для укрепления власти внутри России, так и для ведения информационной войны против Запада», – пишет журналист The Economist Аркадий Островский в колонке для NY Times.

Лучший способ для Запада противостоять России – это бороться за свои ценности

Он рассказывает, что предположительно совершенный российскими спецслужбами взлом переписки Национального комитета Демократической партии и ее последующая публикация на WikiLeaks не должны были особенно удивлять американцев.

«Это лишь пример того, как Путин использует информацию в качестве оружия. А связи с WikiLeaks Кремль культивировал годами», – пишет автор.

Островский перечисляет: Кремль использовал дезинформацию во время аннексии Крыма и в войне в Украине, применял кибератаки по Финляндии и странам Балтии. Во время холодной войны, Москва десятилетиями лезла в американскую политику с помощью подрывной деятельности, средств массовой манипуляции, подделки документов и финансирования некоторых «мирных» организаций.

Тогда, как и теперь, отмечает автор, Россия эксплуатировала настоящие проблемные вопросы Запада – недовольство войной во Вьетнаме и темой расизма в 1960-х; страх перед мусульманами-иммигрантами в наши дни.

«Однако то, что Путин поддерживает таких, как Дональд Трамп в Америке, сторонники Brexit в Великобритании или Ле Пен во Франции, не означает, что они – его креатуры», – подчеркивает автор.

Он добавляет, что больше всего американцев изумляет, почему Россия, избавившись от коммунизма, теперь пытается навредить Западу. Разве Америка не победила в Холодной войне? Дело в том, что большинство россиян считают, что дело было не в победе Америки, а в победе их собственного здравого смысла над режимом, у которого закончились и деньги, и идеи, и который лишился аппетита к репрессиям.

Островский напоминает, что во время попытки КГБ свергнуть Горбачева никто не вышел защищать коммунизм, но тысячи людей были готовы умереть за свободу. И вот здесь американцы совершили ошибку: они начали гордиться своей победой вместо того, чтобы поздравить россиян с их победой над авторитарным режимом. Это было недальновидно и опасно, поскольку создало у американцев иллюзию непобедимости, обидело россиян и проложило дорогу для возвышения Путина и ему подобных ревизионистов.

«Антиамериканизм позволил россиянам дать выход разочарованию и чувству бессилия перед лицом своего собственного коррумпированного и деспотического режима. Это дает Путину идеологическое прикрытие клептократической системы управления, возглавляемой нынешними и бывшими спецслужбистами. Именно поэтому контролируемые государством СМИ переключились на реконструкцию образа России как осажденной крепости», – говорит Островский, добавляя, что Путин ведет и активные действия, пытаясь навредить избирательной кампании бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон.

«Возможность России повлиять на американские выборы ограничена. Путин не контролирует американские СМИ, и России не хватает финансовых и военных ресурсов, которые были у Советского Союза. Тем не менее, ее действия опасны. Сердитая Россия, переживающая кризис, намного опаснее, чем развивающийся Китай. Санкции не изменят поведение Путина: он ценит безопасность своего режима намного выше, чем экономическое благо страны», - предупреждает автор.

«Впрочем, в одном отношении у Путина и в самом деле есть повод для страха. Его система действительно сталкивается с экзистенциальной угрозой в лице западной модели управления. Так же, как экономические провалы коммунизма были продемонстрированы сравнением с западным капитализмом, авторитарный режим Путина не справится с притягательностью системы, основанной на верховенстве права, открытости и честной конкуренции. Лучший способ для Запада противостоять России (как тогда, так и сейчас) – бороться за свои ценности», – заключает автор.

Полную версию колонки Аркадия Островского читайте на сайте NY Times

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: