10 декабря 2016, суббота

Георгий Мирский: Стоит ли РФ вступать в мировую войну из-за Донбасса

Георгий Мирский: Нам грозят не пушечки и танчики, постреливающие где-то в донецких степях, а миллионы умирающих от атомного удара обезумевших кричащих от боли людей
Фото: www.gazeta.ru

Георгий Мирский: Нам грозят не пушечки и танчики, постреливающие где-то в донецких степях, а миллионы умирающих от атомного удара обезумевших кричащих от боли людей

«Расчлененная Россия, обнищавшая, озлобленная, с беспрерывно булькающими пузырями ненависти ко всему западному, но при ядерных бомбах и ракетах – худшее, что можно представить» - пишет историк Георгий Мирский в своей колонке для «Эха Москвы»

В чем плюс Минской встречи? В том, что в лучшем случае (еще не наверняка) замолчат пушки и перестанет литься кровь.

В чем минус? В том, что даже и это «не насовсем». Перемирие – это не мир, и прекращение огня– это не урегулирование конфликта. Ведь не решено главное: останется ли Донбасс частью украинского государства или нет. Две области Украины– или две народные республики». Самоуправляющиеся, но хотя бы номинально подчиняющиеся Киеву территории – или государство Новороссия.

Посмотрите прессу любой страны. Никто не верит, что Минск закончил войну. Напротив, слово «война» звучит постоянно, но тревожит то, что к нему как-то привыкли и относятся ко всему происходящему как к гражданской войне в чужой стране. Конечно, жаль людей, но утихнет, выдохнется, постреляют друг в друга из танков и гранатометов – и как-то рассосется. А о том, что все это может перерасти в мировую войну, пишут только политологи и историки.

А ведь может! Хотя никто этого не хочет. Сто лет тому назад тоже не хотели. А потом было поздно: не желая уступать и терять лицо, свалились в кровавую пропасть. Сейчас до пропасти еще далеко, но впечатление такое, что только по мере эскалации войны на Украине, возрастания ее масштабов и числа жертв до людей начнет доходить, что ведь большая-то война будет атомной. Взаимоуничтожением.

И содрогнутся от ужаса только, когда доползут до края этой пропасти и заглянут в нее. И увидят возможную картину: не пушечки и танчики, постреливающие где-то в донецких степях, а миллионы умирающих от атомного удара обезумевших кричащих от боли людей, ползающих по земле в собственных экскрементах и блевотине. В том числе детей, включая сыновей, дочерей и внуков тех, кто сегодня из великих столиц надеется манипулировать правительствами и армиями.

Жизнь, а вернее, смерть рано или поздно заставят понять, что с лозунгами «война до победы!» и «бить насмерть фашистов (или сепаратистов)» далеко не уедешь

И вот тогда наступит момент, чтобы сказать правителям в Киеве: «Мужики, да стоит ли Донбасс того, чтобы ради борьбы за него терять Украину, обрекать на истребление весь украинский народ? Да пусть в донецких городах правят бал сепаратисты, пропади они пропадом, лишь бы формально сохранялось единое украинское государство. Литва двадцать лет жила без своей столицы, лишь обозначая ее на карте как «оккупированный Вильнюс», и грузины живут без Абхазии, единодушно считая ее частью своего государства. Неужели лучше истекать кровью в степях, теряя все больше земли вплоть до того, что люди в Харькове, Днепропетровске или Николаеве будут бежать в подвалы под снарядами, как сегодня в Донецке и Дебальцево?»

И донбасским начальникам скажут тогда: «Мужики, а почему бы вам не успокоиться на том, что вас не заставят сложить оружие и разойтись, и киевские кгбешники не будут проверять ваших родных, и власть будет де-факто в ваших руках, но над городами Донбасса будут развеваться желто-блакитные знамена и на картах мира ваша земля будет окрашена тем же цветом, что и остальные области Украины, частью которой она исторически и должна быть? Или хотите довоеваться до того, что Макеевка, Горловка, Краматорка превратятся лишь в названия кладбищ?».

Знаю, что сегодня и в Киеве, и в Луганске, да и в Москве к такого рода словам отнесутся с глубоким возмущением. Но жизнь, а вернее, смерть рано или поздно заставят понять, что с лозунгами «война до победы!», «бить насмерть фашистов (или сепаратистов), никаких соглашений с этими гадами!» далеко не уедешь. Компромисса не избежать, но сколько же еще до этого людей должно умереть?

Итак, пока что решения нет. Донбасс останется кровоточащей раной. Насколько кровоточащей – зависит от нескольких факторов, среди которых особое значение имеет вот какой: будут или нет американцы поставлять киевской власти серьезное (летальное) оружие. Это далеко не технический вопрос; именно отсюда может начаться маршрут войны от локальной к мировой.

Надеюсь, что Обама не станет это оружие посылать. Иначе эскалацию уже не остановить. Глубоко ошибаются те, кто думают, что превосходная противотанковая система «Джевелин», например, даст украинской армии такое преимущество, что российские танки на помощь «ополченцам» идти не будут. Еще как будут! И вообще бессмысленно исходить из того, что поскольку военно-промышленный потенциал США намного выше российского, американцы всегда смогут на один российский танк ответить двумя. Да, могут, но не станут, ведь главное – не материальная, физическая сторона вопроса, а морально-психологическая. Верно, к началу второй мировой войны у американцев, кроме флота, вообще не было вооруженных сил, а уже через три года они завалили землю Западной Европы танками и в небе было черно от их самолетов. Но вся штука в том, что японцы в Перл-Харборе ударили Америку в самое сердце, это было национальное унижение, чего и в помине нет сейчас: кто в Штатах чувствует свою страну униженной, уязвленной от событий в Крыму и Донбассе? Когда американская общественность увидит, что надо отправлять в Киев все новые массы техники, а при ней инструкторов и советников – сразу замаячит призрак Вьетнама. А вдруг потери – ведь в Америке не скроешь от народа ни одного убитого солдата. У нас же – все наоборот. Людям ничего и не скажут, а на каждое американское противотанковое орудие, направляемое в Украину, поползут навстречу от Курска или Ростова два российских танка. И волей-неволей, отнюдь этого не желая, чертыхаясь при одном слове «Украина», вашингтонские политики, чтобы не потерять лицо, должны будут повышать ставки. А зловещий конец такой взаимной эскалации понятен: гибель все большего числа американских и российских военных, а там и до войны рукой подать.

Поэтому поставки американского оружия Киеву приблизят не конец нынешней «малой войны» (тут Меркель права, Путина этим отступить не заставишь), а начало глобальной конфронтации. Многие у нас скажут: так разве не этого США и добиваются, чтобы ослабить, расчленить Россию, вот и Патрушев так считает. На это отвечу, уже не в первый раз: даже при расчленении России, даже если (во что я не верю ни на секунду) отвалилась бы Сибирь, осталось бы российское территориальное ядро с таким же, как сейчас, количеством межконтинентальных ракет, атомных и водородных бомб. Ядро меньшее по размеру, но вдвое более злобное, намного больше ненавидящее Запад, чем сейчас. Желать этого – извините, таких дураков в Америке нет.

Надо знать эту страну, ее общество. Когда я в 1991-1992 годах работал в Вашингтоне в Институте мира, слушать мои лекции в Johns Hopkins University приходили Бжезинский, Фукуяма, Иглбергер, Пол Нитце и многие другие, а после этого мы обедали и часами обсуждали важнейшие вопросы. Смею думать, что понимаю ментальность и психологию американской политической элиты уж никак не меньше, чем господин Патрушев, и повторю опять: расчлененная Россия, обнищавшая, озлобленная, погружающаяся в смрадное болото шовинизма, ксенофобии, с беспрерывно булькающими пузырями ненависти ко всему западному, но при ядерных бомбах и ракетах – да хуже этого для Америки быть ничего не может, про Европу и говорить нечего. А если мне скажут: да разве не ясно, что режим Путина хотят убрать – отвечу: вполне возможно, вот только расскажите мне, как это реально могли бы они сделать: поднять Майдан, захватить Кремль неисчислимыми массами сторонников Навального, Ходорковского и Немцова?

Вся эта трепотня о Майдане, оранжевых революциях, пятой колонне не стоит выеденного яйца. А вот противостояние современных и суперсовременных вооруженных сил США и России в Украине – это приближающаяся реальность. И главное сейчас –не допустить именно этого, цепляться за мир, пусть гнилой и хрупкий. Добиваться компромисса в Украине, пусть даже унизительного для каждой из сторон – пусть, ведь на другой чаше весов судьба половины человечества, что важнее?

Подробнее читайте в колонке Георгия Мирского для "Эха Москвы"

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: