2 декабря 2016, пятница

Сирийский шейх Путин. Российский журналист – о лучшем друге Асада

Максим Трудолюбов: Российский президент уверен, что все проблемы региона решит авторитаризм

Максим Трудолюбов: Российский президент уверен, что все проблемы региона решит авторитаризм

Путин ведет себя на Ближнем Востоке так, словно это еще одна российская область

«Когда ваша страна начинает внезапное вторжение в какую-то далекую страну, вы вполне естественно задумываетесь о причинах, целях и последствиях, - пишет журналист Максим Трудолюбов в своей колонке для NY Times. – Но это, очевидно, не российский метод».

С самого начала кампании он безрезультатно расспрашивал людей относительно причин в вмешательства в хаос на Ближнем Востоке.

«Очевидно, для большинства россиян «мудрость» вмешательства в религиозный конфликт за сотни миль от нас не так интересна, как просто наблюдение по телевизору за кораблями, посылающими крылатые ракеты в темноту. Я не могу судить, какой эффект российские бомбы и ракеты оказывают на сирийцев, но вот у россиян они вызывают восторг», - рассказывает журналист.

Для Путина нет разницы между ИГИЛ, Гринписом и Amnesty International

Люди наподобие писателя Захара Прилепина, пропутинского энтузиаста, восхваляют «русскую мощь». «Я представляю, какие смешанные чувства испытывают теперь некоторые бывшие советские республики, осознав, как далеко могут долететь российские бомбы», - цитирует Прилепина Трудолюбов. Его слова, в первую очередь адресованные Украине – очень яркий пример мыслей, которые транслируют почти все кремлевские комментаторы.

«В отношении 26 крылатых ракет, отправленных с российских кораблей в Каспийском море, он заявил: «Это восхитительный жест, сообщение типа «мир миру», нарисованное над Каспийским морем невидимым пальцем». Этот на первый взгляд бессмысленный комментарий хорошо описывает картину мира, как ее видят кремлевские элиты», - говорит Трудолюбов.

Автор считает, что это часть хорошо срежиссированного Путиным ответа Западу, описавшего Россию как приходящую в упадок региональную силу. Через действия в Сирии, подчеркнутые встречей с Башаром Асадом на этой неделе, Путин показывает, что Россия остается сильным геополитическим игроком.

Путин, по мнению Трудолюбова, посылает сигнал, что действия любой организации, не одобренные государством, являются угрозой.

«Как он многократно заявлял, все организации, даже религиозные, оплачиваются извне. Эти марионетки хотят лишь одного: смены режима. В Сирии они хотят свергнуть Асада, точно так же, как и общественные организации в РФ мечтают свергнуть Путина. Для нашего президента нет разницы между ИГИЛ, Гринписом и Amnesty International. Только иностранные деньги и недобрые намерения», - иронизирует Трудолюбов.

«Вступив в союз с Асадом, российский президент создал «шейха Путина», благородного друга, который пришел на помощь алавитам, осажденным повстанцами-суннитами. Он сделал Россию союзником шиитов, но при этом не воспринимает различия между сектами всерьез. Похоже, его не интересует, что большинство российских мусульман - сунниты», - отмечает журналист.

В России после 15 лет правления Путина, по словам автора, вся политическая культура замкнута на государство. Путин ведет себя на Ближнем Востоке так, словно это еще одна российская область, которой нужно указать на ее место. «Боюсь, Путин в Сирии полностью повторяет то, что Джордж Буш-младший пытался сделать в Ираке. Но там, где США считали панацеей демократию, Путин уверен, что все проблемы региона решит авторитаризм», - заключает Трудолюбов.

Полную версию колонки Максима Трудолюбова читайте на NY Times

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: