21 февраля 2017, вторник

Русский маневр. Как скажутся на РФ санкции против Турции, - российский экономист

комментировать
Андрей Мовчан: Самое главное в этом конфликте – это вопиющая нелогичность российских действий

Андрей Мовчан: Самое главное в этом конфликте – это вопиющая нелогичность российских действий

«Экономическими санкциями РФ только поддержит режим Эрдогана и ухудшит свое положение в регионе и на международных рынках», - пишет российский экономист Андрей Мовчан в своей колонке для Московского центра Карнеги

Указ президента о мерах по обеспечению национальной безопасности дает представление о том, каким будет ответ России на крайне неоднозначные с точки зрения международных норм действия Турции, сбившей на прошлой неделе российский Су-24. 

Ответ России Турции изначально не предполагает конструктива. Когда обиженная сторона хочет получить компенсацию, она дает обидчику сохранить лицо и свои жесткие требования высказывает кулуарно. У России была возможность отложить официальные заявления, ссылаясь на необходимость расследования. Но то ли потому, что Москва не умеет вести переговоры, то ли потому, что надежды на конструктив с турецкой стороны не было, этот шанс Россия проигнорировала.

Отключение Турции газа – обоюдоострое оружие

Меры против Турции будут носить исключительно экономический характер, причем Россия тут не руководствуется меркантильными соображениями – санкции и запреты ударят по российскому рынку, который сегодня значительно слабее даже турецкого с их пятипроцентным дефицитом бюджета.

(…) Что же теряет Турция в результате конфликта с Москвой? Самая главная проблема Турции в этой ситуации – сохранение российских поставок газа. Сегодня около 60% потребности Турции в газе удовлетворяется за счет «Голубого потока» (газопровода, идущего по дну Черного моря) и трансбалканской поставки российского газа через Украину (примерно пополам). При этом запад Турции полностью зависит от российского газа: мощности по приему LNG совершенно недостаточны, хранилища не вмещают больше 5% годового потребления газа.

Установить эмбарго на поставки через Украину будет крайне сложно, транзитные государства, конечно, будут в этой ситуации помогать Турции, реэкспортируя газ, так что реальный дефицит вряд ли составит более 35–40%. Тем не менее Турция в течение долгого времени будет испытывать дефицит газа, что крайне негативно скажется на ее экономике в краткосрочной перспективе – потери могут составить 2–3% ВВП. 

Но отключение Турции газа – обоюдоострое оружие, Россия немедленно потеряет 10% своего торгового баланса. Поэтому вряд ли даже от эмоционального Кремля стоит ожидать таких мер. А Турцию нынешняя конфронтация, безусловно, подвигнет на диверсификацию. Будут построены новые LNG-мощности, новые хранилища. Газопровод TANAP из Азербайджана, который уже в 2018 году должен поставить в Турцию газа больше, чем «Голубой поток», будет, скорее всего, еще расширен (проект его увеличения до 31 млрд куб. м – больше, чем совокупные поставки из России в Турцию, – уже разработан).

Европейский опыт продовольственных антисанкций показывает, что заблокированные поставщики достаточно легко находят рынки сбыта. Нет сомнений, что турки смогут реализовать свои продукты на других рынках и в той же России – контрабандой, через Азербайджан, Белоруссию и других друзей России. Заплатят за удорожание граждане России, как это случилось с европейской едой. 

Потеря и так падающего российского рынка строительства поспособствует снижению цен на строительство в самой Турции, что может еще подстегнуть спрос, учитывая низкую обеспеченность жильем и инфраструктурой, и положительно скажется на развитии страны. Так что российская месть не выглядит для Турции более болезненной, чем для России.

Но самое главное в этом конфликте – это вопиющая нелогичность российских действий. Только год назад страны Запада обвинили Россию в поддержке террористов на востоке Украины и причастности к гибели малайзийского самолета. В результате США и Европа ввели санкции в отношении России, очень напоминающие наши санкции в отношении Турции – такие же экономические по сути, аккуратные, чтобы не слишком задеть собственные интересы, да и экономику России тоже, не затрагивающие ключевого сектора экономического взаимодействия – нефтегазовой торговли.

В результате рейтинг российского руководства, как и ненависть к Западу, в России сильно выросли, Кремль получил отличную возможность свалить экономические проблемы в стране на внешние факторы, а внешняя политика России стала еще более враждебной и воинственной. Спустя год политики в Европе в кулуарах говорят о том, что санкции, конечно, бесполезны, даже вредны, но они «обозначают принципиальную позицию», от которой европейцы не могут отступить.

Сегодня Россия не только оказалась в той же ситуации, что Запад год назад (симметрично обвиняет Турцию в пособничестве террористам у ее границ и в уничтожении самолета), но и действует на удивление теми же, западными методами – введением экономических санкций. Россия, прямо как в пословице про молодца против овец, долго издевалась над беспомощностью Запада, но, столкнувшись со страной, которая ведет себя «по-российски», не нашла более эффективных методов воздействия и тоже «обозначает позицию», зная, что она только поддержит режим Эрдогана (который, конечно, повторит «русский маневр» и спишет теперь внутренние проблемы на внешний фактор) и ухудшит наше положение в регионе и на международных рынках.

Читайте полную версию колонки Андрея Мовчана на сайте Московского центра Карнеги

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: