21 июля 2017, пятница

Маша Гессен: Как Путин переписывает историю России

комментировать
Маша Гессен: Власть начала атаку на остатки российских медиа и образовательных учреждений

Маша Гессен: Власть начала атаку на остатки российских медиа и образовательных учреждений

«Власть пытается создать логическую цепочку: великая Российская империя при царях, великий СССР при Сталине, великая Россия при Путине», - пишет журналист Маша Гессен в своей колонке для NY Times

В последнее время из России приходит столько дурных новостей, что некоторые из них теряются в общей массе. Крах российского рубля и позорная фальсификация приговора оппозиционеру Алексею Навальному и его брату Олегу затмили собой менее яркие истории – признание нескольких общественных организаций «иностранными агентами», увольнение одного из ведущих экономистов страны, новые атаки на остатки независимых медиа. А ведь это были настоящие битвы за сердца, умы и историческую память россиян.

В конце 2014 года правительство передало в парламент законопроект о создании утвержденного властями списка телеканалов, разрешенных в России. Согласно тексту законопроекта, определять «правильные» каналы будет никто иной, как президент РФ.

Еще до этой попытки законодательно закрепить монополию на телевещание немногим независимым телеканалам России и так приходилось несладко. «Дождь» выгнали из снятой им студии, затем – из временного помещения; в декабре телеканал возобновил вещание из квартиры. В сибирском городе Томске ТВ2, единственный независимый канал в регионе, был лишен прав на вещание под давлением властей.

Путин хочет контролировать не только то, что люди думают о нынешних событиях, но и то, что они знают о прошлом

За несколько дней до этого Евгению Альбац, главного редактора The New Times, последнего независимого печатного издания в Москве, обвинили в том, что она пыталась скрыться от офицера полиции, который остановил ее машину. Альбац ответила, что стояла в пробке и никуда уехать не могла, даже если бы очень хотела. В центре Москвы в тот вечер действительно была огромная пробка.

Кроме того, экономист Константин Сонин был вынужден оставить пост ректора Высшей школы экономики, который он занимал всего полтора года. Сонин – один из немногих известных за рубежом российских экономистов; после того, как его коллеги Сергей Гуриев и Сергей Алексашенко покинули страну в 2013, он оставался самым выдающимся экономистом, до сих пор работающим в России. Но, когда в декабре курс рубля рухнул, Сонин имел неосторожность критиковать политику ЦБ и правительство, и вскоре его вежливо попросили из университета.

Атака на остатки российских медиа и образовательных учреждений четко дает понять: правительство хочет контролировать не только то, что люди думают о нынешних событиях, но и то, что они знают о прошлом. Чем более идеологизированной становится риторика Путина, тем больше он нуждается в легитимации своих действий через создание исторической цепочки: великая Российская империя при царях, великий СССР при Сталине, великая Россия при Путине. Любой, кто сомневается в истинности этих утверждений – иностранный агент. Это путинский аналог для тех, кого Сталин в свое время называл «врагами народа». 

Подробнее читайте в колонке Маши Гессен для NY Times

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: