11 декабря 2016, воскресенье

Где же вождь, или Почему Путин исчезает в дни трагедий, - российская журналистка

Наталья Геворкян: Франсуа Олланд был на месте трагедии в редакции Charlie Hebdo в тот же день
svoboda.org

Наталья Геворкян: Франсуа Олланд был на месте трагедии в редакции Charlie Hebdo в тот же день

Человек, который каждый день мелькает в телевизоре и считается авторитарным вождем нации с поддержкой в 90%, после катастрофы А321 не вышел к людям и не сказал ни слова

«В развитых демократических странах бывают ситуации, в которых люди ожидают от своего лидера поведения истинного национального вождя – того, кто ведет, кто во главе, кто берет на себя ответственность», - пишет российская журналистка Наталья Геворкян в своей колонке для Радио Свобода.

«Я не люблю слово "вождь", оно утратило тот первоначальный смыл "ведущего" и ассоциируется не с самыми приятными персонажами», - продолжает автор. - Но в некоторых ситуациях этот смысл возвращается, даже если не обозначается именно этим словом».

Когда 21 декабря 1988 года над Локерби взорвался Boeing Pan American, выполнявший рейс из Лондона в Нью-Йорк, унесший жизни 270 человек в воздухе и на земле, Маргарет Тэтчер оказалась на месте трагедии уже через несколько часов. Железная леди была растрепанной и потрясенной, ее слова в телекамеру на месте трагедии были очень простыми женскими словами: I’ve never seen or even thought to see anything like that ("Я никогда не видела такого и даже не представляла, что могу увидеть"). Она была в этот момент не железной, а близкой и очень по-человечески понятной, отмечет журналистка. Она была в правильном месте в правильное время, и люди это видели.

Франсуа Олланд был на месте трагедии в редакции Charlie Hebdo в тот же день, 7 января этого года. Президент Франции сказал на камеру, что атака на журналистов – это атака на свободу прессы.

Россия, похоже, и тут нашла свой особый путь

«31 октября мы потеряли 224 человека в рухнувшем российском самолете. Мы не знаем, что это было и почему это случилось, - пишет Геворкян. - Мы не знаем, был ли это теракт, связана ли гибель людей с тем, что Россия вступила в войну на Ближнем Востоке. Мы не знаем, были ли это неполадки с самолетом или что-то случилось на борту. Мы пока ничего не знаем. Людям больно и страшно».

Однако человек, который каждый день мелькает в телевизоре и считается авторитарным вождем нации с поддержкой в 90%, в эти трагические дни не вышел к людям и не сказал ни слова, подчеркивает колумнистка. Если не считать поворота к телекамере и краткого заявления во время встречи с министром транспорта – спустя сутки с лишним.

Россия, похоже, и тут нашла свой особый путь.

Путин был первым, кто позвонил Джорджу Бушу после трагедии 11 сентября 2001 года. Он ночью записал видеообращение после гибели малазийского "Боинга". «Почему же у него всегда такой ступор, когда трагедия происходит с россиянами?», - задается вопросом автор. За 15 лет после гибели "Курска" Путин приучил к этому всех и сделал это правилом – исчезать в дни трагедий.

Полную версию колонки Натальи Геворкян читайте на Радио Свобода

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: