10 декабря 2016, суббота

Чем опасен новый «железный занавес» в Европе, - немецкий ученый

Юлия Комска: За 200 лет термин «железный занавес» претерпел много изменений 

Юлия Комска: За 200 лет термин «железный занавес» претерпел много изменений 

Применяя термин «железный занавес», политики рискуют связать проблемы, характерные для всей Европы, лишь с горсткой стран на восточной периферии ЕС

«Термин «железный занавес», который ранее использовался для обозначения специального театрального приспособления, получил более широкую популярность, как политическая метафора. Это понятие находится в обращении уже 200 лет», - пишет в своей колонке для Reuters доцент Дартмутского колледжа Юлия Комска, исследовавшая период холодной войны.

Европейские театральные деятели в конце XVIII века называли «железным занавесом» защитный металлический брандмауэр между сценой и зрителями, продолжает колумнистка. Хитрое приспособление использовалось, чтобы уберечь зрительный зал от возможного пожара во время представлений.

Изобретатели защитного приспособления разрекламировали его по всей Европе, что и помогло «железному занавесу» стать широко используемой идиомой. Этот термин пригодился многим мастерам ораторского искусства и менял свое значение в зависимости от их потребностей.

Даже простое слово "граница" будет гораздо лучшим аналогом, нежели высокопарное словосочетание "железный занавес"

Так, во времена Первой мировой войны военные стратеги называли "железным занавесом" артиллерийские заграждения, пишет Комска. Российские контрреволюционеры и их союзники использовали его для обозначения санитарного кордона Запада против зарождающегося Советского Союза. Гитлеровский министр пропаганды Йозеф Геббельс позаимствовал понятие для оправдания начала войны.

Наконец, Черчилль в своей знаменитой Фултонской речи 1946 года применил термин «железный занавес» в его наиболее распространенном значении, после чего он стал неотъемлемой частью холодной войны, а также источником вдохновения для целого поколения западных карикатуристов, пропагандистов и писателей.

Комска обращает внимание на то, что сегодня СМИ используют термин "железный занавес" для обозначения усилий по возведению пограничных укреплений в Восточной Европе. Так, в прошлом году в Украине было построено 90 миль противотанковых препятствий и 60 миль укреплений. Планируется возведение подобных заграждений на протяжении всей 1200-километровой границы Украины с Россией. Польша построит сторожевые башни вдоль 125-километровой границы с российским Калининградом. Чтобы остановить поток мигрантов из Сирии и Ирака, в Болгарии установили ограждения вдоль границы с Турцией.

Возвращение фортификационных укреплений в Европе говорит о поиске простых путей вместо долгосрочных политических решений, утверждает автор. Это возрождает такие коммунистические пережитки, как психология осажденной крепости.

Кроме того, применяя термин «железный занавес», журналисты и политики рискуют связать проблемы, характерные для всей Европы – угрозы безопасности, иммиграция, ксенофобия - лишь с горсткой стран на восточной периферии ЕС.

Возрождение метафоры «железный занавес» будет лишь играть на руку президенту России Владимиру Путину, евроскептикам и крайне правым партиям ЕС, которые стремятся ослабить Европу изнутри. Использование этого термина укрепит отчуждение между старыми членами ЕС и его новичками, а также возможными кандидатами на членство, как Украина. Даже простое слово «граница» будет гораздо лучшим аналогом, нежели высокопарное словосочетание «железный занавес».

Перевод НВ

Полную версию колонки Юлии Комской читайте на Reuters

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: