21 июля 2017, пятница

Наследие Рейха. Почему усиление Германии опасно, - британский журналист

комментировать
Роджер Коэн: Вторая мировая стала кульминацией растянувшегося на 31 год самоубийства Европы

Роджер Коэн: Вторая мировая стала кульминацией растянувшегося на 31 год самоубийства Европы

Почему Европа так и не восстановилась после Второй мировой войны

«Время от времени я вспоминаю, сколько потерь перенесла Европа. Это случается в самых неожиданных местах, к примеру, в Сан-Диего. Там я узнал от своей подруги Бонни Ричинс, что им с сестрой в детстве запрещалось носить полосатую одежду: она напоминала их отцу Курту Лоригу униформу, которую нацисты заставляли его носить в Аушвице», - рассказывает британский журналист Роджер Коэн в своей колонке для New York Times.

Курт, по словам автора, был немецким евреем. В отличие от большинства своих родственников, он пережил Холокост, получил американское гражданство, осел в Калифорнии и открыл собственное дело. Он всегда водил американскую машину, а в 50-х даже развлекался, пытаясь сталкивать немецкие Volkswagen на обочину.

«Как и многие выжившие, Курт не говорил о том, что произошло в Европе. Это было неописуемо. После Аушвица у него не осталось слов», - рассказывает Коэн.

Курт не говорил о том, что пережил в Европе. После Аушвица у него не осталось слов

Автор напоминает, что от связанных с войной причин с 1939 по 1945 год погибло около 36,5 млн европейцев, больше половины из них – гражданские, шесть миллионов – евреи, которых Третий рейх поставил своей целью уничтожить.

«Вторая мировая стала кульминацией растянувшегося на 31 год самоубийства Европы, начало которому было положено в 1914 году. Европа лежала в руинах. Миллионы растерянных беженцев бродили по обломкам того, что когда-то было европейской цивилизацией. Территории были переделены, целые народы перемещались, как пешки на какой-то дьявольской шахматной доске, Германия оказалась разделена на две части. В Ялте вся территория Европы на восток от Эльбы была отдана во власть тоталитарной державы Сталина», - перечисляет колумнист.

«Европа потеряла не только Курта. Она потеряла почти все. После войны в Германии осталось 21,450 евреев – по сравнению с довоенными 600,000, - говорит Коэн. - Европа долгое время предпочитала не вспоминать об этом. Она потеряла и память тоже».

По его мнению, Америка, которая помогла освободить Европу, унаследовала не только молодые травмированные души, которым пришлось жить с тяжестью ужаса, перенесенного в лагерях. Она унаследовала мир.

Автор подчеркивает, что в момент нового кризиса, неуверенности и угрозы раскола всегда вспоминает, какой путь был пройден Европой с 1945 года. Он считает, что все достижения и ценности ЕС – слабое утешение для 36,5 миллионов погибших.

«Мне кажется, что оценивать все проблемы, которые стоят сейчас перед Европой – от усиления Германии до судеб беженцев и новой угрозы в лице Владимира Путина нужно исключительно с учетом произошедшей трагедии», - полагает Коэн.

Он говорит, что долгое молчание Европы было прервано в 2005 году, когда президент Жак Ширак признал участие Франции в уничтожении евреев во время Второй мировой, а Жан-Пьер Раффарин, бывший тогда премьером, во время визита в Израиль заявил, что «Франция навеки связана долгом».

«Говоря об усилении Германии, помните, что ее долг Европе никогда не будет полностью выплачен», - предупреждает колумнист.

Полную версию колонки Роджера Коэна читайте на сайте NY Times

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: