17 октября 2017, вторник

Напугай и властвуй. Американский психолог – о том, как политики используют наши страхи

комментировать
Скотт Бонн: Политики присоединяются к крестовому походу против «народных дьяволов»

Скотт Бонн: Политики присоединяются к крестовому походу против «народных дьяволов»

Американский психолог Скотт Бонн пишет для www.psychologytoday.com о том, что нагнетание общественной паники выгодно политикам, полицейским и СМИ

Существует мнение, что Дональд Трамп стимулировал общественные страхи и социальные тревоги, чтобы его избрали президентом. Независимо от того, согласны вы с этим утверждением или нет, возникает интересный вопрос. Возможно ли, чтобы некие влиятельные люди или группы добивались своих целей с помощью манипуляций общественным страхом?

Психолог Скотт Бонн считает, что да. В частности, есть социологическая концепция моральной паники, которая объясняет, как такие агенты влияния, как средства массовой информации, чиновники и полиция, сознательно нагнетают общественную истерию, чтобы получить желаемое.

Концепция общественных страхов была разработана и популяризирована южноафриканским криминалистом Стэнли Коэном, когда он объяснил реакцию людей на молодежные беспорядки на приморских курортах в Брайтоне в 1960-х годах.  С момента создания концепция моральной паники применима к широкому кругу социальных проблем, включая молодежную преступность, школьное насилие, жестокое обращение с детьми, сатанизм, незаконную иммиграцию и терроризм.

В 2010 году Скотт Бонн написал книгу под названием «Массовый обман: моральная паника и война США в Ираке», чтобы показать, как администрация президента Буша манипулировала и подпитывала исламофобию после 11 сентября, чтобы обосновать свое незаконного вторжения в Ирак.

Центральное место в концепции моральной паники занимает тот аргумент, что нагнетание общественных страхов перед предполагаемой социальной проблемой является взаимовыгодной задачей – для политиков, правоохранительных органов и СМИ. Взаимоотношения между госчиновниками и медиа – симбиотические в том плане, что политикам и полицейским нужны каналы связи для распространения своей риторики, а СМИ постоянно нуждаются информационном наполнении, чтобы привлечь как можно больше аудитории, которая, в свою очередь, привлечет рекламодателей.

Как только индивидууму или группе присваивают лейбл «народный дьявол», дороги назад нет

Моральная паника возникает тогда, когда средства массовой информации начинают широко манипулировать стереотипами, основанными на страхах перед другими расами, этносами или социальными классами.

Моральная паника имеет три отличительных черты. Во-первых, особое внимание уделяется поведению (реальному или воображаемому) определенных людей или групп, которые преобразуются в то, что Коэн называл «народными дьяволами». СМИ начинают применять к этим «народным дьяволам» исключительно негативные характеристики.

Во-вторых, существует разрыв между воображаемой и объективной угрозой, которую несет «народный дьявол». Как правило, реальная угроза намного меньше, чем это представляется властями.

В-третьих, с течением времени происходит значительное колебание уровня беспокойства по поводу этой угрозы. Внезапная паника в общественном сознании впоследствии часто резко пропадает.

Публичная истерия по какой-либо проблеме часто приводит к принятию законодательства, которое является карательным, ненужным и служит для оправдания интересов власти или оппозиции.

В лексике ученых «народные дьяволы» – это те люди, которые социально определены и предположительно несут ответственность за создание угрозы для общества. Они являются воплощением зла и антагонистами. Как только индивидууму или группе присваивают лейбл «народный дьявол», дороги назад нет.

Правоохранительные органы, такие как полиция, прокуроры или военные, играют жизненно важное значение для подпитки моральной паники. Ожидается, что эти агенты государства обнаружат, поймают и накажут «народных дьяволов», которые якобы угрожают благополучию общества. Так моральная паника обеспечивает легитимность всех действий правоохранительных органов. Средства массовой информации особенно мощно влияют на создание моральной паники. Освещение в новостях событий с участием предполагаемых «народных дьяволов» искажается или преувеличивается. Журналистская гипербола лишь усиливает общественные страхи и ведет к истерии. Политики, которые должны защищать интересы своих избирателей, также присоединяются к крестовому походу против «народных дьяволов».

Но самый важный игрок в этой концепции – само общество. Моральная паника может быть только в той мере, в которой существует общественный резонанс по поводу предполагаемой угрозы.

Автор считает, что Дональд Трамп, чтобы получить поддержку на президентских выборах в 2016 году, манипулировал общественными страхами, чтобы вызвать панику вокруг терроризма в целом и отдельных лиц исламской веры, в частности.

Трамп действительно подвержен идеям крайнего национализма, исламофобии, расизма, – пишет Скотт Бонн.  Но когда это необходимо, лидер США манипулирует общественным мнением в свою пользу. Трамп признает, что после 11 сентября США остается целью террористов. В то же время большая часть населения нервно ждет, когда в Трампа будет брошен очередной ботинок.

Сейчас мы не живем в эпоху моральной паники как таковой. Но мы живем в то время, когда общественное сознание особенно восприимчиво к манипуляциям со стороны эгоистичных и аморальных элит. Собственно, остерегайтесь этого. Трамп может использовать всех нас, если его президентству действительно будет угрожать крах или импичмент.

Перевод НВ

Полную версию читайте на www.psychologytoday.com

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу   Мнения Нового Времени

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: