16 января 2017, понедельник

Самообман Запада. Почему нужно забыть об идее договориться с Путиным

комментировать
Пол Родерик Грегори: Обычные россияне могут оказаться под угрозой из-за террористической угрозы, но самому Путину и теракты не страшны

Пол Родерик Грегори: Обычные россияне могут оказаться под угрозой из-за террористической угрозы, но самому Путину и теракты не страшны

Цели Запада и РФ в Сирии настолько различаются, что о сотрудничестве не может идти и речи

«Многие восприняли вторжение Владимира Путина в Сирию как момент для «возвращения в семью». Конфликт России с ИГИЛ, по мнению этих комментаторов, объединил ее интересы с интересами Запада. Даже то, что Турция сбила российский бомбардировщик, похоже, не охладило этого оптимизма», - пишет американский экономист и аналитик Пол Родерик Грегори в колонке для Japan Times.

Автор рассказывает, что на недавней пресс-конференции президент США Барак Обама действительно предложил Путину присоединиться к коалиции против ИГИЛ, а французский президент Франсуа Олланд объяснил свой недавний визит в Москву попыткой сформировать широкую международную коалицию против террористической группировки.

Российский режим интересуют только собственное выживание и использование страха людей в своих целях

«На первый взгляд кажется, что Россия – вполне логичный союзник против исламистских террористов. Страна пережила ужасные атаки, включая взрыв бомбы на борту самолета над Синайским полуостровом, из-за которого погибло 224 человека, почти все – россияне. В России живет 20 миллионов мусульман, почти все из них – сунниты; по официальным данным, около 7 000 людей из бывших советских республик и России присоединились к ИГИЛ», - перечисляет Грегори.

Он отмечает, что при ближайшем рассмотрении становится понятно, что идея об антитеррористическом союзе с Россией – самообман, поскольку цель Путина в Сирии – вовсе не победа над ИГИЛ. Путин вмешался, чтобы спасти режим своего союзника, Башара Асада. Российский президент может делать вид, что готов бросить Асада, но на самом деле он никогда этого не сделает: предоставить Асада его судьбе было бы проявлением слабости, а для Путина это неприемлемо.

«Обычные россияне могут оказаться под угрозой из-за террористической угрозы, но самому Путину и его союзникам они не страшны. Россия действительно пережила ряд террористических атак, включая кровавую бойню в Беслане в 2004 году, в которой погибло 334 человека, большинство из них – школьники. Почти в каждом случае ответ на эти нападения был жестким, неумелым и приводил к большим потерям среди мирного населения. Но режим Путина каждый раз восставал невредимым. Террористические атаки в начале 2000-х укрепили позицию россиян относительно Чечни и дали Путину общественную поддержку для зачистки Грозного», - рассказывает Грегори.

Он считает, что уверенность Путина в вопросе терроризма отражает дизайн российской системы безопасности: РФ тратит на внутреннюю безопасность гораздо больше средств, чем на государственную оборону. Оппонентам режима мешают участвовать в выборах, ущемляют их право на протест, их таскают по судам. У граждан нет никакой защиты от прослушивания.

«В каждом обществе должен быть баланс между правами человека и национальной безопасностью. Путин занял одну крайнюю точку этой оси координат, тогда как США и Европа – противоположную», - утверждает Грегори.

«Российские люди, возможно, испуганы терактами. Но российский режим интересуют в первую очередь собственное выживание и использование страха людей в своих целях. А сотрудничество с Западом для победы над ИГИЛ не служит ни одной из этих целей», - заключает автор.

Полную версию колонки Пола Родерика Грегори читайте на сайте Japan Times

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: