9 декабря 2016, пятница

Станислав Белковский: Как мы сделали Майдан российским

Станислав Белковский: Главные наши новости — уже давно украинские. Мы теперь точно знаем, где находится Дебальцево, и куда хуже помним координаты Тамбова

Станислав Белковский: Главные наши новости — уже давно украинские. Мы теперь точно знаем, где находится Дебальцево, и куда хуже помним координаты Тамбова

«Украина, наконец, объяснила нам, зачем мы живем. Чтобы больше трех не собираться и ничего никогда у государства не требовать», - пишет российский политолог Станислав Белковский в своей колонке для «МК»

Cейчас, когда отмечается первая годовщина революции-переворота, у меня все больше складывается впечатление, что Майдан-то был не полностью украинским. И даже не столько украинским. Он был русским, российским, буквально федеральным. Потому что с тех самых пор мы живем по майданному календарю. Украина определяет нашу повестку дня. Она объясняет нам нашу судьбу в настоящем и будущем. Побуждает нас действовать и бездействовать. Помогает прозреть наше предназначение.

Главные наши новости — уже давно украинские. Мы теперь точно знаем, где находится Горловка или Дебальцево, и куда хуже помним координаты Тамбова с Биробиджаном.

Если вы включили наш российский телевизор, и там нет ничего про Украину — значит, это профилактика.

Если кто-то в России помогает сегодня детям — то это, скорее всего, украинские дети. Других детей у нас почти не осталось.

Если вы включили наш российский телевизор, и там нет ничего про Украину — значит, это профилактика

Когда ради чего-то у нас собирают деньги или гуманитарную помощь — то, как пить дать, для Украины.

Вот один обыватель спрашивает на автобусной остановке другого: «ну как там?» — и мы сразу понимаем, где это «там». Без перевода.

Даже когда Патриарх Московский и всея Руси приходит на рождественскую елку, он говорит там про украинские дела. (7 января 2015-го, с подлинным верно.)

Украина наконец объяснила нам, зачем мы живем. Чтобы у нас не было как на Украине. Чтобы больше трех не собираться и ничего никогда у государства не требовать. Потому что если начать требовать — то нас ждет украинская судьба, горчайшая из мировых судеб.

По версии главных федеральных телеканалов и тысяч ответственных экспертов, Украина, наша учительница, — это недогосударство, населенное недолюдьми, которыми правят откровенные оголтелые фашисты. Осознав это, мы вспомнили, что в 1945-м, кажется, победили фашизм. А значит — вправе вернуть себе роль и место главного борца с фашизмом во всем мире. Антинацистского центра Вселенной. (На нашей территории эти уродливые явления допускаются — в лабораторных целях, чтобы всегда иметь партию фашистов в политической кунсткамере.)

Да, еще. Говорят, что Украина скоро развалится: ее настигнет экономический коллапс. После чего восток недогосударства взбунтуется против его же запада, запад — против востока, и вместе они — против Киева. И хрен бы с ней, с Украиной, исчадием ада. Но мы, Россия, благочестивы и милосердны настолько, что в последний момент X эту неблагополучную, неблагодарную страну спасем. Зачем? Ну, чтобы… Трудно сказать так, без подготовки, но, видимо, дабы Украина бесконечно учила нас на своих антипримерах.

Еще Майдан-2014 познакомил нас вплотную с Соединенными Штатами Америки. Раньше мы их знали, но как-то поверхностно. Без должного понимания, что и почему.

А теперь знаем.

Главная цель США — нас, Россию, расчленить и уничтожить. Ибо мы империя добра, а они — зла. А империя зла мечтает расправиться с империей добра безо всяких практических соображений, исключительно из собственной вредности.

Чтобы добиться цели, США: устроили украинскую революцию, а потом и войну — все это делалось исключительно против нас, а не по какой-то иной надобности; ввели против нас санкции, никак не обусловленные нашими собственными действиями (все равно бы ввели!); организовали всемирный заговор для снижения цен на нефть; помогли акционерам ЮКОСа выиграть суды против России. А то ли еще будет!

Поэтому весь смысл нашего исторического существования — противостоять США. И не дать им тем самым установить глобальную диктатуру, евроатлантический ГУЛАГ. Мы готовы стать лидером подлинно демократического мира, где вместе с братскими Зимбабве, КНДР и Венесуэлой создадим коалицию здоровых сил против империи зла.

Больше ничего ни мать история, ни Господь Бог от нас не требуют. Аминь.

До украинского Майдана-2014 мы знали, что у нас имеют место: авторитаризм, тотальная коррупция, неэффективное управление, административный произвол. Что разваливаются медицина и образование. Что экономика все больше зависит от нефтегаза, а других ее форм существования не просматривается.

Сейчас все это исчезло. Коррупция, медицина, сырьевое проклятие и т.п. утратили какое бы то ни было значение. Благодаря — Майдану. Он стал благословением и проклятием наших мыслей. Вместилищем всех наших неуничтоженных чувств.

Мы сами себя разворуем, развалим и повесим — но отомстим Майдану. За то, что он случился на нашем веку. За то, что организовали его не мы.

И даже назначенные профессиональные борцы с Майданом подчиняются его образу и тени беспрекословно. Например, движение, призванное бороться с революцией в России (байкер Залдостанов-Хирург, певица Вика Цыганова и др.), называет себя «Антимайдан» — правильно, нельзя не использовать такой мегабренд! И первую свою уличную акцию назначает на 21 февраля — ту самую страшную годовщину!

Так что это уже не их киевский Майдан. Это совершенно наш Майдан — наше, а не их главное историческое событие. Мы аннексировали, т.е. присоединили его, и это уже навсегда.

Майдан — священное место, где случилось наше, русское боевое крещение. Мы его никому не отдадим.

Подробнее читайте в колонке Станислава Белковского для «МК»

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: